Спецслужбы
19.01.2010

Оборотни вымогали у рейдеров

Оборотни вымогали у рейдеров
  • "Ъ"

    Владимир Палихата и Кирсан Илюмжинов. Фото kontaktor.ru
По делу о взятке в $15 млн разыскивают зампрокурора и начальника отдела по противодействию экстремизму, потерпевшие - известные московские рейдеры Николай Нестеренко и Владимир Палихата

Вчера "Ъ" стали известны новые подробности уголовного дела следователя по особо важным делам главного следственного управления следственного комитета при прокуратуре РФ Андрея Гривцова [...] Как выяснилось, расследуя дело о рейдерских захватах, следователь пытался получить у обвиняемого Николая Нестеренко показания на его друга — президента концерна "Росэнергомаш" Владимира Палихату. Последнему организованная группа, в которую, по данным следствия, входил начальник отдела по противодействию экстремизму ГУВД Москвы Сергей Хацернов, предложила заплатить $15 млн за непривлечение к уголовной ответственности.

 

Как стало известно "Ъ", Андрей Гривцов входил в бригаду главного следственного управления, расследующую уголовные дела в отношении скандально известного санкт-петербургского предпринимателя Владимира Барсукова (Кумарина) и участников так называемого тамбовского оргпреступного сообщества, обвиняемых в рейдерских захватах и других тяжких преступлениях.


Руспрес: "Тайный советник" (Санкт-Петербург), 21.01.2010 "Любопытно, что, в том числе, благодаря стараниям 28-летнего следователя [Андрея Гривцова] некогда был арестован замначальника УБОП ГУВД полковник Владимир Сыч, пересажавший многих авторитетов и сам активно боровшийся с рейдерами. Гривцов расследовал скандальный рейдерский захват здания РАО ЕЭС "Севзапэнергопроект". Дело было частью масштабного расследования по Фрунзенской плодоовощной базе, в рамках которого обвиняемыми оказались несколько высокопоставленных офицеров ГУВД, включая Сыча. Адвокат Сыча Игорь Сочиянц так прокомментировал АЖУРу арест Гривцова: "На мой взгляд, ему было все равно. Он отрабатывал команды сверху без эмоций". Цепочка арестов вокруг известных рейдерских дел теперь выглядит двусмысленно: сначала ты арестовываешь, а потом - тебя".


После того как основной объем следственных действий был выполнен, следователя Гривцова перевели на другое дело — бизнесмена Николая Нестеренко, который, по версии следствия, также выступал организатором рейдерских атак в Санкт-Петербурге и Москве. Первое дело в отношении господина Нестеренко, являвшегося тогда гендиректором ООО "Бизнес-контракт", завели еще в 2004 году, когда он с сообщниками пытался захватить комплекс зданий НИИ эластомерных материалов и изделий общей площадью 20 тыс. кв. м. Через год господин Нестеренко стал фигурантом аналогичного дела в Санкт-Петербурге — об атаке на ОАО "НИПКП "Терминал"". Исполнители данных захватов получили по семь-восемь лет заключения, а организатору Нестеренко удалось скрыться. Вначале Генпрокуратура пыталась добиться его выдачи из Бельгии, а затем обратилась с аналогичным запросом в Белоруссию, куда он перебрался из Западной Европы. В прошлом году господин Нестеренко был задержан в Минске и экстрадирован в Россию, где следователь Гривцов предъявил ему обвинения по ст. 210 (организация преступного сообщества или участие в нем) и двум эпизодам ст. 159 (мошенничество в особо крупном размере) УК РФ. В конце прошлого года по ходатайству того же Андрея Гривцова Басманный райсуд продлил арест выданному Нестеренко до апреля 2010 года.

 

Данное дело и послужило, по версии следствия, поводом для вымогательства денег у президента концерна "Росэнергомаш" Владимира Палихаты. Получив в ходе расследования данные о том, что атака на НИИ эластомерных материалов и изделий якобы могла быть организована господином Нестеренко в пользу бизнес-структур, имеющих отношении к господину Палихате (кстати, руководство НИИ и его адвокаты прямо указывали на это, называя рейдера Нестеренко помощником господина Палихаты), следователь предложил главе "Росэнергомаша" заплатить за невозбуждение уголовного дела. В вымогательстве, по данным следствия, участвовала целая цепочка посредников, в том числе бывший заместитель прокурора Центрального округа Москвы Руслан Паркин, работавший в последнее время адвокатом, и начальник отдела по противодействию экстремизму ГУВД Москвы, участник войны в Афганистане и двух чеченских кампаний Сергей Хацернов, которых объявили в розыск.

 

Следует отметить, что в столичной милиции полковник Хацернов считался одним из ведущих сотрудников. Достаточно сказать, что он участвовал в раскрытии практически всех терактов, совершенных в столице. В частности, в 2003 году он вычислил в подмосковном поселке Толстопальцево базу чеченских террористов, организовавших взрывы на Тверской и на фестивале "Крылья". В поселке, напомним, изъяли десятки "поясов шахидов", предотвратив новые теракты. Не меньшую известность он получил и в ходе расследований преступлений, совершенных скинхедами. Коллеги отмечают, что во многом благодаря полковнику Хацернову были задержаны и осуждены на длительные сроки участники банды скинхедов Артура Рыно и Павла Скачевского, совершившие десятки убийств. Сослуживцы не верят, что заслуженный и награжденный орденами и медалями оперативник мог стать участником вымогательства.

 

"Это была целая группа, в которую входили отставники и действующие сотрудники силовых структур,— заявил, в свою очередь, "Ъ" господин Палихата.— В их распоряжении были охранные агентства, адвокаты и аналитические службы. Одним из руководителей этой группы был бывший сотрудник прокуратуры, который сейчас объявлен в розыск. На переговорах ими было продемонстрировано полное владение экономическими показателями деятельности принадлежащих мне активов. Мне открыто декларировалось, что я в состоянии заплатить $20 млн, если хочу остаться на свободе. Позже сумму удалось в несколько раз уменьшить".

 

Задержан следователь Гривцов был в минувшую пятницу, после того как с поличным взяли еще одного посредника, Сергея Керимова, забравшего из банковских ячеек $8 млн, подготовленных "Росэнергомашем" для следствия (всего участники вымогательства рассчитывали получить с предпринимателя $15 млн).

 

По данным "Ъ", Андрей Гривцов виновным себя не признал, заявив, что его подставили. На заседании Басманного райсуда, избиравшего ему в минувшую субботу меру пресечения в открытом режиме, подсудимый и его адвокаты утверждали, что задержание было произведено незаконно. В частности, протокол о задержании коллеги, заполненный следователем управления следственного комитета при прокуратуре РФ по Центральному федеральному округу, адвокаты назвали недействительным, поскольку тот почему-то его не подписал. Кроме того, в своих документах следствие не указало, почему следователем Гривцовым не был до конца доведен "преступный умысел на получение взятки". Тем не менее Басманный суд счел, что следователь собирался совершить особо тяжкое преступление, может скрыться, передать информацию, полученную в ходе допросов, находящимся в розыске фигурантам дела, и арестовал его на два месяца. Адвокаты господина Гривцова собираются обжаловать его арест.

 

В свою очередь, президент "Росэнергомаша" Владимир Палихата сообщил "Ъ", что господин Нестеренко никогда не являлся его сотрудником, помощником или партнером. "С господином Нестеренко нас связывают дружеские отношения,— отметил бизнесмен.— А тот факт, что в свое время мы посещали один спортклуб, еще не является подтверждением нашей совместной предпринимательской деятельности, как это пытался представить следователь Гривцов". По словам господина Палихаты, следователь пытался добиться от господина Нестеренко показаний о существовании преступной группы, в которую якобы входил и господин Палихата". "Я испытываю к господину Нестеренко уважение как к сильной личности, бывшему военному, прошедшему Чечню. Хочу подчеркнуть, что приговор господину Нестеренко не вынесен, поэтому никто не может назвать его преступником",— подчеркнул господин Палихата.

 

Юрий Сенаторов,

Николай Сергеев,

Александр Жеглов

 

****

 

Николай Нестеренко известный в Москве рейдер, являлся охранником руководителя компании "Сфера" - Палихаты Владимира Мироновича

 

04 ноября 2004 года произошел силовой захват завода "Контактор". Против генерального директора завода Валентина Васильевича Малафеева было возбуждено уголовное дело, он был посажен в тюрьму и осужден на год лишения свободы. Сегодня мы публикуем его письмо, освещающее события вокруг захвата предприятия.

04 ноября 2004 года около 17 часов группа вооруженных людей в количестве 30 человек совершила силовой захват завода "Контактор", находящегося по адресу: г. Ульяновск, ул. К. Маркса, 12.

 

ЗАО "Контактор" занимается производством электротехнической продукции, обеспечивало рабочими местами около 3000 человек в городе.

С мая 1986 г. по 04 ноября 2004 г. генеральным директором ЗАО " Контактор" был я, Малафеев В.В.

 

Возглавлял группу захватчиков известный рейдер Нестеренко Николай, указывая в ходе захвата на помещения, над которыми необходимо было установить контроль в первую очередь, таких как: помещение с системой электроснабжения завода, здание заводоуправления с документацией организации.

 

Николай Нестеренко известный в Москве рейдер, являлся охранником руководителя компании "Сфера" - Палихаты Владимира Мироновича, а в настоящее время является крупным акционером захваченных ими предприятий (например, ОАО "Гипрохим"). Фамилии – Палихата В.М., Нестеренко Н.В. фигурируют при таких громких захватах предприятий как НИИ элатомерных материалов (г. Москва, ул. Ефремова, 10, директор С. Резниченко) ОАО "Гипрохим" (г. Москва ул. Щербаковская), журнал "Новое время" (г. Москва, Пушкинская площадь), универмаг "Москва" ( г. Москва, Ленинский проспект) и др. Фирмы, через которые действуют рейдеры, также известны: ООО "Примекс", ООО "Концепт", ООО "Бизнес-Контракт", ООО "Виюр-град", ООО "Эффект", ООО "Вента" и т.п.

 

Такая большая цепочка фирм нужна для того, чтобы последнее звено захватчиков назвать "добросовестным приобретателем".

В Ульяновске вооруженные захватчики действовали согласовано, запланировано.

Служба охраны ЗАО "Контактор" не имела возможности прекратить доступ посторонних лиц на территорию завода, по причине того, что нападавшие значительно превосходили охрану количеством.

 

После проникновения на территорию завода указанная группа выставила по периметру свою охрану и начала выводить за пределы завода оставшихся на территории сотрудников в том числе и меня , директора завода. После захвата, на завод меня больше не допускали.

Примерно через час после захвата к проходной ЗАО " Контактор" приехал судебный пристав ПСП по Ленинскому району г. Ульяновска А.В. Лазарев. На вопросы столпившихся сотрудников завода, он ответил, что у него имеется новое определение Арбитражного суда Московской области, на основании которого и производят все вышеуказанные действия.

 

Захват завода " Контактор" произошел по уже распространенной в России схеме с использованием судебного определения.

 

Данное определение действительно было принято Арбитражным судом Московской области, поскольку 23 ноября 2004 года по почте пришло определение того же суда, в котором сообщалось, что принятые ранее обеспечительные меры в настоящее время судьей отменены.

 

Из полученного по почте определения об отмене обеспечительных мер удалось установить, что истцом по указанному делу являлось ООО " Вента" - генеральный директор Ушаков СВ.

 

Имеются серьезные основания полагать, что обеспечительные меры были приняты судьей сфальсифицированного пакета документов, представленного инициаторами принятия обеспечительных мер.

 

Силовому захвату предшествовала скупка акций ЗАО " Контактор", начавшаяся в июле 2004 года. Причем скупки акций осуществлялась с применением обмана, угроз, т.е. с применением принуждения, без свободного волеизъявления продающих акции лиц, на что указывают иски, поданные бывшими акционерами (около 150 человек), с грубейшими нарушениями законодательства РФ.

 

Бушуев Вячеслав Борисович - юрист из Москвы, требовал продать все акции, принадлежащие мне, Малафееву В.В., и членам моей семьи. В случае отказа, угрожал посадить меня, подкрепляя угрозы словами, что за ними стоят большие деньги.

Впоследствии оказалось, что 18.11.04.г. неким Ушаковым Сергеем Викторовичем в правоохранительные органы г. Москва было написано заявление с просьбой привлечь Малафеева B.В. к уголовной ответственности. А 19.11. 2004 года следователем 1-го отдела СЧ СУ при УВД САО г. Москвы Антроповым А.В. было возбуждено уголовное дело № 63080 по ст.196 УК РФ (преднамеренное банкротство).

 

15 декабря 2004 года меня арестовали, предварительно проведя обыск дома. Меня, пожилого человека, 1938 г.р., недавно перенесшего инсульт, увезли прямо из машины скорой помощи на вокзал к поезду Ульяновск-Москва. 16 декабря 2004 года в отделении милиции Северного административного округа Москвы меня обвинили, что я нахожусь на территории Москвы без прописки и регистрации. После чего я оказался в тюрьме "Матросская тишина". Мне неоднократно после задержания предлагалось продеть свои акции, но я категорически отказался. Тогда мошенники, подделав мою подпись, перепродали мои акции. Моя подпись оказалась даже на передаточном распоряжении от 09.02,2005 г, когда я находился тюрьме! (Справка от 15.12.2005 г., передаточное распоряжение от 09.02.2005г. прилагается.)

 

Целый год я находился в тюрьме, четыре раза попадал в госпиталь "Матросской тишины". Чтобы продолжать держать меня в тюрьме под стражей, к преступной операции подключили Головинский суд Северного административного округа Москвы, который с регулярностью выносил постановления о продлении содержания под стражей. Хотя, в соответствии со ст. 152 УПК РФ предварительное расследование производится по месту совершения деяния, т.е. в г. Ульяновске.

 

Следователь САО г. Москвы Антонов А.Б., семь месяцев обвинял меня по ст. 196 УК РФ, хотя 23 декабря 2004 года била, снята процедура наблюдения Ульяновским Арбитражным судом, и в этот же день адвокат об этом поставил в известность следователя Антонова А.А.

 

12 декабря 2005 года судья Савеловского суда Северного административного округа Москвы Аксенова Людмила Вячеславовна вынесла приговор, по которому я был осужден на год лишения свободы (который уже отсидел 1) по ст. 30 ч. 3. 196 УК РФ.

 

В июне 2005 года в правоохранительные органы Ульяновской области обратилась моя супруга с сообщением о похищении у меня акций ЗАО " Контактор" в количестве 3 331 887. Уголовное дело вела следователь Следственного Управления УВД Ульяновской области О.В. Конторщикова. В материалах дела имеются все доказательства хищения принадлежащих мне акций. Но в апреле 2006 года уголовное дело было прекращено.

На осиопаиии изложенного, руководствуясь, действующим российским законодательством прошу Вас провести тщательную проверку по вышеизложенным фактам, привлечь виновных к ответственности и на корню пресечь действия рейдеров - "экономических террористов".

 

Захваченные предприятия должны быть возвращены законным собственникам!

 

Источник: Хроника захвата завода "Контактор", 02.09.2006

 

 

****

 

Рейдеры Николай Нестеренко и Владимир Палихата в деле о захвате здания газеты "Новое Время"

 

В здание, в котором полвека жило «Новое время», оно, скорее всего, больше никогда не вернется. Журнал, которому в прошлом году исполнилось 60 лет, в котором считали за честь публиковаться политики и журналисты с самыми громкими именами, журнал, переживший все потрясения последних лет и оставшийся одним из последних независимых изданий страны, в одночасье оказался на улице – в самом буквальном смысле слова. В его доме громят помещения – сносят все внутренние перегородки и взламывают паркет.

 

Конец одной истории

 

Старая история жизни журнала «Новое время» на Пушкинской площади закончилась обычным рабочим днем 19 февраля, где-то после обеда. Дежурная бригада окончательно утвердила то, что должно быть на обложке журнала, и все разошлись по комнатам – кто писать, кто верстать. Никто еще ничего не понял, когда позвонили с вахты и сообщили, что идут незваные гости.

 

Совсем другая «бригада» – два десятка энергичных качков – на мгновение остановилась перед запертой дверью приемной. Легкая застекленная дверь никак не предназначалась для долгой обороны. «Ломай!» – раздалась команда...

 

Дело происходило обычным рабочим днем, в самом центре Москвы.

 

Хотя, конечно, это был не совсем обычный рабочий день. Обычных рабочих дней в редакции «Нового времени» не было уже почти полгода, с тех пор как сентябрьской полночью дома у одного из руководителей еженедельника раздался телефонный звонок: «Какие-то люди выгнали наших вахтеров и захватили здание».

 

«Какие-то люди» представились сотрудниками ООО «Примекс» и предъявили документы на право собственности на здание, владельцем которого «Новое время» было без малого полвека. Откуда взялось такое право? Пожалуйста, вот договор купли-продажи. У кого купили? Будьте любезны, вот: ООО «Концепт». Кто такой «Концепт»? Извините, не знаем. Не наше дело. Наше дело купить.

 

Ноу-хау для Дня дураков

 

С тех пор прошло достаточно времени, чтобы установить цепочку воистину детективных событий.

 

1 апреля 2003 года – запомним эту дату, она будто специально подобрана. В этот день финансовый директор «Нового времени» Минаков тихо подписал – ни много ни мало – договор купли-продажи здания. Позже, оправдываясь, он назовет этот акт «пустой бумажкой», а сам договор «мнимым», «не имеющим правовых последствий», «недействительным с самого начала». Еще позже он оправдываться перестанет и вообще откажется давать хоть какие-то объяснения «без адвоката», что довольно странно для служебных отношений, но зато точно вписывается в неотвратимую судебную перспективу. Сам договор в редакции не видели до сих пор. Был ли он? Без сомнения, был, коль скоро вызвал череду столь серьезных последствий. Но тогда куда он подевался? На этот и многие другие вопросы Минакову придется ответить уже суду – против него возбуждено уголовное дело.

 

Имел ли право финансовый директор подписывать такой документ, как договор купли-продажи редакционного здания? Нет, конечно. Однако на всякое «нет» при большом желании можно найти пламенный привет. Оказалось, что за четыре месяца до Дня дураков точно так же без лишней огласки финдиректор зарегистрировал новый Устав ООО «Редакция «Новое время». Новый Устав отличался от старого только в одном, но решающем отношении: полномочия финдиректора фантастически расширялись, фактически он обретал все полномочия генерального директора.

 

В порядке справки: учредителями ООО «Редакция «Новое время» являлся журналистский коллектив 1991 года, когда и состоялась регистрация «Нового времени» в качестве независимого издания. Большинство журналистов-учредителей уже не работают в «НВ». Имена многих широко известны публике... Так вот, оказывается, 15 ноября 2002 года состоялось собрание учредителей, на котором и было принято решение изменить Устав в пользу Минакова. Согласно протоколу собрания в нем приняли участие 14 учредителей, включая главного редактора – директора.

 

На самом деле по закону об обществах с ограниченной ответственностью полномочия финансового директора никак не могут равняться полномочиям директора. Так что даже если учредителям действительно взбрело бы в голову принять такое странное решение, оно было бы противозаконным. Самое пикантное, однако, заключается в том, что они ничего подобного не принимали. Никто из 14 учредителей и не подозревал, что 15 ноября 2002 года участвовал в судьбоносном собрании. А главный редактор вообще в эти дни находился за 10 тысяч километров от Москвы, в Гватемале, о чем свидетельствуют репортажи в журнале, визовые отметки в паспорте и авиационные билеты.

 

Никакого собрания учредителей не было. Протокол сфальсифицирован. Подпись главного редактора – генерального директора под новой редакцией Устава подделана. Вот такое оригинальное ноу-хау. И сделано это было для того, чтобы четыре месяца спустя другую подпись – финансового директора под договором купли-продажи – можно было бы выдать за действительную. Впрочем, для этого пришлось изобрести еще одно собрание учредителей. Оно якобы состоялось в тот самый исторический день 1 апреля 2003 года, и на нем учредители якобы «одобрили крупную сделку» – продажу здания.

 

1 апрель – никому не верь... Повторим для ясности. Никакого второго собрания так же не было и в помине, как не было и первого, а был лишь второй сфабрикованный протокол.

 

Парад фантомов

 

Так или иначе, 1 апреля 2003 года на сцене появляется «фирма-покупатель» – ООО «Концепт». Приглядимся к ней поближе. У нее, как полагается, есть (или был на тот момент) «учредитель». Это, как выяснилось, некий студент, подрабатывавший себе на жизнь тем, что «сдавал в аренду» свой паспорт. И есть (или был на тот момент) «генеральный директор» – курьер некоего «адвоката» Акименко, с которым вел дела Минаков. Потом лица-маски будут таинственным образом меняться и исчезать, но опустим детали...

 

Фирма «Концепт» не имеет за душой ни активов, ни деятельности – ничего, кроме своего символического названия. Все, что она сделала – это «купила» здание на Пушкинской площади. Впрочем, нет, она сделала еще одну вещь. Она его «продала». Кому «продала»? Фирме «Примекс».

 

Фирма «Примекс» как две капли воды похожа на фирму «Концепт». В графе «Обратная связь», которую заявитель должен заполнять при учреждении своей фирмы, и по «Концепту», и по «Примексу» был указан один и тот же контактный телефон.

 

Игра в «добросовестного приобретателя»

 

В «перепродаже» здания от «Концепта» к «Примексу», в смене шила на мыло, однако, есть особый смысл. Эта игра называется «Найти добросовестного приобретателя».

 

Добросовестное приобретательство – понятие юридическое. Оно было специально разъяснено и как бы окончательно узаконено решением Конституционного суда летом прошлого года. Этому предшествовали события весьма драматические.

 

В стране бушевала волна квартирных махинаций. Жулики различных мастей продавали не принадлежащие им квартиры своим подельникам. Те перепродавали эти квартиры ничего не подозревавшим гражданам, сами скрывались в неизвестном направлении, а через некоторое время обманутые собственники начинали требовать свое имущество обратно. Суды их требования удовлетворяли. Выселяли людей, отдавших за квартиры порой все свои накопления, на улицу. И предлагали искать бесследно исчезнувших продавцов и перепродавцов… Смысл разъяснения Конституционного суда в этом и заключался: добросовестный приобретатель не должен страдать, квартира останется у него.

 

Конституционный суд, безусловно, руководствовался лучшими намерениями. На практике это сразу стало криминальной схемой увода недвижимости. Теперь для успеха аферы достаточно инсценировать «добросовестного приобретателя», умело выстроив декорацию из цепочки перепродаж. Что и было проделано в случае с «Новым временем».

 

У двух близнецов «Концепта» и «Примекса» разделение ролей. Сделка «Концепта» уязвима. Она оформлена по подложным документам, и жульничество может быть доказано в суде. Не беда. Когда это случится, «Концепт» растворится в воздухе и исчезнет без следа – это ведь в действительности фирма-пустышка, фирма-фантом. Главное, что здание уже будет числиться за «Примексом», который заявит, что ни о каких злоупотреблениях ни сном ни духом не ведал. «Примекс» может изображать из себя «добросовестного приобретателя».

 

 На самом деле «Примексу» тоже было суждено исчезнуть подобно «Концепту», он такой же фантом. Не успев «купить» здание у «Концепта», «Примекс» тут же «продал» его еще одному близнецу упомянутых ООО, теперь под названием «Эффект». (Естественно, что все эти операции существовали только на бумаге.) Вот кто (или кто-то следующий за ним) по сценарию должен был стать «стопроцентно добросовестным приобретателем» – чем длинней цепочка перепродаж, тем трудней доказать злоумышленную связь. Но вышел сбой, история получила широкую огласку в прессе, и эта третья «сделка» не была официально зарегистрирована, то есть не вступила в законную силу. Роль «нового владельца» придется и дальше играть «Примексу». Главное, однако, достигнуто: у него в руках появился настоящий документ – на государственной бумаге, с выправленными по всей форме подписями и печатями. Свидетельство о собственности. И теперь его можно предъявлять городу и миру.

 

Это – кульминация процесса и ключевое звено криминального ноу-хау. В результате нескольких подделанных подписей, фальшивого договора и виртуального процесса квазипродаж, с помощью пары подставных фирм здание в центре Москвы на Пушкинской площади уведено у владельца. Чисто конкретно. Совершенно «законным образом». Фиктивная фантомная деятельность породила новую реальность и новое право. При этом право ушло налево...

 

Герои неизвестные и известные

 

В этой статье мы назовем некоторых героев с именами. Тех, в ком уверены. В порядке появления их в нашей истории. [...]

 

Нестеренко Николай Владимирович. Заместитель гендиректора «Примекса», на деле – «полевой командир» бригады штурмовиков. 1975 года рождения, русский, уроженец Северного Кавказа. Бывший спортсмен – отличник, мастер единоборств, владелец вишневого «Мерседеса», начинавший свою карьеру личным охранником – таким обычно доверяют собирать дань с коммерческих палаток.  Нестеренко было поручено захватить и удержать здание, и ему нравится его ударная роль: «У меня довольно высокое положение в нашей структуре – а это очень крупная структура».

 

Профессиональная деятельность Нестеренко вовсе не ограничивается «Новым временем». Приготовьтесь выслушать еще одну лихую историю…

 

Из постановления о возбуждении уголовного дела Хамовнической межрайонной прокуратурой в связи с обращением гендиректора НИИ эластомерных материалов и изделий (ОАО НИИЭМИ) Сергея Резниченко:

 

«7.02.04 неизвестные лица в количестве около 30 человек ворвались в принадлежащее ОАО на праве собственности здание, расположенное по адресу г. Москва, ул. Ефремова, д.10, назвавшись его новыми владельцами…»

 

Институт эластомерных материалов – не редакция либерального еженедельника, а оборонное предприятие с секретными лабораториями. И здание здесь – не четырехэтажный дом, а десять этажей в 11 тысяч метров в районе Фрунзенской набережной. Кто же «эти лица в количестве примерно 30 человек»?

 

Из обращения гендиректора НИИЭМИ к прокурору ЦАО Москвы: «Руководил действиями нападавших гр-н Нестеренко Н.В., представившийся директором ООО «Бизнес-контракт» как нового собственника этого здания».

 

Нестеренко делает карьеру: в «Примексе» он лишь заместитель гендиректора.

 

Технология та же. Сначала по подложным документам и доверенностям были изменены учредительные документы НИИЭМИ, потом почему-то Шацкий районный суд Рязанской области обязует инспекцию Министерства по налогам и сборам N4 ЦАО Москвы внести в государственный реестр изменения, в соответствии с которыми генеральным директором НИИЭМИ становится некто Юсупов Марат Нешанович. Судья Шацкого суда с момента этого решения отбыл на долгий отдых в Эмираты, и ясно почему. Его решением было освящено все: и некое собрание акционеров НИИЭМИ, избравшее Марата Нешановича гендиректором, и, главное, одобрение этим собранием продажи здания фирме «Виюр-град». Дальше все по схеме, вопрос только в названиях фирм. 21 января 2004-го регистрируется сделка продажи здания «Виюр-градом» упомянутому «Бизнес-контракту», где начальствует Николай Нестеренко. И вот его пояснение в ОВД «Хамовники» сразу после операции по захвату – с сохранением лексико-орфографических особенностей:

 

«В декабре 2003 года я познакомился с директором «Виюр-града» по имени Павел, фамилию не помню. Он сказал, что является владельцем здания. Встретились в офисе в районе Тишинской площади, точный адрес не помню. Поскольку мне его рекомендовали хорошо знакомые мне люди, которых я назвать не хотел бы, у меня не возникло сомнений в его правомочности. Мы пришли к некому соглашению. Он предъявил свидетельство о собственности, я по своим каналам проверил. Св-во действительно зарегистрировано. На основании этого я решил оформить договор купли-продажи…»

 

Яркий автопортрет «добросовестного приобретателя» нарисовал бывший мастер спортивных единоборств. Нужен еще штрих в этот портрет? Пожалуйста.

 

В новогоднюю ночь с 31 декабря 2002 года на 1 января 2003 года, выражаясь протокольным языком: «неизвестные лица ворвались в принадлежащее ОАО «Гипрохим» на праве собственности здание, назвавшись его новыми владельцами…» «Гипрохим» – еще один институт с известной научной и менее известной финансовой историей. Но что в данном случае важней, это – большое здание на Щербаковской улице у станции метро «Семеновская». Командовал «неизвестными лицами» вездесущий Нестеренко Николай Владимирович. По какому праву? По праву «крупного акционера» и, конечно же, заместителя гендиректора ОАО «Гипрохим». У этого молодого человека очень разнообразные научные интересы.

 

Пять проектов. И «Москва» за ними

 

Парад победителей будет неполон без еще одной фигуры. Порт Дмитрий Валерьевич.

 

В Институте эластомерных материалов он вооружен бумажкой следующего содержания: «ОАО НИИЭМИ... уполномочивает юрисконсульта Порта Д.В. представлять интересы общества»... В «Новом времени» с Дмитрием Валерьевичем знакомы давно – с той сентябрьской ночи первого захвата, когда юрисконсульт Порт предъявил точно такую же доверенность, только от «Примекса». С боевиками Нестеренко он просто неразлучен. «Как дела на Фрунзенской набережной?» – поинтересовались у него, и он улыбнулся открыто: «Замечательно! А вы разве не знаете, что у нас пять таких проектов?»

 

Знаем. Среди них, кстати, значится и знаменитый универмаг «Москва» на Ленинском проспекте. Там, впрочем, очередная эманация «Примекса» выступает в роли тех, кто универмаг отбивает от таких же «виюр-градов», и это важно понять: мы живем в эпоху абсолютной взаимозаменяемости. Захватчики и защитники собственности могут меняться местами. В любом случае они часто действуют одними и теми же средствами – и все по той же причине: закон против беспредела бессилен, побить его может только другой беспредел.

 

«Примекс», «Концепт», «Бизнес-контракт», «Виюр-град»… Порознь они изображают из себя нормальные независимые фирмы, «добросовестных приобретателей». На деле схема криминальных действий и даже исполнители одни и те же. Люди неслучайные – роли и амплуа замечательно структурированы. В отработанной операции требуются: «наводчик», «предатель», «штурмовик», «консильери» (если воспользоваться титулом из «Крестного отца», обеспечивает юридическое сопровождение). Это сеть. Кто держит в руках всю сеть?

 

До суда любой ответ на этот вопрос может считаться гипотезой. И тем не менее...

 

Разрешите представить: Антимоний. Это не понятие, а имя собственное.

 

Человек за ширмой

 

Антимоний Евгений Григорьевич. 1969 года рождения. В кругах серьезных людей, живущих по понятиям, имеет стойкую репутацию профессионального кидалы. Едва ли не каждый из них, услышав его имя, вспоминает какую-то отдельную историю про Антимония. Особенно популярен сюжет про то, как на заре своей экономической деятельности он пытался по-крупному кинуть с бензином одну чеченскую группировку. Это для нашего героя могло кончиться самым скверным образом, но помогли связи, с чеченцами договорились, и Антимония всего лишь выбросили из машины, но живого.

 

Ныне визитной карточкой и, по-видимому, ширмой Антимония является владение столичной сетью пивных ресторанов «Кружка». В редакцию «Нового времени» его привел финансовый директор Минаков, с энтузиазмом представив как серьезного инвестора, за плечами у которого немалые средства российских эмигрантов в США и неограниченные возможности «решать вопросы» в Москве. В приглянувшееся ему здание Антимоний пришел с целым рулоном красивых эскизов. «Мы сделаем здесь гостиницу и назовем ее «Пушкин» – сказал он, – 30 процентов вам, 70 – нам».

 

О том, что на эскизы он потратился зря, Антимонию в редакции сообщили со всей возможной вежливостью, после чего он без обиняков предложил продать ему здание.  Ответ был аналогичным, в связи с чем не на шутку встревожился Минаков: зря, дескать, редколлегия так, он опасный человек. Лучше бы найти с ним консенсус.

 

Редколлегия, однако, сочла разговор исчерпанным. И ошиблась. Антимоний нашел свой асимметричный ответ...

 

Но сначала он нашел союзника.

 

Владимир Палихата – партнер, возможно, старший партнер Антимония. Технология (техника безопасности) этого специфического рода бизнеса основана на том, что главные режиссеры захватов принципиально невидимы. Они разыгрывают весь спектакль, нанимают актеров или содержат целые труппы, но сами остаются за кулисами. Действующие лица – другие. И поди докажи, что эти лица (юридические и физические) действуют связанно – паутина тонкая, легко рвется. Тут, однако, Палихату подвела верность кадрам. Неугомонный и вездесущий Николай Нестеренко – его верный кадр. Он был охранником Палихаты, а выбился в штурмбаннфюреры и «полевые командиры» – не зря он гордится своей карьерой. Формально он даже «партнер» Палихаты. В ОАО «Гипрохим», как вы помните, он числится «крупным акционером» – по состоянию на 24 июня 2003 года за ним значилось 15,7 процента акций. А главным акционером является Владимир Палихата –  у него 40-процентный пакет. Это фигура, венчающая коллективный портрет захватчика.

 

Естественно, что захватчик – не конец цепочки. За захватчиком обычно стоит заказчик, который и имеет реальные виды на собственность, ставшую объектом тайной охоты. Что-то слишком много на Пушкинской площади развелось редакций и слишком мало развлекательных заведений, отелей и казино, в какой-то момент решает заказчик. И захватчик принимается за дело.

  

Источник: Редакция "НВ"