Спецслужбы
19.12.2016

Генералу Шашаеву пересчитали долги

Генералу Шашаеву пересчитали долги
  • Алексей Шашаев. Фото «Ъ»
Суд не смилостивился над другом детства Андрея Бельянинова

В июле Тверской районный суд города Москвы вынес суровый приговор экс-представителю российской таможни на Украине Алексею Шашаеву. За мошенничество при ведомственных закупках генерал Шашаев отправился в колонию на пять лет — при том, что даже обвинение запрашивало лишь 3,5 года. На решение суда могло повлиять то, что в день вердикта был смещен с должности покровитель обвиняемого, глава Федеральной таможенной службы (ФТС) Андрей Бельянинов. Оглашение приговора генералу началась с сорокаминутной задержкой — как раз в это время появилась информация об отставке главного таможенника страны. Сейчас апелляционная инстанция Мосгорсуда символически снизила срок заключения, но дала команде экс-генерала шанс сохранить от конфискации имущество. Некоторые фигуранты дела могут рассчитывать на условно-досрочное освобождение.

Вместе с Шашаевым, ранее руководившим главным управлением информационных технологий ФТС, обвинение было вынесено его подчиненной — заместителю начальника отдела планирования оснащения средствами информатизации Елене Соболевой, а также гендиректору ООО "СБЛ-Техноложис" Вячеславу Лысакову и предпринимателю Игорю Береговскому. Все они признаны виновными в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ) и осуждены на сроки от трех до семи лет.

Согласно решению суда первой инстанции, основанному на материалах ГСУ СКР, должностные лица ФТС и их гражданские сообщники в период с ноября 2011 по февраль 2012 года обеспечили ООО "СБЛ-Техноложис" победу в аукционе по оказанию комплексно-технической поддержки программе Oracle, используемой таможней. При этом стоимость контракта, как решили следствие и суд, была завышена на 125 млн рублей — якобы чиновники ФТС рассчитывали впоследствии получить от коммерсантов процент от этой суммы. Адвокаты, обращаясь в Мосгорсуд, требовали отменить решение суда первой инстанции как незаконное. Защитник Шашаева указывал на то, что приведенные в приговоре данные, в соответствии с которыми его подзащитный умышленно завысил расходы на поставку и техническую поддержку используемых ФТС программных продуктов, не были подтверждены ни одним доказательством. Более того, по его версии, изложенные в приговоре сведения "абсолютно не соответствовали фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным уже в ходе судебного следствия".

Тройка судей апелляционной инстанции оставила обвинительный приговор в силе. При этом сумму ущерба в 125 млн рублей суд второй инстанции сократил на 30 млн рублей и сократил сроки – Шашаеву и Береговскому на 2 месяца, остальным осужденным – на 3-4 месяца. Елена Соболева и Вячеслав Лысаков, отбывшие уже половину из назначенного им наказания под следствием и судом в СИЗО, вскоре могут претендовать на условно-досрочное освобождение. Правда, для этого им необходимо провести по полгода в колониях и каким-то образом решить вопрос с возмещением ущерба, что требуется для УДО.

Возмещение теоретически можно оформить за счет средств, изъятых у фигурантов. Так, у господина Береговского в ходе обысков нашли более $2,5 млн, которые Тверской суд обратил в пользу государства. Однако Мосгорсуд отменил приговор в части конфискации изъятого, вернув его в суд первой инстанции.

По данным "Ъ", уже после приговора Алексея Шашаева начали проверять на причастность к еще одной предполагаемой афере, связанной с программным обеспечением ФТС. Но обвинение пока не предъявили. Компьютерная система, якобы с нарушениями созданная при участии господина Шашаева, из-за спора с производителем ФТС не используется.

Как сообщалось ранее, основные показания на сообщников дал замгендиректора ООО "СБЛ-Техноложис" Станислав Сорокин, осужденный в особом порядке на три года заключения. Сорокин, свидетельствовавший в рамках досудебного соглашения о сотрудничестве, потерял $400 тыс — изъятые у него в ходе следствия деньги были конфискованы. Хотя первоначально никаких имущественных претензий к нему ни судом, ни следствием не предъявлялось.