Спецслужбы
31.05.2016

Прапорщик Эскерханов в суде внезапно забыл русский язык

Прапорщик Эскерханов в суде внезапно забыл русский язык
  • Темирлан Эскерханов. Фото "Ъ"
Обвиняемому в убийстве Немцова не могут найти достойного толмача

Странные какие-то вещи происходят в российской судейской системе. С одной стороны, глава Верховного суда Вячеслав Лебедев и руководитель Судебного департамента ВС Гусев сбились с ног, пытаясь загладить ставшие достоянием общественности факты разворовывания сотрудниками департамента государственных денег под видом оказания услуг переводчиков. И начальника управления судебного департамента Москвы Липезина (списавшего на переводчиков 322 млн рублей при реальных затратах в 7,3 млн) отправили под суд подальше от любопытных журналистских глаз. И его коллеге из Управления Судебного департамента при Верховном суде РФ по Московской области Валерию Кузьмичу (списывавшему на виртуальных переводчиков по полтора миллиона рублей за одно судебное дело) давали все возможности покинуть страну, да тот по глупости попался в Белоруси. Учитывая, что только судей по делу о фиктивных переводчиках планируется допросить порядка четырехсот человек, мы можем говорить о сложившейся системе вывода денег под видом услуг, которые плохо поддаются контролю.

 

С другой стороны, когда возникает реальная необходимость в переводчике, причем в очень даже резонансном деле, специалиста невозможно найти днем с огнем. Так, например, Темирлан Эскерханов, обвиняемый в убийстве Бориса Немцова, получил отказ в просьбе предоставить переводчика, несмотря на то, что, по его словам, его низкий уровень владения русским языком не позволяет отставному прапорщику понять нюансы предъявляемого ему обвинения.

 

Как сообщает "Ъ", Темирлан Эскерханов первым из пяти обвиняемых завершил ознакомление с собранными следствием доказательствами. Однако подписать протокол ознакомления с материалами он не захотел. Как пояснил Эскерханов своему адвокату Розе Магомедовой, он внимательно изучил каждый из 67 томов и, более того, законспектировал в тетрадку все абзацы, в которых встречается его фамилия, пытаясь таким образом выяснить, какого рода соучастие в убийстве Бориса Немцова инкриминируется ему лично. Однако понять свою роль в преступлении Эскерханов, по словам защитника, так и не смог. В связи с этим он и обратился к следователю с ходатайством о привлечении к процедуре ознакомления переводчика с русского языка на чеченский. Однако получил отказ руководителя следственной бригады, старшего следователя по особо важным делам при председателе СКР Николая Тутевича.

Господин Тутевич, в частности, указал, что за время предварительного следствия услуги переводчика предлагались Эскерханову раз двадцать. Первый раз — 7 марта 2015 года, через неделю после убийства Бориса Немцова, когда бывший чеченский полицейский был задержан и допрошен в качестве свидетеля.

Эскерханов тогда пояснил, что переводчик ему не нужен, поскольку он десять лет изучал русский язык в советской школе, свободно пишет, читает и изъясняется на нем. Затем были другие допросы Эскерханова в качестве подозреваемого и обвиняемого, с ним проводились различные следственные действия, он знакомился с результатами проведенных экспертиз, наконец, участвовал в заседаниях судов.

Перед началом каждого из этих мероприятий фигуранту дела предлагались услуги переводчика, и всякий раз он от них отказывался, что, по мнению Николая Тутевича, было абсолютно нормальным. Эскерханов, как отмечает в своем отказном решении следователь, с февраля 2001 года по декабрь 2013-го служил в ОВД по Шелковскому району Чечни. Из предоставленной ему оттуда характеристики следует, что за эти годы прапорщик успешно осваивал различные программы "общественно-государственной, служебной и боевой подготовки", подготовленные на русском языке.

 

Во время службы ему пришлось также изучить федеральные правила хранения, ношения и применения огнестрельного оружия и правила дорожного движения. Эскерханов успешно сдал экзамен на получение водительского удостоверения с тремя открытыми категориями — на мотоцикл, легковой и грузовой автомобили. Наконец, уже после увольнения обвиняемый успел некоторое время поработать в Москве, что без знания языка, по мнению следователя Тутевича, было бы "просто невозможно".

О приличном знании Эскерхановым русского языка, как полагает следствие, свидетельствуют и результаты судебно-психиатрической экспертизы, проведенной в отношении предполагаемого пособника убийц столичными врачами. Специалисты в своем заключении отметили, что обвиняемый "охотно вступает в беседу (на русском языке)", "последовательно сообщает сведения о себе и датирует основные события своей жизни", а на некоторые вопросы отвечает даже "излишне подробно".

 

С учетом всех этих аргументов Николай Тутевич посчитал требование обвиняемого о переводчике запоздалым, необоснованным и расценил его как "злоупотребление процессуальным правом, направленным на затягивание процедуры ознакомления".

Адвокат Роза Магомедова, в свою очередь, отметила, что право фигуранта уголовного дела на услуги переводчика записано в законе и не может ограничиваться следствием. Так, ч. 3 ст. 18 УПК предписывает переводить все следственные и судебные документы для обвиняемого, "не владеющего или недостаточно владеющего языком судопроизводства". В соответствии с п. 6 и п. 7 ч. 4 ст. 46 УПК фигурант дела "вправе давать показания и объяснения на родном языке и пользоваться помощью переводчика бесплатно".

"Мой клиент действительно владеет русским языком, однако понять юридические тонкости уголовного дела для него оказалось сложно",— пояснила госпожа Магомедова. При этом ни о каком затягивании процедуры, как утверждает адвокат, речи не идет, поскольку Эскерханов и не требует перевода для него всего дела. По мнению защитника, от переводчика на этапе ознакомления потребуются лишь комментарии по некоторым вопросам, которые помогли бы Эскерханову правильно оценить приведенные следствием аргументы и подготовиться, таким образом, к своей защите в суде. По данным госпожи Магомедовой, следствие рассчитывает на то, что она лично поможет клиенту с переводом, однако брать на себя такую ответственность юрист не стала. Обжаловать действия следователя она собирается в судебном порядке.
Подробнее:http://kommersant.ru/doc/3000736


Подробнее:http://kommersant.ru/doc/3000736


Подробнее:http://kommersant.ru/doc/3000736