Спецслужбы
24.02.2016

Неприставучие питерские приставы

Предприниматель Мельничук в роли бенефициара ФССП

Словосочетание «судебный пристав» нам знакомо и привычно. Напомним, что полностью название этой должности – подразумевающей, кстати, в немалой степени, обязательства по пополнению бюджета за счет взыскания установленных судом долгов перед государством – «судебный пристав-исполнитель». Из чего следует, что главная функция пристава – прилагать все усилия для ИСПОЛНЕНИЯ решений суда. И именно за выполнение этой функции это самое государство платит приставам зарплату. Из  бюджета.

Так вот мы призываем тех, кто принимает решения по штатной структуре судебного ведомства ввести специально для Санкт-Петербурга особую должность.

«Судебный пристав-неисполнитель».

Необходимость этого очевидно назрела. Поскольку диаметрально противоположное понимание  своих функций судебными приставами превратилось в нашем городе в устойчивую тенденцию. И уж если судебное ведомство не предпринимает никаких мер воздействия в отношении своих сотрудников, действия которых прямо противоречат их должностным обязанностям, остается только формализовать эту тенденцию, чтобы все понимали – вот в этом кабинете сидит пристав-исполнитель. Его работа – взыскивать долги. А в этом кабинете – пристав-неисполнитель, и, если решение суда попало к нему – про результат можно сразу и навсегда забыть.

Решение крайне необходимое, поскольку рядовой гражданин сегодня не способен визуально определить к какой категории относиться тот или иной пристав, и наивно ожидает исполнения от любого, кто одет в форму Службы судебных приставов (она же ССП).  

А теперь детали.

Эпизод первый.

Индивидуальный предприниматель Светлана Мехонцева является одним из совладельцев торгового комплекса возле станции метро «Пионерская». Торговый комплекс встроен в дом 15 корп. 2 по Коломяжскому проспекту. Пока это второстепенное обстоятельство, но позже эта информация нам пригодится.

В декабре  2015, получив письмо из Росреестра,  она неожиданно для себя обнаружила,  что  судебным приставом-исполнителем Выборгского районного подразделения ССП по Санкт-Петербургу на ее имущество наложен «запрет  на  совершение  действий  по  государственной  регистрации  прав». По сути – арест. Решение приняла некая Н.В. Пискун.

Начали разбираться. Выяснилось, что исполнительное  производство  возбуждено  на  основании  акта  по  делу  об административных правонарушениях, вынесенного в отношении ООО «Пиццерия на  Пионерской». Это один из арендаторов, занимающий часть помещения площадью 199 кв.м.

Размер задолженности - 155 тысяч рублей.

Уточним, что в законе подобная процедура прописана достаточно четко, и наложение  запрета  на совершение  действий  по  государственной  регистрации  прав  в подобных случаях может применяться исключительно в отношении имущества должника по исполнительному производству. Коим Светлана Владимировна ни при каких обстоятельствах не является.

Но Н.Пискун сведения о действительном собственнике помещения, где работает «Пиццерия…», не запрашивала. Не барское это дело.

В  январе Н.Пискун и адвокат Светланы Владимировны встретились лично. В ходе встречи были представлены все документы, дающие полное понимание реальной ситуации. То есть, на языке закона, представлены исчерпывающие основания для отмены вынесенного постановления. Но действия судебного пристава ограничились заменой формулировки в постановлении: вместо «за должником на праве собственности зарегистрировано следующее имущество» читать «за должником на праве аренды зарегистрировано следующее имущество». При этом Н.Пискун не смогла пропищать ничего внятного по поводу того, как она представляет себе взыскание средств  должника за счет давления на того, кто не имеет к этому должнику никакого отношения.

Череда парадоксов продолжилась, когда была  предпринята  попытка  получить  в Выборгском подразделении УФССП  копию  Постановления  о  наложении запрета на совершение действий по государственной регистрации прав. В предоставлении копии документа  Н.Пискун отказала, мотивируя это тем, что пострадавшая от действий пристава Мехонцева не является стороной исполнительного производства. То есть наложить арест за чужие долги на человека можно, а выдать ему соответствующую бумагу – нельзя.

Что интересно – получить аналогичную копию не удалось и должнику. Хотя ООО «Пиццерия  на  Пионерской» стороной исполнительного производства является однозначно. Так что действия Н.Пискун невозможно объяснить не только с точки зрения закона, но и с точки зрения здравого смысла.

Предположив «эксцесс исполнителя» представитель Светланы Владимировны направился к руководителю Н.Пискун – Амалу Мубаризовичу Мамедову. В ходе состоявшейся недолгой беседы наиб* Мамедов, говоря народным языком, недвусмысленно дал понять, что он и процессуальную процедуру «амал», и кто в действительности должник «амал», и в целом «амал» все принципы российской нормативно-правовой системы, в результате чего отменять незаконное постановление  о  наложении  ареста  не  намерен. Что интересно – в качестве «успокоительного» предложил  Мехонцевой по-восточному изящный путь разрешения ситуации - если Светлана Владимировна сама заставит «Пиццерию…» погасить долг (то есть выполнит за судебных приставов их работу), то арест с  имущества  будет  немедленно снят.

*наиб – в средневековом Арабском халифате помощник регионального главы – эмира – отвечающий за определенное функциональное направление. Например, сбор налогов и взимание долгов. В данном случае даже немного жаль, что в арабском языке нет буквы «Ё» - здесь она была бы очень к месту.

Подтвержденные документами доводы о том, что неправомерный судебный запрет незаконно лишает владельца помещения осуществлять коммерческую деятельность, то есть сдавать это помещение в аренду, Амал Мубаризович тоже, естественно, «амал». Хотя это не фигура речи – сейчас Светлана Владимировна из-за противозаконного ареста не может заключить долгосрочный  договор  аренды  с одним из федеральных банков. И если вспомнить про бюджет – простаивающее из-за противозаконных действий судебных приставов помещение лишает этот бюджет налогов, которые могли бы быть уплачены, если бы это помещение «работало». Кстати, по своим обязательствам перед государством (в том числе по тем, которые идут на зарплату судебных приставов) Светлана Владимировна платит в полном объеме и в срок.   

При этом сам должник арендуемым помещением продолжает пользоваться, поскольку договор аренды был заключен до того, как Н.Пискун и Амал занялись своими гешефтами, и действует до 2019 года.

Светлана Мехонцева обратилась в Арбитражный суд Санкт-Петербурга с заявлением о признании действий сотрудников Службы незаконными. На судебное заседание явилась Н.Пискун, и четко заявила, что считает свои действия обоснованными. Несмотря на явное расхождение этой позиции с буквой закона. На логично возникший у суда вопрос, который мы себе уже задавали – «Каким  образом  наложение  ареста  на  имущество  ИП Мехонцевой может  обеспечить  взыскание  задолженности  с  ООО  «Пиццерия  на Пионерской?» Н.Пискун снова не смогла издать ни одного членораздельного писка. Однако при этом настаивала на отказе в удовлетворении исковых требований, ссылаясь на то, что обжалуемое постановление  ей  же  самой  отменено  новым  постановлением  от  19.01.2016.

И еще один важный факт, формирующий общую картину принципов работы петербургской ССП. Из постановления Верховного Суда РФ 17.11.2015  N  50  «О  применении  судами законодательства  при  рассмотрении  некоторых вопросов,  возникающих  в  ходе  исполнительного  производства» следует, что судебный пристав-исполнитель в своей работе обязан руководствоваться частью 2  статьи  69  Федерального  закона  «Об  исполнительном  производстве», в которой прописан принцип соразмерности стоимости имущества, на которое налагается арест, объему  требований взыскателя. Но в данном случае за долг в размере 155 тысяч арестовано имущество площадью 8388,0 кв.м. кадастровой стоимостью без малого 450 миллионов. И еще раз подчеркнем – арест никак не может способствовать погашению долга.

Думаете, предел маразма?

Вы еще про второй эпизод не знаете.

Итак, эпизод второй. Хотя на самом деле он первый, но эту интригу мы раскроем чуть позже.

За пять месяцев до этого…

Прилегающую к дому 15 корп. 2 по Коломяжскому (помните адрес в начале статьи?) территорию образует «земельный участок 83, кадастровый номер 78:34:0410401:38, площадью 1567 кв.м.»

На участке куча обременений, которые делают невозможным его коммерческое использование.  Например, функциональное назначение – для размещения жилого дома, так называемое «право свободного прохода», то есть любой гражданин должен иметь возможность пересечь его в любом направлении и по любой траектории. Уже проблема, но усугубляет ее несколько охранных зон городских коммуникаций и примыкание к остановкам общественного транспорта. В общем, проблемный актив.

Тем не менее владелец участка регулярно пытается «вовлечь его в хозяйственный оборот» - начиная от установки ларьков с цветами и шавермой и заканчивая организацией «диких» рынков. Что важно – все это делает один и тот же человек, но под разными вывесками.

Впрочем, по порядку.

С июня 2010 г. по июнь 2013 г. участок находился в собственности ООО «Спорт Тайм +» (учредители – Мельничук А.В., Атапин А.Н., Головин А.В.; генеральный директор Мельничук А.В.). И генеральный директор Мельничук, наплевав на все указанные выше обременения, начиная с апреля 2011 года неоднократно пытался разместить на участке торговые павильоны, различного рода ограждения и иные объекты «благоустройства». То есть ООО «Спорт Тайм +» нарушало разрешенный порядок использования земельного участка, нередко создавая прямую угрозу жизни и здоровью людей. В связи с чем также неоднократно привлекалось к административной ответственности.

А в июне 2013 г., - бац! – и нет «Спорт Тайм+». Право собственности на участок №83 уже оформлено на ООО «Согласие» (учредитель – Мельничук А.В., генеральный директор Бортовой В.Л.). Отчего так? А оттого, что, помимо административных дел, появилось решение суда, обязывающее ООО «Спорт Тайм+» освободить земельный участок от самовольно установленного на нем торгового павильона.

И 04.12.2013 г. судебным приставом-(не)исполнителем Восточного отдела Приморского района УФССП России по Санкт-Петербургу было возбуждено по этому решению исполнительное производство. Однако ровно через два месяца им же было вынесено постановление об окончании исполнительного производства в связи с тем, что (внимание!) на момент проверки  ООО «Спорт Тайм +» собственником земельного участка больше не являлось, собственником земельного участка стало ООО «Согласие»

Едем дальше.

Мельничук,  он же ООО «Согласие», привычно «забив» на обременения продолжил осваивать участок, «украшая» его то торговыми павильонами, то ограждениями, то вдруг затеяв перекладку тротуарной плитки, затянувшуюся на несколько месяцев.

Более того – многочисленные проверки регулярно фиксировали нарушения правил уборки, обеспечения чистоты и порядка, а также правил производства земляных, строительных и ремонтных работ. В связи с этим ООО «Согласие» с той же частотой выписывались немалые штрафы. Только по информации, размещенной на официальном сайте Федеральной службы судебных приставов РФ, «Согласие» задолжало городской казне 1 300 000 рублей по девяти эпизодам.

Одновременно к административной ответственности привлечен ответственный за производство работ ИП Мельничук А.В. Штраф 30 000 рублей. И еще столько же  - за невосстановление нарушенного благоустройства после истечения срока действия ордера. Итого еще два дела.

Что интересно - если основными гешефтами, на которых погорело «Спорт Тайм+», была незаконная установка ларьков, то «Согласию» уже перепадало, главным образом, за нарушения при благоустройстве. И это не случайно. Уяснив, что спокойно «рубить капусту» не получится – жильцы дома, работники торгового комплекса и представляющее их интересы МОО «Дозор» о каждой такой попытке информировали соответствующие надзорные органы - Мельничук устроил своим «мучителям» натуральную блокаду. Под видом благоустройства наглухо перекрывались все проходы и подъезды. Причины таких действий Мельничук особо не скрывал, и прямо обратился к владельцам торгового комплекса с предложением выкупить у него участок или взять его в долгосрочную аренду.

Об этой истории много писали  СМИ, к  примеру вот это издание.

Но шантаж успехом так и не увенчался. Да в добавку по всем девяти упомянутым выше делам возбуждены исполнительные производства. Ответственный по всем – судебный пристав Оньков В.С.

И ничего не происходило. Не происходило долго. Непростительно долго. Хотя «Согласие» - официально зарегистрированный владелец участка. То есть имущества, на которое может быть наложен арест. И зарегистрированное соответствующим порядком юридическое лицо, имеющее доступные для уполномоченных органов банковские счета. Все мы прекрасно знаем, что и до счетов уполномоченные органы вполне могут «дотянуться». Однако в данном случае не дотянулись. К тому же сам Мельничук - не олигарх, конечно, но вполне небедный гражданин. С квартирой, машиной, а также прочими - скромными и не очень - радостями. И всем опять же хорошо известно, какими возможностями располагают судебные приставы (те, которые все-таки исполнители) для того, чтобы сделать жизнь должника весьма увлекательной – начиная от банального ареста имущества до запрета на выезд за границу и абсолютно реальных административных дел с реальной перспективой «присесть» на 15 суток. Но как Мельничуку лично, так и его фирме, Оньков никаких сложностей не создал.

Из чего следует однозначный вывод, что Оньков – типичный пристав-неисполнитель.

В июле 2015 МОО «Дозор» обратилось в Прокуратуру Санкт-Петербурга с заявлением о неисполнении судебным приставом своих прямых обязанностей. И, опять же, не просто неисполнением, а неисполнением девять раз одновременно.

В августе 2015 из Прокуратуры поступил ответ, согласно которому Прокуратурой установлено, что ответственный сотрудник Службы судебных приставов прямо нарушил требования ФЗ «О судебных приставах» и ФЗ «Об исполнительном производстве». Девять раз. Но в качестве мер прокурорского реагирования – смех и грех – Прокуратура «включит указанный факт в обобщенное представление на имя руководителя УФССП по Санкт-Петербургу». И, собственно, на этом посчитала свою миссию выполненной.

И понеслось…

Август 2015. Обращение в Прокуратуру по факту неэффективности действий судебного-пристава. Ответ Прокуратуры - обращение направлено в УФССП по Санкт-Петербургу. Сентябрь. Ответ из городской Службы -  обращение перенаправлено в Межрайонный отдел по ИОИП УФССП СПб (находится в том же здании, что и УФССП по Санкт-Петербургу). Ответ из Межрайонного отдела так и не поступил.

Тот же сентябрь 2015. Жалоба в Прокуратуру Санкт-Петербурга на ответ Прокуратуры по предыдущему обращению. В октябре ответ: факты нарушения требований законодательства в рамках девяти исполнительных производств о взыскании административных штрафов на общую сумму 1 300 000 рублей, подтвердились. Но снова та же песня - информация будет включена в обобщенное представление на имя руководителя УФССП по Санкт-Петербургу. Ситуация очень подходит для титров кинофильма: «В результате проверки ни один судебный пристав не пострадал». Только кино получается – полный «треш». Даже не кино – сериал.

Продолжаем. Октябрь 2015. Жалоба в Прокуратуру Санкт-Петербурга на бездействие Прокуратуры по предыдущим делам. Ноябрь - ответ Прокуратуры: факт наличия девяти исполнительных производств, возбужденных в отношении ООО «Согласие» о взыскании административных штрафов на общую сумму 1 300 000 рублей, подтвердился (да неужели?). При этом бездействие судебного пристава, выразившееся в не наложении ареста на принадлежавший ООО «Согласие» земельный участок, признано обоснованным! Обоснование - судебная практика, в соответствии с которой арест на участок налагается судом при соблюдении принципа соразмерности его стоимости и суммы взыскания. То есть размер долга и стоимость арестованного имущества должны примерно совпадать. Про арест торгового комплекса за долг в 155 тысяч вспомнили? Вспомнили. Удивились.

Этой же проверкой установлено, что в нарушение ФЗ «Об исполнительном производстве» судебным приставом-(не)исполнителем предусмотренные законом действия, направленные на исполнение постановлений суда, не совершены. Розыск должника не объявлен, генеральному директору Общества требование об исполнении судебных постановлений суда в 5-дневный срок и предупреждение об уголовной ответственности, предусмотренной ст.315 УК РФ, не вручено, протокол в отношении должника об административном правонарушении в соответствии с КоАП РФ не составлен. Вердикт: «указанные факты будут включены в обобщённое представление в адрес руководителя УФССП по Санкт-Петербургу».

В декабре 2015 снова жалоба в Прокуратуру. Довод о соразмерности оспорен. В частности указано, что согласно судебной практике такой принцип должен применяться лишь только в тех случаях, когда имеется ИНОЕ имущество, на которое впоследствии может быть обращено взыскание. На ответ сподобился сам прокурор Санкт-Петербурга Литвиненко. Главный прокурор города решил, что: подтвержден факт наличия на исполнении в Межрайонном отделе по исполнению особых исполнительных производств УФССП России по Санкт-Петербургу девяти исполнительных производств, возбужденных в отношении ООО «Согласие» (ух ты!). А дальше доходит до абсурда, ссылаясь на очевидные вещи, а именно: «Участок 83 по Коломяжскому пр. с кадастровым номером 78:34:0410401:38 Обществу не принадлежит, поскольку находиться в собственности иного лица, в связи с чем основания для совершения исполнительных действий в отношении указанного имущества отсутствуют». Думаете, интригующий поворот? Да нет, просто государевы стражи (конечно же, без какой-либо «мотивации» со стороны должника) прокрутили  простенькую двухходовку.

 

 


Первый ход. Примерно в то же время, когда в Прокуратуру поступило первое заявление, поменялся ответственный за «Согласие» пристав. Место Онькова заняла некая Д.А. Агуреева. И она также оказалась «приставом-неисполнителем» в самом прямом смысле этого слова. В период с 1 по 26 августа 2015 года Агуреева приняла по восьми производствам «оптом» решение о невозможности взыскания долга «по причине отсутствия у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание». А как же, собственно, участок, за нарушение содержания которого налагались штрафы? С каких это пор он перестал быть имуществом? Молчание будет нам ответом…

Получается, что именно в тот период времени, когда прокуроры в поте лица «пахали», устанавливая факт неэффективных действий ССП по взысканию долгов  «Согласия», сама ССП в лице Агруеевой эти долги Мельничуку простила. Конечно же, просто так, по доброте душевной. И действительно, в культурной столице живем – интеллигентнее надо быть приставу и не приставать к хорошим людям всего из-за каких-то без малого полутора миллионов государственных денег. У нас же в стране этих денег завались – уж на зарплату Агуреевой точно средства найдутся.

В этом контексте к Прокуратуре отдельный вопрос,  даже два. Как проводилась проверка, и проводилась ли вообще? Ведь если бы Агуреева в период этой проверки почуяла на себе пристальный прокурорский взгляд – вряд ли она стала бы так откровенно «сливать бой». Значит, или взгляд бы не слишком пристальный, или Агуреева его не прочувствовала в полной мере. Скорее, все-таки первое. Поскольку не тот человек рядовой судебный пристав, чтобы под достаточно пристальным взглядом Прокуратуры не стушеваться.

Ход второй. Пока Прокуратура формулировала очередное невнятное мычание, а пристав Агуреева размышляла, как бы покрасивее оформить полуторамилионный «подарок» пребывающему в зоне ее ответственности штрафнику, ООО «Согласие» провело сделку по продаже принадлежащего ему участка (не арестованного, что характерно) ООО «Единство» (учредители – Бортовой В.Л., Мельничук А.В.; генеральный директор - Мельничук А.В.). На манеже все те же. Это интересно, но не принципиально.

А что принципиально - в деле появились «живые» деньги, часть которых, при определенной сноровке соответствующих госслужащих, могла пойти на погашение долга. И что? И ничего. Сноровку никто не проявил. Даже не попытался.

Фактически прокурором города Литвиненко С.И. проигнорирована ситуация, при которой бюджет Санкт-Петербурга вследствие незаконных действий должника и халатного отношения должностных лиц УФССП по Санкт-Петербургу систематически не дополучает значительные суммы штрафов что, в условиях современного экономического кризиса, представляется крайне недопустимым! Более того, прокурором города в течение длительного времени систематически не обеспечивается реализация принципа неотвратимости наказания, что в свою очередь ставит под сомнение эффективность работы всей судебной системы!

При этом прокуроры, в том числе Литвиненко лично, лишь констатировали факт, что «Прокуратура СПб не наделена полномочиями по обжалованию сделки по продаже земельного участка между ООО «Согласие» и ООО «Единство». В связи с этим следующий абзац можно считать прямым обращением в органы государственной власти.

Так как в ходе прокурорской проверки по обращению МОО «Дозор» (исх. 07/15-2-115 от 30.07.2015 г.) установлено, что в силу АПК РФ Прокуратура Санкт-Петербургу не наделена полномочиями по обжалованию фиктивных сделок, направленных на уклонение отдельных юридических лиц от обязательств перед государством, с учетом сложившейся в России экономической ситуации, уполномоченным ведомствам необходимо немедленно обратиться в компетентные органы с ходатайством о внесении в Арбитражный процессуальный кодекс РФ изменений, увеличивающих полномочия органов прокуратуры.

Но это локальное решение. В сухом же остатке получаем, что именно судебные приставы-неисполнители сегодня стали «истиной в последней инстанции». Государство старательно ищет средства для затыкания образовавшихся от снижения нефтяных доходов дыр. Ужесточает правовые нормы и санкции за неисполнение обязательств по платежам. Оптимизирует систему выявления нарушений. И НИЧЕГО НЕ РАБОТАЕТ. Потому что упирается в пристава-неисполнителя, который закрывает дело. При этом надо понимать, что ущерб от его действий – это не только недополученные штрафы. Для того, чтобы нарушения выявить и их соответствующим образом оформить работают сотрудники контрольных органов. За бюджетные деньги. Потом суд. За бюджетные деньги. А потом возникает пристав и спускает работу предыдущих инстанций в унитаз. ЗА БЮДЖЕТНЫЕ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ДЕНЬГИ!!!

Вы сейчас, возможно, подумали, что это развязка истории. И действительно - картинка прорисовывается такая, что дальше ехать некуда.

Но и это еще не все. Раскроем закрученную выше интригу про порядок эпизодов.

Еще раз напомним, что принадлежащий «СоглЕдинству» участок примыкает к торговому комплексу, в котором арендует помещение ООО «Пиццерия  на  Пионерской».  Кто то в скажет: «случайное совпадение». Только вот «неожиданный» арест имущества Светланы Мехонцевой, которая была одним из наиболее активных участников борьбы с «Согласием», произошел как раз тогда, когда пошли обращения в Прокуратуру. Еще вопросы будут?

Даже если вопросов не осталось - нам есть, что добавить. В процессе работы с материалами выяснилась неприятная, но очевидная тенденция. Есть базы, консолидирующие информацию о решениях по исполнительным производствам. Поставили любопытный эксперимент. Проводим поиск по какому-нибудь распространенному слову, которое может быть использовано как название фирмы. К примеру, «Форт». Список из 199 закрытых производств. Почти все - по бюджетным платежам. Исполненных - единицы. Остальные закрыты, причем по большинству в качестве причины завершения производства указаны пп. 3 и 4 статьи 46, а также п.6 статьи 47 ФЗ «Об исполнительном производстве». То есть: «если невозможно установить местонахождение должника, его имущества либо получить сведения о наличии принадлежащих ему денежных средств и иных ценностей», «если у должника отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебным приставом-исполнителем допустимые законом меры по отысканию его имущества оказались безрезультатными», по причине «ликвидации должника-организации». То есть дело закрыто, но деньги не получены! Поисковый запрос «Юпитер». Количество записей – 309. Картина та же. Можно продолжать до бесконечности – она не меняется.

Похоже, к распространенным названиям Петербурга типа «северной Пальмиры» и «города трех революций» пора добавить еще одно по-настоящему страшное. Город-синдикат. Ведь совершенно очевидно, что в тот момент, когда страна находится в состоянии жесточайших экономических трудностей служба судебных приставов поставила на поток «прощение» должников, практически перекрыв один из каналов наполнения казны. За такие вещи даже не наказывать стоило бы, а сажать. Но приставам-неисполнителям не грозят даже неприятности по службе, поскольку «крышует» их напрямую Прокуратура. И ведь вся мерзость в том, что сложившаяся ситуация возникла не из-за недостаточной профессиональной компетенциии «правоохратнителей», а из-за их до предела извращенной морали, в которой считается нормальным, по сути, обворовывать собственную страну и собственный народ, которые, к тому же, платят этим самым неисполнителям зарплату. Интересно, количество бумаги, потраченной на «обобщенные представления» измеряется еще вагонами или уже составами?

Что характерно – сегодня из регионов России регулярно приходят вести, из которых следует, что период «правовой неопределенности» и мутной воды, в которой каждый ловил свою рыбу, неотвратимо заканчивается.

Из последнего – массовый снос «самостроя» в Москве. Если отсечь шелуху становится очевидным, что власть действовала последовательно и неумолимо, как асфальтовый каток. В августе были приняты поправки в Гражданский кодекс, что позволило заткнуть те прорехи в законодательстве, которые давали не только незаконным, но и опасным объектам шанс на существование. В декабре всех владельцев «под роспись» предупредили, что непонятки заканчиваются и скоро наступит финал. За неделю у каждого предназначенного под снос объекта поставили информационные щиты с разъяснением ситуации для арендаторов. И охранников к этим щитам, чтобы информация точно дошла до адресата. То есть обеспечили тем, кто ни при чем «гуманитарный коридор». А потом подогнали экскаваторы и поставили точку, показав тем самым как работает закон – защищая тех, кто нуждается в защите и наказывая тех, кто заслуживает наказания.

В нашем же городе «мейнстрим» другой. На днях из достоверных источников поступила информация, что «Единство», оно же бывшее «Согласие», нашло еще один способ избавиться от проблемного участка. Запустить процедуру изъятия земли в городскую собственность. Причем стоимость земли в этом случае будет компенсирована из городского бюджета. Что интересно, взыскатель по исполнительным производствам – ГАТИ СПб, получив в августе 2015 года не исполненные исполнительные документы, не предпринял никаких мер к обжалованию действий/бездействия судебного пристава-исполнителя, а так же до настоящего времени, то есть по истечению шести месяцев, так и не предпринял мер к повторному направлению исполнительных документов в УФССП по Санкт-Петербургу. То есть никто и ничто не мешает «Едогласию» запустить свои поганые лапы в казну еще и с этой стороны. К слову, руководство ГАТИ в процедуре изъятия земли в городскую собственность принимает непосредственное участие. Но это, естественно, еще одно случайное совпадение.  

Петербург, конечно же, не Москва. И благодаря явному преобладанию пискунов – похоже, даже не совсем Россия. И это, дорогие товарищи, полный «амал».

P.S. Пока готовился материал, противозаконность действий Н.Пискун по наложению ареста на имущество Светланы Мехонцевой установлена решением суда. А обобщенная информация о художествах Прокуратуры города ушла генеральному прокурору РФ Юрию Чайке. Продолжение следует.


Документы к статье

1. Решение Арбитражного суда от 18.02.2016 по делу Светланы Мехонцевой, стр. 1, 2, 3, 45, 6
2. Долги компании «Согласие» по данным ФССП, стр. 1, 2, 3;
3. Долги предпринимателя Мельничука по данным ФССП
4. Обращение МОО «Дозор» в прокуратуру Санкт-Петербурга от 30.07.2015, стр. 1, 2, 3, 45;
5. Ответ прокуратуры Санкт-Петербурга от 30.08.2015, стр. 1, 2, 3;
6. Обращение МОО «Дозор» в прокуратуру Санкт-Петербурга от 26.08.2015, стр. 1, 2, 3, 45, 6;
7. Ответ прокуратуры Санкт-Петербурга от 01.09.2015
8. Ответ УФССП по Санкт-Петербургу от 24.09.2015
9. Обращение МОО «Дозор» в прокуратуру Санкт-Петербурга от 23.09.2015, стр. 1, 2, 3, 4;
10. Ответ прокуратуры Санкт-Петербурга от 23.10.2015, стр 12;
11. Обращение МОО «Дозор» в прокуратуру Санкт-Петербурга от 27.10.2015, стр. 1, 2, 3;
12. Ответ прокуратуры Санкт-Петербурга от 27.11.2015, стр. 1, 2;
13. Обращение МОО «Дозор» в прокуратуру Санкт-Петербурга от 22.12.2015, стр. 1, 2, 3, 4;
14. Дополнительные данные ФССП о долгах компании «Согласие», стр. 1, 2;
15. Исполнительные производства по предпринимателю Мельничуку
16. Банк данных ФССП по структурам «Согласия», стр. 1, 2, 3, 45, 6, 7, 8, 9, 10;
17. Обращение Генеральному прокурору Юрию Чайке, стр. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8;