Спецслужбы
30.08.2011

Гостайна Виктора Гриня

Гостайна Виктора Гриня
  • Текст и фото "Ъ"

    Виктор Гринь (слева)
Генпрокуратура попыталась убрать главу группы, расследующей коррупцию в прокуратуре и полиции
Жесткое противостояние между Генпрокуратурой и следственным комитетом России (СКР) в рамках скандального "игорного дела" вышло на новый уровень. Как стало известно "Ъ", Генпрокуратура попыталась добиться отстранения от расследования главы следственной группы по делу Дениса Никандрова, а также двух его подчиненных, которые, по мнению надзорного органа, грубо нарушили нормы закона при проведении обыска в кабинете начальника главного управления МВД по Московской области Николая Головкина. В СКР называют претензии необоснованными.

Поводом для прокурорской проверки, по данным "Ъ", стала жалоба начальника ГУ МВД по Московской области Николая Головкина. Сразу после проведения 11 августа обыска в его служебном кабинете в рамках расследования скандального "игорного дела" генерал-полковник пожаловался на действия сотрудников СКР в Генпрокуратуру, которая нашла его претензии обоснованными. В свою очередь, заместитель генпрокурора Виктор Гринь обратился к председателю СКР Александру Бастрыкину с требованием проверить действия его подчиненных на предмет нарушений федерального законодательства.

В своем требовании господин Гринь напомнил главе СКР, что, согласно постановлению старшего следователя по особо важным делам Дениса Никандрова, обыски в здании ГУ МВД и в кабинете его руководителя проводились "с целью отыскания и изъятия документов", имеющих непосредственное отношение к делу N 201/713066-11. Обвиняемыми по нему проходят бывший первый заместитель прокурора Подмосковья Александр Игнатенко, а также ряд высокопоставленных экс-сотрудников подмосковной прокуратуры и полиции, которые получали взятки за крышевание незаконных игорных заведений. Николай Головкин, на которого дали показания свидетели обвинения, несколько раз допрашивался по этому делу, но проходит по нему свидетелем.

Как отмечает Виктор Гринь, среди бумаг, обнаруженных следователями во время обыска, были и документы, содержащие гостайну: следователи ознакомились "с оперативно-служебными документами", отнесенными к ней. По данным "Ъ", секретные документы, в основном относящиеся к деятельности оперативных служб ГУ МВД, находились в сейфе генерала Головкина, который сам показал их участникам обыска.

При этом, обращает внимание заместитель генпрокурора, изъятие подобных материалов, согласно ст. 165 УПК, возможно лишь при наличии судебного решения, причем независимо от того, каким именно процессуальным способом оформляется их изъятие. Проверка же, проведенная Генпрокуратурой, отмечается в обращении, показала, что судебного постановления у следователей не было, не был извещен об обнаружении секретной документации и уполномоченный прокурор, имеющий, согласно закону об оперативно-разыскной деятельности, доступ к подобным материалам. Тем самым, как считает заместитель генпрокурора Гринь, сотрудники СКР нарушили законодательство, регламентирующее проведение обыска. По мнению Виктора Гриня, действия следователей повлекли "существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства", поэтому обыск должен быть признан незаконным, а изъятые предметы и документы не могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу.

Как считает заместитель генпрокурора, в СКР должна быть проведена служебная проверка в отношении подписавшего постановление об обыске Дениса Никандрова, а также следователей Буканева и Смолко, непосредственно изымавших документы, а все три следователя — отстранены от расследования.

В следственном комитете к претензиям надзорного ведомства отнеслись спокойно. "Проверка, проведенная нами, не выявила никаких процессуальных нарушений со стороны следователей",— отметил официальный представитель СКР Владимир Маркин. По его словам, никаких взысканий на Дениса Никандрова или других следователей по этому делу "не наложено, и тем более от расследования их никто не отстранял". При этом в СКР дали понять, что шумиха вокруг обыска в кабинете главы ГУ МВД по Московской области явно поднимается с целью дискредитации следователей, ведущих скандальное дело, которое "кровно затрагивает интересы прокуратуры".

****



****

Генеральная прокуратура Российской Федерации
ул. Б. Дмитровка, 15а Москва, Россия, ГСП-3,125993

Председателю Следственного комитета Российской Федерации генерал-полковнику юстиции Бастрыкину А.И.
17. .08.2011 34/1-218-2011

ТРЕБОВАНИЕ
об устранении нарушений федерального законодательства по уголовному делу № 201/713066-11

Главным следственным управлением Следственного комитета Российской Федерации расследуется уголовное дело № 201/713066-11, возбужденное 04.05.2011 в отношении Игнатенко А.Н., Урумова Д.И., Глебова В.П., Каплуна Э.Ю. по п. "а", "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ.

Данное уголовное дело находится в производстве следственной группы, возглавляемой старшим следователем по особо важным делам при Председателе Следственного комитета Российской Федерации Никандровым Д.В.

В ходе расследования на основании постановления следователя Никандрова Д.В. от 10.08.2011, следователями следственной группы Букановым А.Н. и Смолко К.В. произведен обыск в здании ГУ МВД по Московской области, в целях отыскания и изъятия материалов, имеющих отношение к расследуемому уголовному делу.

Между тем в числе данных документов находились и документы, содержащие сведения, составляющие государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, процедура истребования которых, в соответствии со ст. 165 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривает обязательность судебного разрешения.

Требование о производстве выемки документов, содержащих сведения охраняемые законом, только на основании судебного решения, обусловлено не особенностями проводимого в этих целях следственного действия, а специфическим характером содержащейся в изымаемых документах информации. Судебное решение в подобных случаях принимается вне зависимости от того, оформляется их изъятие как результат выемки, проводимой в порядке ст. 183 УПК РФ или как результат какого-либо иного следственного действия (в том числе обыска), направленного на обнаружение и изъятие именно таких документов. При рассмотрении данного вопроса применимо положение Определения Конституционного суда Российской Федерации от 19.01.2005 №  10-О, разъясняющего порядок изъятия документов, охраняемых федеральным законом, т.е. ФЗ "О банках и банковской деятельности".

Таким образом, положения ст.182,183 УПК РФ должны применяться в подобных случаях в системном единстве с другими федеральными законодательными актами, устанавливающими те или иные дополнительные гарантии прав и свобод. Иное толкование рассматриваемой ситуации в правоприменительной практике приводит к коллизии конституционно значимых целей, которое преследовал законодатель при их принятии. Конституционный суд Российской Федерации в Определении от 02.03.2006 № 54-о подчеркнул, что приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации перед другими федеральными законами не является безусловным, поскольку он может быть ограничен как установленной Конституцией Российской Федерации иерархией федеральных конституционных законов и обычных федеральных законов.

Проверка Генеральной прокуратуры Российской Федерации по жалобе начальника ГУ МВД России по Московской области Головкина Н.В. показала, что следователи Буканов A.H. и Смолко К.В. в ходе обыска имели доступ и ознакомились с оперативно-служебными документами, отнесенными к государственной тайне.

Тем самым, следователями осознанно не соблюдена процедура реализации предусмотренного законом права следователя на проведение обыска, регламентированного специальными правовыми нормами, закрепленными в уголовно-процессуальном и ином законодательстве, в том числе и в Федеральном законе "Об оперативно-розыскной деятельности".

Так, ст.21 Федерального закона "Об ОРД" содержит исчерпывающий перечень должностных лиц, наделенных правом доступа к оперативным материалам в полном объеме, к которым наряду с сотрудниками органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, относится лишь уполномоченный прокурор.

Таким образом, установлены достоверные обстоятельства, указывающие на неправомерные действия должностных лиц - старшего следователя по особо важным делам Никандрова Д.В. и следователей следственной группы Буканова А.Н. и Смолко К.В. при вынесении постановления и производстве обыска.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что следователями СК России совершены действия, явно выходящие за пределы его полномочий, повлекшие существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, и имеются основания для признания данного следственного действия недопустимым.

С учетом изложенного, изъятые в ходе обыска предметы и документы не соответствуют требованиям ст.73, 84 УПК РФ и в связи с этим не могут быть использованы в качестве дополнительных доказательств по уголовному делу или для получения таковых.

На основании изложенного, руководствуясь п.З ч2 ст.37 УПК РФ,

ТРЕБУЮ:

1. Устранить нарушения уголовно-процессуального законодательства, допущенные при производстве предварительного следствия по уголовному делу № 201/713066-11.

2. О результатах рассмотрения требования сообщить в Генеральную прокуратуру Российской Федерации в установленный пятидневный срок.

Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации государственный советник
юстиции 1 класса В. Я. Гринь

Владислав Трифонов