Спецслужбы
30.12.2009

Тушки стратегического назначения. Владимир Устинов и Виктор Иванов крышуют контрабанду

Тушки стратегического назначения. Владимир Устинов и Виктор Иванов крышуют контрабанду
"Едва ли не на следующий день после задержания куриных четвертей заместитель руководителя президентской администрации Виктор Иванов отправил генеральному прокурору России Владимиру Устинову письмо"
О скандале с задержанными в петербургском порту «ножками Буша» пишут уже четыре года, и все кому не лень. Коммунисты и сионисты, демократы и патриоты нудно выясняют: имели ли право сотрудники ОРБ задержать около 6 тысяч тонн американской курятины и не является ли владелец злополучного мяса, бывший одесский завмаг Сеня, а ныне преуспевающий штатовский бизнесмен Сэм Кислин невинной жертвой злых ментов?

При ближайшем рассмотрении картина выявляется весьма двойственная. С одной стороны, махинации вроде бы налицо. Согласно имеющимся документам, через границу продукция американских птицеводов пошла под названием «ножки куриные замороженные» вместо положенных «четвертей куриных». В результате таможенная пошлина 0,3 евро за килограмм автоматически упала до 0,2 евро. Ну а теперь перемножьте разницу на шесть миллионов и прикиньте получившийся гешефт! И еще, по материалам следователя по особо важным делам Северо-Западной транспортной прокуратуры Анатолия Баранова, 17 с лишним тонн курятины оказались вообще незадекларированы. Еще 10 тысяч евро Семену Захаровичу на бедность.

Однако имеется и другая сторона вопроса. Прихватив подозрительную курятину, служители закона отдали ее на ответственное хранение некой фирме «Европласт» (не путать с одноименной компанией добропорядочных производителей укупорочных крышек!). А та, не имея своих холодильников, переправила их на хладокомбинат ООО «Айсберг», откуда 760 тонн товара были реализованы, дабы оплатить хранение. Еще порядка двух тысяч тонн загадочно избежали задержки и таинственным образом попали на прилавок. Но поскольку в деле первоначально фигурировало почти шесть тысяч тонн, мистер Кислин получил вполне законное право задать вопрос: «И где таки остальное?»

Из записанной на диктофон беседы двух граждан, один из которых называл себя Кислиным, а второй Барановым, выяснилось, что необходимые разъяснения можно получить в «Картельбанке». Вроде бы именно там открыл свой счет «Европласт», скинул на него вырученные деньги, а потом бесследно исчез. Вслед за ним вылетел в трубу и «Картель», после чего следы выручки за окорочка потерялись окончательно вместе с председателем правления банка Дмитрием Лазутовым. Деньги испарились по фиктивным договорам на поставку оргтехники, а сверх того господин Лазутов незадолго до исчезновения вроде как попытался перепродать другому авторитетному бизнесмену пару заправок «Татнефти», был разоблачен и, по нашим сведениям, жестоко пострадал.

Согласно другой версии, Дмитрию Валентиновичу не простили как раз мороженых птиц, а в целом, глядя на разборку из-за них, складывается впечатление, что хороши оказались обе стороны. Более того, вся история до отвращения напомнила известный эпизод из жизни Зощенко и Чуковского. Сперва под ноги писателям свалилась из окна куриная тушка, потом оттуда же раздался вопль: «Не трожь мою куру!», и, наконец, выскочивший из парадного мужик схватил тушку под мышку и уехал на трамвае. После чего на улицу выбежал настоящий хозяин, обвинивший в краже птицы классиков советской литературы... Нынешняя куриная склока выглядела столь же непрезентабельно, а потому появление в ней одного из первых лиц российской вертикали власти казалось особо загадочным.

Раздвоение генеральной прокуратуры

Хотя и демократы с коммунистами, и патриоты с сионистами упорно делают вид, что вышеупомянутого лица в окорочковом скандале нет, документы свидетельствуют об обратном. Едва ли не на следующий день после задержания куриных четвертей заместитель руководителя президентской администрации Виктор Иванов отправил генеральному прокурору России Владимиру Устинову письмо за исходящим номером А4-9581. В нем Виктор Петрович «в связи с большими объемами задержанной продукции, ограниченным сроком ее реализации и появлением недоверия к российским партнерам и органам внутренних дел на транспорте Северо-Западного региона» просил Устинова «в возможно более короткий срок рассмотреть и принять решение по вышеуказанным уголовным делам».

Согласитесь, что пристальный интерес, проявленный столь высокопоставленной персоной к, в общем-то, мелкой в масштабах страны разборке представляется весьма странным. Еще более загадочно выглядит реакция Генпрокуратуры. Если поначалу оттуда отписали, что дело возбуждено правильно, то в письме за исходящим номером 23-1196-00 от 22 сентября того же 2000 года Виктора Петровича уведомили в обратном. Едва возбужденные дела были тут же закрыты за отсутствием состава преступления. После чего следователь Баранов заявил, что прекратил расследование незаконно «под давлением начальника Управления Генпрокуратуры РФ Морозова В.А., имевшего приятельские отношения с отправителем груза - гражданином США Кислиным, о чем я неоднократно писал в рапортах».

Тем не менее процесс, начавшийся задержанием окорочков, до сих пор катится в обратную сторону. Баранов и тогдашний и.о. Северо-Западного транспортного прокурора Травин нынче сами ожидают суда, а едва ли не вся таможенная верхушка региона лишилась своих постов. Чьи же окорока оказались столь важны для Кремля, что покушение на них обошлось организаторам столь дорого?

Фото с другом Биллом

При ближайшем рассмотрении босс владевшего куриными трупами ООО «Миратон» оказался фигурой весьма примечательной. Если верить продажной западной прессе, именно он в компании с братьями Черными разорял нашу металлургию с помощью знаменитого толлинга (это когда зарубежный благодетель не платит за ввоз сырья и вывоз готовой продукции окученного предприятия). Само собой, в Штатах такой удар по конкурентам пришелся кстати, и Сэм получил право сфоткаться с самим президентом Клинтоном и мэром Нью-Йорка Джулиани.

А вот с депутатом Думы от «Единой России» Иосифом Кобзоном Семен Захарович общего языка не нашел. «В 1994 году меня оклеветал одесский еврей Сэм Кислин, - возмущался Кобзон в интервью «Экспресс-газете». - Он торговал в России металлом, проторговался и удрал в Штаты. Там его скрыли, и, чтоб как-то отслужить своим покровителям, он написал на меня две страницы клеветы».

Совсем иначе, судя по всему, пошли у Сэма дела с российской прокуратурой. Например, адвокатом ООО «Миратон» сейчас является Дмитрий Александрович Дворянский. Тогда как ректором Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры еще во время ввоза спорных «четвертькур» был как раз Александр Михайлович Дворянский. Не папу ли с сыном мы тут наблюдаем? И не в упомянутом ли выше институте учился сын зама генерального прокурора по Северо-Западу Владимира Зубрина, что утвердил постановление о возбуждении уголовного дела против Баранова? И не о покойном ли Валерии Алексеевиче Морозове говорит по телефону человек, похожий на Кислина? Если фраза «Я Морозова знаю еще давно по другим делам» относится именно к начальнику управления Генпрокуратуры по надзору за законностью на транспорте и таможне, то в чем суть «других дел»? И не из них ли вытекает указание Баранову о закрытии дела бывшего одесского гешефтмахера?

В любом случае, человек с голосом, похожим на кислинский, выглядит, судя по разговору, весьма уверенно. Вызвавшего неудовольствие генерал-лейтенанта Травина он пренебрежительно обзывает клерком и кроет матом, тогда как себя именует не иначе, как «вторым-третьим человеком в России». Очень не хочется, чтобы это оказалось правдой, даже если сэмовские окорочка и вправду имеют для Кремля стратегическое значение.

****

Похождения "ножек Буша" в России

Кто в России не знает «ножки Буша»? Эта интимная часть куриного тела олицетворяет, можно сказать, саму суть реформ — мы им сырье и нефть гоним, а в ответ Буш сует нам свою ляжку в зубы — жуй и радуйся! Одним словом, меновая торговля периода полураспада страны.

Злопыхатели, правда, говорят, что заморская курятина так напичкана гормонами и синтетическими добавками, что должна скорее относиться к продукции нефтехимии, а не животноводства. А еще говорят, что этот американский пищевой ширпотреб гробит наше птицеводство и якобы кто-то хорошо греет на этом руки.

Но россияне слухам не верят, а верят своему президенту. И только не знают — кого персонально надо благодарить за такое гормонально-синтетическое изобилие? А в настоящее время в одном из петербургских судов как раз слушается дело, которое может дать ответ на этот вопрос.

История эта началась еще летом 2000 года, когда в Санкт-Петербург прибыл теплоход «Спринг Феникс», имея на борту около 6 тысяч тонн американской курятины. И уже примерно 2,5 тыс. груза успели благополучно миновать таможню, когда оперативники ОРБ выгрузку остановили и вместо благодарности возбудили уголовное дело.

В чем проблема? Казалось бы, все на месте, бедра куриные привезли просто на загляденье — как у победительницы конкурса «Мисс Америка».

Но оказалось, что границу эти куриные останки попытались пересечь под псевдонимом «ножки куриные (окорочка) замороженные», тогда как, по мнению милиции, подлинное имя этих заморских гостей должно звучать совсем иначе — «четверти куриные».

В чем разница? А в таможенной пошлине — в первом случае она 0,2 евро за килограмм, а во втором уже 0,3 евро. И если помножить разницу на весь объем, то получается немалая сумма. А в то время в Петербургском порту еще четыре иностранных судна с таким же грузом пытались пересечь таможенный барьер таким же манером. В итоге куриный псевдоним мог обернуться для российской казны потерей не одного миллиона долларов таможенных сборов, и, значит, заморский петух для нас стал бы просто «золотым».

«Золотого петушка», однако, на границе остановили, а дело это поручили вести следователю по особо важным делам Северо-Западной транспортной прокуратуры А.Баранову. И он очень скоро обнаружил еще кое-что, а именно: «согласно приемно-передаточных документов...на т/х «Спринг Феникс» было ввезено куриных мясопродуктов на 17396 кг (стоимость более 310 тыс. руб.) больше... что свидетельствует о незаконном перемещении через государственную границу РФ товаров в крупном размере». В обиходе такие действия называются просто — контрабанда.

В результате мороженые куриные останки с целым букетом уголовных статей были задержаны и как вещественное доказательство переданы на хладокомбинат ООО «Айсберг» «на ответственное хранение». Дальнейшую их судьбу проследить весьма затруднительно, поскольку пребывание в холодильнике заморских гостей в количестве почти трех тонн каждый день влетало в сумму гораздо больше той, чем если бы их поместили в номер люкс лучшего отеля. И по мере того как рос долг, часть груза продавали, чтобы оплатить хранение остатка.

А расследование между тем двигалось своим чередом. И казалось, недалек тот день, когда на скамье подсудимых окажутся те, кому там сидеть и надлежит. И уж тогда будут посрамлены все клеветники и злопыхатели, хаявшие власть. Ибо, какие еще нужны доказательства, что в Кремле свято блюдут государственный интерес? Не ступать отныне «ножкам Буша» по русской земле! По крайней мере так задешево — за 0,2 евро, уж никак не меньше, чем за 0,3 евро. Троекратное «ура» чекистскому режиму!

Но, увы, с аплодисментами пока придется обождать, потому что сегодня на скамье подсудимых не контрабандисты и уклонисты от уплаты таможенных пошлин, а... сам следователь А.Баранов, который вел это дело.

Орел на курьих ножках

Нет, все-таки взбалмошная баба эта российская Фемида, никогда не знаешь, что от нее ждать. В смутные 90-е годы с трибуны Верховного Совета один демократ высказался в том смысле, что «правосудие должно быть доступно всем и каждому, как публичная женщина». Он, правда, забыл добавить, что особы этого рода в первую очередь выбирают богатых клиентов, так что «доступность» определяется исключительно размером кошелька.

А сейчас как наша Фемида? Всем дает защиту или одним дает, а другим не дает? Ходят слухи, что в последнее время она предпочитает иностранцев с тугой мошной.

В постановлении о возбуждении уголовного дела против следователя А.Баранова упоминается фирма «Миратон». Это та самая фирма, которой и предназначался весь этот сомнительный груз курятины и которая почти половину его успела получить и вывезти. Но — как упоминается! Можно сказать, с уважением и сочувствием, как невинно пострадавшая.

В частности, там сказано, что А.Баранов, «...несмотря на неоднократные обращения представителей ООО «Миратон», в передаче им груза на ответственное хранение безосновательно отказал». И далее «В результате противоправных действий следователя Баранова А. весь груз, признанный вещественным доказательством по уголовному делу № 51908, был утрачен, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов государства, а также причинило тяжкие последствия, выразившиеся в причинении имущественного ущерба ООО «Миратон» на сумму не менее 1,4 млн. долларов США».

Вот так — категорично и сурово. Из этого «постановления» вообще складывается впечатление, что сегодня у нас «интересы государства» и «имущественные интересы ООО «Миратон» — вещи почти тождественные, будто Российская Федерация всего лишь филиал этой частной лавочки.

Так что же это за таинственный «Миратон»? И на этот вопрос есть ответ в материалах уголовного дела. Там имеются рапорты и заявления, а также аудиозаписи, которые подтверждают, что получатель груза ООО «Миратон» и отправитель груза американская компания «Trans commodities», по существу, принадлежат одному и тому же лицу — «фактическим владельцем является гражданин США Сэм Кислин». Таким образом, этот Сэм (который до 1972 года звался просто Семеном и заведовал в Одессе крупным гастрономом) сам себе и посылал в Россию курятину.

И, значит, это ему же и следовало передать его же груз, задержанный за контрабанду? То есть, следуя этой логике, видимо, забравшемуся в огород козлу следует передать недоеденную им капусту «на ответственное хранение»? А волка, залезшего в овчарню, видимо, следует назначить опекуном уцелевших ягнят?

Чем же примечателен этот Сэм Кислин?

В США бывший одесский завмаг стал весьма значительной фигурой. Сегодня он почетный гражданин Нью-Йорка, председатель правления крупнейшей фирмы «Транс Коммодитиез» — словом, живое воплощение «американской мечты» еврейского репатрианта.

Правда, зарубежные СМИ пишут о нем не только в восторженных тонах. По свидетельству «Financial Times», С.Кислин в отчете ФБР за 1994 год числится как «член русского преступного синдиката». А Иосиф Кобзон в интервью «АиФ» сказал: «Меня оклеветал одесский еврей Сэм Кислин ...». Вот поди и разберись — кто же он такой на самом деле?

Впрочем, известно, что долгое время С.Кислин был ближайшим деловым партнером братьев Черных, вместе с которыми он активно прибирал к рукам алюминиевые и металлургические комбинаты на территории бывшего Советского Союза. Это его деятельность вызвала такой резонанс, что в одном из своих интервью Сэм даже счел нужным пояснить: «Я не стервятник, а реаниматор».

Впрочем, как осуществляется реанимация при участии «акул капитализма», можно судить по такой информации («Московский комсомолец» 23.08): «Как следует из справки, датированной 9 июня 1995 года и подписанной старшим следователем Генпрокуратуры по особо важным делам Глушенковым, в 1992 году контракты иностранных фирм «Транс-Сис-Коммодитиз», «Транскоммодитиз», «Транстэк компани» и «Мирабель» (все фирмы входят в империю Черного — Trans-World Group.) в большинстве случаев оплачивались «через подставные коммерческие структуры за счет денежных средств, полученных в результате мошеннических операций с банковскими документами».

А еще Associated Press сообщает, что С.Кислин финансировал выборы мэра Нью-Йорка Р.Джулиани и даже избирательную кампанию Билла Клинтона. То есть вкладывает деньги не только в мороженых кур и петухов, но и в действующих политиков.

Во всяком случае очевидно, что С.Кислин сегодня в Америке человек не последний. А вот какие у него позиции в России?

Сэм: «Кислин сегодня человек второй, третий в России...»

Наша газета располагает магнитофонной записью телефонного разговора нашего бывшего соотечественника Кислина со следователем А.Барановым. Запись этого разговора сделана с соблюдением всех формальностей и приобщена к уголовному делу. Здесь мы приводим только некоторые отрывки:

«С. Кислин: Кислин владеет сегодня алюминиевым бизнесом в России. Кислин сегодня человек второй, третий в России... Я хочу сказать, теперь ты понял, что я не простой? Правильно или нет?

А. Баранов: Да, Сэм, я никогда не думал, что Сэм Кислин простой.

С. Кислин: Лучше ты арестовал бы тогда грузина, а потом арестовал бы этого «Союзконтракт», которому ты все отдал без разговора... Они бы все в кусты ушли и молчали, в ж... были бы.

А. Баранов: Сэм, вы же можете прекрасно загнать всех в кусты — и гоните! И решайте в кустах свои вопросы. Но при чем здесь я?..

С. Кислин:
Я с генеральной не разговариваю, я с генеральной никакого отношения не имею. У меня есть люди, люди которые могут идти к генеральному и говорить с ним. Я лично к нему не хожу. ... Ни к генеральному, ни к заместителю... Я Морозова действительно знаю. Я Морозова знаю еще давно по другим делам. Я Морозову звоню...»


Запомним эту фамилию — начальник управления Генпрокуратуры Морозов, к ней придется еще вернуться в ходе нашего детектива.

Потому что неожиданно дело о «незаконных хохлатых мигрантах» получило неожиданный поворот. Едва только «куриных нелегалов» упрятали в холодильник, как Генеральному прокурору В.Устинову из высоких инстанций поступила вот такая бумага: «Эти действия вызвали приостановку отгрузки и декларирования аналогичной продукции (соответственно — убыткам) еще с 7 судов. В связи с большими объемами задержанной продукции... и появлением недоверия к российским партнерам и органам внутренних дел на транспорте Северо-Западного региона прошу вас в возможно более короткий срок рассмотреть и принять решение по вышеуказанным уголовным делам».

Оно и понятно, высокие чиновники в первую очередь радеют о вопросах стратегических, таких, например, как международная торговля. Это значит, чтобы без помех и бесперебойно между Россией и Америкой шел товарооборот: «нефть в обмен на курью ножку».

Да еще при этом проявлялась трогательная забота о хорошем расположении духа наших зарубежных партнеров (к слову, подозреваемых в преступлении), чтобы у них, не приведи Бог, не возникло «недоверия». И к кому — «недоверие»? А к официальным представителям того самого государства, которое они попытались нагреть на крупную сумму (так в то время считало следствие).

Но, судя по всему, в верхах зря тревожатся, например, у Сэма Кислина к федеральным чиновникам никакого «недоверия» не появилось, просто потому, что и доверия особого он к ним, похоже, не питал.

Вот еще один отрывок из телефонного разговора С.Кислина со следователем А.Барановым (фамилию федерального чиновника по этическим соображениям опускаем): «С.Кислин: Да он ни х... не стоит. Министра, если нужно, посадили, а кто такой Т., ...? Кто он такой, чтобы о нем говорить? Федеральный клерк, ну и что же? Никто!.. Он ноль без палочки даже. Ты понимаешь или нет? Не говори мне о Т., потому что он начинает меня раздражать, ...Он какой-то... Он мне заявляет, понимаешь, говорит: вы арестовали наш корабль, мы ваш арестовываем. Это что за разговор такой? Я больше поэтому ему и не звоню».

Многоточиями в этом страстном монологе заменены те места, которые мы при всем стремлении к строгой документальности не смогли воспроизвести в печатном виде.

Привели же мы этот отрывок лишь для того, чтобы дать возможность нашим высоким федеральным чиновникам получить объективное свидетельство — что о них думают и говорят их американские партнеры. И заодно успокоить Кремль. Как видите, о «недоверии» тут и речи нет. Наоборот, дядя Сэм демонстрирует завидную бодрость духа и несокрушимую уверенность в своих силах. Особенно если речь идет о «российских партнерах» и правоохранительных органах.

Фирма «Транс Коррупция & К°»

И, видимо, для этого есть основания. Потому что едва только в Генпрокуратуре получили кремлевское послание, как уже 15 августа 2000 года из Москвы в Санкт-Петербург выехал старший прокурор отдела по надзору за исполнением законов в таможенных органах Генпрокуратуры О.Колесов. Однако, ознакомившись с делом, он дал заключение: «Изучение дел показало, что возбуждены эти дела при наличии достаточных поводов и оснований, то есть в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства». То есть в середине августа 2000 года Генпрокуратура исповедовала принцип Глеба Жеглова: «Вор должен сидеть в тюрьме».

В этом же духе зам. генпрокурора тогда же, в августе 2000 года, и отписал наверх — «уголовные дела по фактам подачи недостоверных деклараций ООО «Миратон» и ООО «Холанд» куриных окорочков... возбуждены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства» и далее: «...государству причинен значительный ущерб (около 1,2 млн. долларов США)».

Что последовало дальше, остается только гадать. Но можно предположить, что такой ответ, однако, видимо, слабо удовлетворил крупных федеральных чиновников. Потому что проходит всего каких-то пару недель и — о чудо! Все в тот же адрес и по поводу все тех же окорочков следует еще один ответ Генпрокуратуры, но на этот раз по смыслу прямо противоположный. И здесь напрашивается предположение, что был сверху еще один запрос, но уже более требовательный. Потому что иначе трудно найти объяснение — зачем нашей Генпрокуратуре слать два разных ответа?

А тут, будто позабыв, что еще каких-то пару недель назад его ведомство прямо-таки олицетворяло сурового и неподкупного стража государственных интересов, тот же самый зам. генпрокурора не моргнув глазом сообщает: «На ваше обращение по вопросу законности... уголовные дела 11.09.00 Северо-Западной прокуратурой прекращены за отсутствием состава преступления в действиях сотрудников ООО «Миратон» и ООО «Халанд»».

Вот оно как интересно выходит! Позвольте, а как же ущерб, понесенный государством в 1,2 млн. долларов — его что, теперь засчитать в доход? Так сказать, как вклад Сэма Кислина в удвоение российского ВВП? В том же письме зам. генпрокурора бодро рапортует в том смысле, что никакого ущерба международной торговле не нанесено и даже: «с 14.07.2000 по 14.09.2000 в Санкт-Петербургский морской порт прибыло 60 теплоходов с грузом — мясо куриное...»

Таким образом, дядя Сэм может быть совершенно спокоен — российские федеральные чиновники понимают его с полуслова.

А нам, россиянам, как быть — смеяться или плакать? Конечно, смеяться, если у нас ущерб казне уже научились засчитывать по статье «доход», значит, заложена надежная база процветания России.

Но что же произошло за те несколько дней, которые отделяют один ответ Генпрокуратуры от другого? А очень просто — «куриное дело» закрыли и произвели рокировку: обвиняемого и следователя просто поменяли местами. И теперь ретивый служака-следователь сел на скамью подсудимых. Как это произошло?

Ответ можно найти в показаниях следователя А.Баранова. А он чистосердечно кается и сознается, но — в чем? А в том, что выполнил указания своего прямого начальства: «Уголовное дело № 51908 прекращено мною незаконно под давлением начальника Управления Генпрокуратуры РФ Морозова В.А., имевшего приятельские отношения с отправителем груза — гражданином США Кислиным С. (он же фактический владелец ООО «Миратон»), о чем я неоднократно писал в рапортах, заявлениях, ходатайствах и жалобах с приложением кассеты с записью моего телефонного разговора с Кислиным С. Незаконность прекращения дела подтверждается выводами служебного расследования от 4 сентября 2000 г...»

А если допустить, что представленные следователем доказательства хоть в какой-то степени соответствуют действительности и начальник управления Генпрокуратуры Морозов и впрямь имеет приятельские отношения с Сэмом и в самом деле «давил» на следователя, то как вся эта история должна тогда называться? «Правосудие без границ» или «Оборотни с окорочками»?

А может быть, все объясняется гораздо прозаичнее, и для Российской Федерации просто уже введено внешнее управление?

Если уж сегодня иностранцы охапками скупают российские акционерные общества, то вполне можно предположить, что у них уже в руках контрольный пакет акций и общества под названием «Российская Федерация». Тогда понятно, почему их менеджеры распоряжаются здесь как у себя дома. И тогда, наверное, скоро мороженый американский петух на курьих ножках окончательно вытеснит своего местного двухголового собрата с эмблемы фирмы.

Сергей Иванов

Источник: "Советская Россия", 06.08.2004