Спецслужбы
15.12.2015

Плагиат в диссертации Олега Свириденко расследовал сам Олег Свириденко

Плагиат в диссертации Олега Свириденко расследовал сам Олег Свириденко
  • Олег Свириденко. Фото i-r-p.ru
Заимствования в диссертации заместителя Вячеслава Лебедева приказано считать дешевой литературщиной

Заместителя председателя Верховного Суда Олега Свириденко традиционно преследуют скандалы. Самый резонансный из них связан с заявлением судьи Ларисы Шевелевой, в котором она жаловалась на давление со стороны заместителя Вячеслава Лебедева. Заявлению был дан ход, депутат Ян Зелинский написал соответствующий запрос, но тут вступили в силу некие скрытые механизмы высшего порядка: судья вдруг неожиданно отказалась от своего авторства, и даже потребовала от полиции авторов "фальшивки" (интересно, как там идет расследование по этому поводу?). Более того: вскоре и сам Зелинский заявил, что его запрос фальсифицирован, хотя по мнению экспертов, знакомых с механизмом парламентского делопроизводства, подделать запрос без ведома депутатов совершенно невозможно. Пикантности происшедшему придавал тот факт, что судья Шевелева вела дела, связанные с акционерами концерна "Тольяттиазот", а фамилия председателя судебной коллегии по экономическим спорам часто упоминалась среди других "решальщиков", лоббирующих интересы одной из сторон.

 

О том, что этот человек пребывает на высокой должности "не столько за заслуги, сколько за услуги", косвенно свидетельствовало и исследование сообщества "Диссернет", обнаружившее в докторской диссертации высокопоставленного судьи под названием "Концепция несостоятельности (банкротства) в Российской Федерации: методология и реализация", защищенной в 2011 году, ряд некорректных заимствований, проще говоря - плагиата. Как писалось в комментарии сообщества "в диссертации Свириденко О.М. наблюдается тождество текста и ссылок из заимствуемых источников, что вызывает сомнения относительно самостоятельности его работы над литературой". В августе 2015 года коллектив "Диссернета" обратился в Минобрнауки с требованием лишить заместителя председателя Верховного суда ученого звания. В заявлении указывалось, что в тексте диссертации обнаружен копипаст и ошибки на 170-ти из около трехсот страниц. От остальных высокопоставленных плагиаторов Свириденко отличался разве что тем, что списывал свою работу не из двух-трех, а из более чем десятка источников. Ну это совершенно не отменяло факта, что докторской степени плутоватого судью следовало лишить. Однако неожиданно вновь закрутились колеса загадочной машины, и жалоба "Диссернета" пошла на рассмотрение... самому Олегу Свириденко. Вернее - в диссертационный совет при Московском Государственном юридическом университете им. О.Е.Кутафина.

 

15122015sosin08--

 

«От всех остальных существующих на свете диссертационных советов этот совет отличается тем, что именно его членом является (ну, вы догадались уже, конечно) сам Олег Михайлович Свириденко. То есть Олегу Михайловичу Свириденко предложено самостоятельно рассмотреть заявление о лишении его самого, Олега Михайловича, ученой степени за использование, ээээ… «некорректных заимствований». Ну, не один, конечно, он станет рассматривать, а с коллегами,» — написал в своем блоге один из основателей движения "Диссернет" Сергей Пархоменко.

 

Как следует из разъяснений чиновника Минобразования, жалоба «Диссернета» попала в МГЮА в полном соответствии с Положением о присуждении ученых степеней, утвержденным правительством: оно гласит, что жалобу должен рассматривать тот диссертационный совет, где проходила защита диссертации, и только если его деятельность прекращена – дело передают в другой. Диссертационный совет при МГЮА первоначально посчитали недействующим, так как его шифр был изменен при реорганизации, и жалоба ушла в Саратов, но впоследствии ошибку исправили. Разумеется, этот совет (в котором и защищалась в свое время диссертация) в своем заключении счел жалобу "Диссернета" о лишении судьи ученой степени необоснованной 17 голосами при двух воздержавшихся. "Отдельные текстуальные совпадения", по мнению комиссии,— это "лишенные правовой охраны лингвистические построения", цитирующие теорию права и нормы законодательства, цитирует решение "Ъ".

Совпадения есть, но это ссылки на общедоступные материалы, которые не могут квалифицироваться как некорректные заимствования, ведь научное исследование «осуществляется в рамках научного дискурса, для которого характерны общие источники информации», говорится в заключении диссертационного совета, которое зачитал профессор МГЮА Александр Мохов. Использование разными авторами одинакового материала для исследования нельзя считать некорректным, а совпадения с фрагментами научно-методических материалов – тем более, ведь там излагаются общедоступные сведения, объяснили ученые. В ряде случаев диссертационный совет на отдаленных страницах нашел ускользнувшие от активистов «Диссернета» ссылки на научные труды, в каких-то – счел достаточным их наличие в списке литературы. Наконец, «значительная доля из приведенных в жалобе случаев представляет собой отдельные короткие предложения с неоригинальным содержанием, которые сами по себе доступны для независимого параллельного создания», вынесли вердикт правоведы. Сооснователь «Диссернета» и один из заявителей Андрей Заякин поинтересовался, не видят ли участники заседания конфликта интересов в том, что рассматривают диссертацию своего коллеги по совету. Вопросы не предусмотрены, оборвала его председатель совета Инна Ершова.

 

Заякин говорит, что заявители обжалуют отказ, окончательное слово – за экспертной группой ВАК по праву, которая может рассмотреть жалобу своими силами, а может отослать в другой диссертационный совет. Как сообщалось выше, изначально жалобу «Диссернета» должен был рассматривать диссертационный совет в Саратове, но потом она загадочным образом была передана в МГЮА, где в свое время и защищался Свириденко. «И это самая большая интрига», – уверен Заякин.