Спецслужбы
19.09.2016

Правозащитный решальщик Андрей Маяков

Правозащитный решальщик Андрей Маяков
  • Андрей Маяков. Фото "Ъ"
Борец за гражданские права обобрал клиентов на миллион

О том, что за организациями, декларирующими на публику благие цели, очень часто скрываются мошенники, говорилось немало. Можно вспомнить скандальные разоблачения активистов «Города без наркотиков» Евгения Ройзмана, одного из руководителей которого судили в 2003 году как раз за наркоторговлю, другие получили обвинения в незаконном лишении свободы людей, в том числе не являющихся ни наркоманами, ни алкоголиками. Можно вспомнить и историю с финансированием Минобороны США якобы гуманитарных проектов «Левада-центра» и «благотворительные» лекции Ильи Пономарева. Случай с заместителем главы организации "Комитет за гражданские права" и руководителем Центра доступного правосудия Андреем Маяковым выделяется из этого ряда только разве что удивительным доверием потерпевших, передавших «правозащитнику» более миллиона рублей за закрытие уголовных дел и освобождение родственников из мест заключения. Обещанного Маяков, разумеется, не выполнил, однако прокурор все равно потребовал для него семь лет заключения в колонии строго режима.

Как сообщает «Ъ», выступление прокурора уложилось в десять минут. Гособвинитель напомнила, что Андрея Маякова обвиняют по двум эпизодам мошенничества в крупном размере (ч. 3 ст. 159 УК РФ) и покушении на особо крупное мошенничество (ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ). В первом случае, продолжала прокурор, Андрей Маяков в 2013-2015 годах получил от некой Зои Масловой несколькими траншами 670 тыс. руб. за улучшение условий содержания ее мужа в колонии с последующим его освобождением по состоянию здоровья. Но к моменту своего задержания в сентябре 2015 года обещанного правозащитник так и не выполнил.

Во втором случае Андрей Маяков, по версии следствия, пытался получить не менее 900 тыс. руб. за прекращение уголовного дела ранее судимого москвича Дениса Селина, задержанного в августе прошлого года за распространение наркотиков. Последний эпизод, кстати, и послужил основанием для привлечения Андрея Маякова к уголовной ответственности. 15 сентября 2015 года он был задержан сотрудниками полиции и ФСБ в офисе комитета при получении от находившегося под подпиской о невыезде наркоторговца Дениса Селина под видом 250 тыс. руб. "куклы" — пачки резаной бумаги, обложенной с обеих сторон пятитысячными купюрами.

Сославшись на показания свидетелей и потерпевших, цитировать которые она, впрочем, не стала, обвинитель заявила, что вина Андрея Маякова полностью доказана. В связи с чем прокурор попросила признать его виновным по всем пунктам обвинения и приговорить к семи годам колонии строгого режима. Кстати, ранее правозащитник отсидел четыре года за мошенничество, также связанное с получением средств от граждан за оказание им правозащитных услуг.

Адвокат Геннадий Шило признал, что Андрей Маяков брал у Зои Масловой деньги за работу по улучшению содержания ее супруга и содействие формированию медицинской комиссии, которая могла бы освободить заключенного от отбывания наказания. Но делал он все это, отметил защитник, в рамках работы возглавляемого им Центра доступного правосудия — некоммерческой организации, зарегистрированной в соответствии с законом. Ссылки же следствия на то, что взимание Андреем Маяковым денег являлось незаконным, по версии адвоката, необоснованны, поскольку его деятельность не регламентируется каким-либо специальным законом.

По словам Геннадия Шило, полученные от Зои Масловой средства его подзащитный полностью отработал, буквально завалив ФСИН обращениями и инициированными им депутатскими запросами с жалобами на условия содержания супруга госпожи Масловой в колонии. А то, что осужденного не удалось освободить по состоянию здоровья, адвокат объяснил "завышенными ожиданиями" потерпевшей.

Говоря об эпизоде с получением 250 тыс. руб. от Дениса Селина, адвокат заявил, что в данном случае имела место провокация сотрудников правоохранительных органов, направленная на дискредитацию правозащитников. Господин Шило, в частности, обратил внимание суда на то, что Селин находился под подпиской о невыезде, тогда как обвиняемых в распространении наркотиков обычно содержат в СИЗО. Кроме того, защита сочла подозрительным и поведение самого Селина. Так, сначала он обратился с просьбой о прекращении его уголовного дела (обвиняемый настаивал, что наркотики ему подбросили) к руководителю "Комитета за гражданские права", известному правозащитнику Андрею Бабушкину. Тот попросил разобраться в ситуации замначальника УВД Северо-Западного округа Шамиля Сибанова, в ведении которого находилось следствие по делу просителя. Полицейский назначил Селину встречу, однако тот не явился, а через некоторое время попросил за деньги решить его проблему уже Андрея Маякова. Правозащитник согласился, заявив, что ему потребуется не менее месяца для правового решения вопроса, однако Селин сразу же написал в полицию заявление о "мошенничестве правозащитника Маякова".

При этом адвокат уверяет, что друзья и коллеги Маякова возместили потерпевшим все потраченные ими средства с процентами. С другой стороны, как показывает пример с уголовным преследованием бывшего руководителя «Русгидро» Евгения Дода, даже возмещение убытков отнюдь не является для суда и прокуратуры поводом даже смягчить наказание, не говоря уже о прекращении уголовного дела.