Спецслужбы
03.10.2016

Полет над гнездом Бельянинова

Полет над гнездом Бельянинова
  • Алексей Шашаев (справа). Фото "Ъ", newsforbreakfast.ru
Осужденных генералов ФТС заподозрили в попытке бегства из-за решетки

Подковерная борьба внутри российских спецслужб, жертвами которой в последнее время стали целый ряд высокопоставленных таможенных чиновников продолжает будоражить информационное пространство. Наиболее ярким эпизодом этой тайной войны стал, пожалуй, обыск в шикарном особняке главы ФТС Андрея Бельянинова (сразу же после начала скандала, он получил к своей должности приставку "экс-"). Напомним, что кроме многочисленных предметов роскоши, коллекции старинных картин, антиквариата, драгоценностей и дорогих элитных часов оперативники в незадекларированном дворце  руководителя таможни обнаружили еще и огромное количество наличности -  9,5 млн руб., $390 тыс. и  €350 тыс. Деньги, как оказалось, хранилась не только в сейфе, но и в коробках из под обуви.

 

Вокруг бывших подчиненных жулика Бельянинова тоже происходят не менее занимательные вещи. В частности, вокруг его друга детства Александра Шашаева.

Как сообщает "Ъ", необычное процессуальное решение принял Тверской райсуд Москвы в отношении фигурантов громкого уголовного дела о мошенническом хищении средств Федеральной таможенной службы (ФТС). Все они минувшим летом были приговорены к реальному лишению свободы и в ожидании рассмотрения апелляционных жалоб находятся в СИЗО. Между тем по настоянию прокуратуры суд на днях зачем-то продлил им срок ареста еще на три месяца, в том числе и на том основании, что осужденные могут скрыться и продолжить заниматься преступной деятельностью.

Приговор по громкому делу о хищении средств ФТС судья Алексей Криворучко огласил 28 июля. Тогда к лишению свободы на срок от трех до семи лет были приговорены Алексей Шашаев, сначала руководивший главным управлением информационных технологий (ГУИТ) ФТС, а потом являвшийся представителем российской таможни на Украине, замначальника отдела планирования оснащения средствами информатизации ГУИТ ФТС Елена Соболева, директор ООО "СБЛ-Техноложис" Вячеслав Лысаков и совладелец компании Игорь Береговский (еще один фигурант дела, коммерсант Станислав Сорокин, заключивший сделку с прокуратурой, был отдельно приговорен в особом порядке к трем годам колонии). Все они были признаны виновными в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Как установили следствие и суд, при заключении контракта между ФТС и "СБЛ-Техноложис" стоимостью 332 млн руб. на обслуживание программы Oracle, используемой в работе таможни, завысили его стоимость на 125 млн руб., которые были похищены. Двое фигурантов — генерал Шашаев и коммерсант Лысаков, находившиеся под подпиской о невыезде,— после оглашения приговора были взяты по решению суда под стражу прямо в зале заседаний. При этом председательствующий сообщил, что меняет им меру пресечения на арест, но не оговорил, до какого времени, обычно используется формулировка "до вступления приговора в законную силу". Между тем прокуратура, не обнаружив в тексте приговора срока ареста для двух фигурантов, подала ходатайство о продлении меры пресечения на три месяца сразу всем осужденным.

Приглашенные на судебное заседание адвокаты фигурантов дела не скрывали своего недоумения по поводу требования прокуратуры, поскольку в случае его удовлетворения арест все равно потеряет смысл после рассмотрения апелляционных жалоб. Однако, воспользовавшись ситуацией, защитники попытались добиться перевода их клиентов до апелляции на приговор под подписку о невыезде либо домашний арест. А поскольку прокуратура требовала продления срока ареста осужденным на том основании, что, оказавшись на свободе, те могут скрыться либо продолжить занятие преступной деятельностью, адвокаты привели положительные характеристики и отзывы с прежних мест работы и жительства подзащитных. Судья, однако, удовлетворил только требования надзорного органа, продлив осужденным срок содержания под стражей до 29 декабря 2016 года.

Адвокат Сергей Старовойтов, представлявший в суде интересы осужденного Шашаева, заявил, что он и его коллеги обжалуют судебное постановление как незаконное и лишенное всякого смысла. "Если судья хотел что-то уточнить, то на заседании должен был рассмотреть только вопрос о внесении изменений в приговор",— сообщил защитник. В Тверском райсуде заявили, что "все ответы на вопросы защиты содержатся в постановлении суда".