Спецслужбы
10.04.2018

Главу ФТС Булавина атаковали по всем фронтам

Главу ФТС Булавина атаковали по всем фронтам

  • Владимир Булавин. Фото "Ъ"
После Дальневосточной таможни ФСБ нацелилось на "хлебное" Северо-Западное управление Александра Безлюдского
Последний месяц игроки на рынке внешнеэкономической деятельности следили за боестолкновением двух важнейших российских силовых ведомств: ФСБ, что за последние годы добилась признания самой влиятельной, и Федеральной таможенной службы, от которой наполовину зависит наполнение бюджета страны.

Как известно, Центральный аппарат ФСБ дотянулся до первого заместителя начальника Дальневосточной таможни Сергея Федорова. Его увезли в столицу с обвинением в покровительстве бизнесу крупнейшей фигуры в таможенном сообществе Сибири Родиона Тихонова. А незадолго до этого в Приморье были арестованы за контрабанду несколько предпринимателей, а вместе с ними по подозрению во взятках пострадал замглавы таможенного поста "Морской порт Владивосток" Евгений Романченко. Те дальние новости начались 20 февраля и закончились в конце марта. Параллельно этому развивались аналогичные события в Петербурге и Ленобласти, где региональная ФСБ атаковала Северо-Западное таможенное управление. Мы с начала марта публиковали те информационные сводки, но понятные нам сегодня нюансы только украшают эту схватку.

Все началось 2 марта, когда на годовой коллегии ФТС в Москве заместителю начальника Северо-Западного таможенного управления (он же начальник Северо-Западной оперативной таможни) генерал-майору Александру Безлюдскому вручали медаль ордена "За заслуги перед Отечеством" 2 степени. А за несколько часов до этого оперативники 2 отдела (линия таможни) Службы экономической безопасности УФСБ начали обыск в кабинете начальника Кингисеппской таможни Сергея Слепухина. Так что, когда глава ФТС Владимир Булавин (кстати, генерал-полковник ФСБ) жал руку Безлюдскому, оба, разумеется, были извещены о ситуации.

В этой зарисовке есть и скрытая ирония. Так уж устроен процедурный порядок государства, что награждение проходит все этапы в администрации президента только после соответствующих проверок в силовых структурах. И в первую очередь в профильных подразделениях Лубянки и Литейного, 4. То есть накануне в том же 2 отделе СЭБ минимум не возражали.

Вторая волна тоже была продумана изящно. Или вероломно — это с какой стороны посмотреть. В семь часов утра 6 марта в загородный дом Александра Безлюдского пришли с обыском те же оперативники. Поэтому в 10 часов он не мог находиться в здании Управления на улице Савушкина на видеоселекторе с тем же главой ФТС Булавиным. Поэтому Булавин вновь получил информационную эмоцию по поводу Северо-Западного таможенного управления. Тем более что в кабинете у Безлюдского в то утро уже шел обыск.

Синхронно Госбезопасность пришла в петербургские квартиры двух дочерей Безлюдского, у одной из которых трое детей. Не то чтобы здравый смысл, скорее, практика изощренного боя говорит о том, что такие мероприятия нацелены не на конкретный эффект, как печатают в постановлениях на обыск, "в адресе могут находиться предметы и документы, имеющие интерес для следствия". Это мощный элемент психологического давления. Как сотрудники спецназа, прелестно понимающие, что никто и никакого сопротивления им оказывать не собирается. И выходит, как на фронте: "Товарищ генерал, нас атакуют по всем направлениям превосходящие силы". Если морально-волевые сломлены, то пора организованно отступать или хаотично бежать.

В эти же часы контрразведка получает информацию, что супруга Безлюдского уехала на своей личной машине в Москву. Чуть ли не впервые за историю аналогичных мероприятий по высокопоставленным госслужащим телефон жены пеленгуется, на перехват высылаются наряды ГИБДД Московской области, и при подъезде к столице ее блокируют три экипажа. После чего 56-летняя дама, формально не задержанная, фактически заперта в салоне на шесть часов. За это время из Петербурга на предельном служебном рвении едут сотрудники ФСБ. Ее машину официально обыскивают. Ничего не находят и со злым разочарованием убывают обратно.

А генерала Безлюдского около 16 часов 6 марта ввели в подъезд Литейного, 4, со стороны улицы Шпалерной, допросили в Следственной службе, потом вежливо помурыжили, и около трех часов ночи 7 марта он уехал в роли свидетеля.

Не отпустили только экс-сотрудника Северо-Западной оперативной таможни Захара Сычева, кого в это же время также обыскивали. Его задерживают и 9 марта отправляют на домашний арест с обвинением в передаче взяток, но по факту ситуация патовая. По первоначальной версии следствия, Сычев передавал деньги Безлюдскому, а кроме версии, похоже, в деле ничего не остается.

Остается только то, что никто извне заметить не может. Инициатором реализации был начальник отделения 2 отдела СЭБ подполковник ФСБ Николай Сиротин. Естественно, что подобные масштабные, спланированные акции начальник "таможенного" отдела СЭБ полковник Юрий Гуренков утверждал у начальника СЭБ полковника Андрея Яковлева, а после все согласовывалось у начальника УФСБ по Петербургу и Ленобласти Александра Родионова. То есть докладывалась оперативная информация, за которой стояла уверенность в достижении целей — минимум снос руководства Северо-Западного управления, максимум — привлечение. В спецслужбе и то, и то считается показателем, в отличие, например, от МВД, где без предъявления обвинения все теряет статистическое значение.

Исходя из вышеизложенного, видим, что нервы сдали только у Слепухина, который 19 марта пишет рапорт об увольнении. Что касается главы Северо-Западного управления генерал-лейтенанта Александра Гетмана и его заместителя генерал-майора Безлюдского, то, по нашим данным, они после этой эпопеи пару раз были в Москве. Первый — у Булавина, второй — у заместителя главы ФТС генерал-лейтенанта ФСБ Анатолия Серышева.

— Действительно, было много слухов, да и предварительной информации о кадровых выводах после этих новостей, но я вам так скажу, а вы уж сделайте выводы: если бы на высшем уровне были уверены, что что-то не так, то давно сказали бы им идти на вольные хлеба, — намекнул нам собеседник из центрального аппарата ФТС.

[47news.ru, 15.03.2018, "Гетман, геть": Главному таможеннику Северо-Запада Москва посоветовали искать работу. Но сначала Владимир Путин должен поставить подпись. Местным силам устраивать заваруху было не с руки: на новую кандидатуру они повлиять не смогут, а значит придет вряд ли подконтрольный.

На днях у руководителя Северо-Западного таможенного управления Александра Гетмана состоялся неприятный разговор с руководителем Федеральной таможенной службы Владимиром Булавиным. Как говорят, Гетману было рекомендовано искать новое место работы. На данный момент мы не обладаем информацией, написал ли он рапорт, но правила игры в этой системе координат не предполагают упрямства после подобных предложений.

В случае если Гетман напишет рапорт об увольнении, то будет запущена достаточно длительная процедура. Во-первых, как и большинство руководителей, он, наверняка, имеет большой запас нерастраченных дней отпуска. В это время руководитель ФТС направит документы в администрацию президента, где будет готовиться проект указа президента. По времени речь может идти о сроке месяца в полтора. [...]

getman-0271279407234809328409832075720397409283095890283043259408


А 15 января [15 марта] к начальнику Главного управления по борьбе с контрабандой ФТС России Андрею Юдинцеву должны были прибыть Александр Безлюдский и начальник отдела по борьбе с экономическими таможенными преступлениями оперативной таможни Евгений Алешкин. Об этом 12 марта Юдинцев вежливо попросил Гетмана в письме, которое оказалось в распоряжении редакции. — врезка К.ру]

Несмотря на то, что наш знакомый не дал согласия на авторизацию его комментария, он разрешил автору привести статистику, что была подготовлена к той самой коллегии 6 марта, когда начали веерно обыскивать Безлюдского.

— Зачитываю динамику за 2017 год по вашему управлению: стоимость изъятых товаров — 757 млн рублей, что на 58,6 % больше, чем в 2016-м; доначисление — 973 млн рублей, что на 20,7 % больше, чем в предыдущем; довзыскания — 625 млн, что на 124% больше. Вы успеваете записывать? Конечно, показателей намного больше, но по остальным вы запутаетесь только.

Отсюда делаем вывод, что в столице либо не согласны с позицией региональной ФСБ, либо понимают, что за ней стоит. Сами же игроки рынка, предсказуемо не пожелавшие, чтобы их имена называли, указывают на конкретную точку обострения внутривидовой борьбы. Мы тоже о ней писали. Тогда, 19 февраля, в Ивангороде в грузе вместо дешевых топливных гранул нашли товары, облагаемые серьезной пошлиной, на $400 тыс.

Здесь надо объяснить, что ФСБ в лице профильных подразделений часто требует лояльности. Подобные отношения выражаются не на совместных совещаниях, где чеканят государственным подходом, а в неформальных пожеланиях, где каждый разумный понимает между строк. Куда, например, не надо смотреть. Публичного же отношения к случившемуся ни от ФСБ, ни от ФТС мы не дождемся. Более того, пока не будет принято окончательное процессуальное решение, в этих ведомствах никто ничего не скажет даже друг другу. Пусть мнение в обоих углах сформировано, но правила игры не позволяют его громко высказывать.

Предполагая, что Александр Безлюдский, кому за последний месяц мы посвятили много строчек, не захочет общаться с нами, мы подготовили вопрос.

— Александр Михайлович, вы понимаете, откуда вам прилетело? — успел спросить автор, быстро представившись.

— Да уж, не мальчик, — ответил он, тут же защитившись коронной фразой: — Извините, мне некогда.

Так время между ними наступило неуютное — ни мира, ни войны.

Евгений Вышенков