Спецслужбы
24.06.2015

Социальные "мерседесы" генерала Мурова

Социальные "мерседесы" генерала Мурова
  • Евгений Муров. Фото РБК
Дело об откатах при закупках автомобилей для силовиков дошло до суда
Дело об откатах при закупке автотранспорта для ФСО и МВД, начатое при Нургалиеве, ни шатко ни валко дошло до суда при Колокольцеве. Суд, правда, ведется в режиме полусекретности, что и не удивительно: и оба силовые ведомства, и представители концерна Daimler AG старались бы избежать лишней огласки, и спустили бы его на тормозах, если бы не международный скандал, связанный с подкупом чиновников при закупке автомобилей Mercedes-Benz. Напомним, что концерн Daimler AG, который входит в Mercedes-Benz, обвинялся властями США в даче взяток на общую сумму €2,87 млн., якобы выплаченных за контракты по поставкам иномарок для автопарка ФСО, возглавляемой Евгением Муровым. Впрочем подсудимые силовики и бывший менеджер по ключевым клиентам компании "Мерседес-Бенц Рус" Екатерина Приемская своей вины не признают, а экспертиза показала, что подписи под соглашениями с поставщиками иномарок одного из чиновников МВД были подделаны.

Как сообщает "Ъ", расследование этого громкого уголовного дела в России началось еще в ноябре 2010 года, после того как весной того же года департамент юстиции США и Комиссия по ценным бумагам и рынкам обвинили Daimler в коррупции. Компании инкриминировали то, что в период с 1998 по 2008 год она нарушила законы как минимум в 22 странах, в том числе в России. Среди покупателей продукции Daimler в РФ были структуры МВД, Минобороны, правительства Москвы, гараж особого назначения (ГОН) ФСО, муниципалитеты Уфы, Нового Уренгоя и другие структуры. Впрочем, внутренние проверки на предмет коррупционной составляющей тогда провели лишь МВД и ФСО.

Именно на них и базируется возбужденное Главным следственным управлением СКР уголовное дело. При этом изначально подразумевалось, что речь, вероятнее всего, пойдет о ст. 290 УК РФ (получение взятки). Однако уже тогда многие эксперты полагали, что доказать через столько лет факт того, что российские чиновники и силовики получали взятки за заключение контрактов на покупку Mercedes-Benz, практически нереально. В итоге дело возбудили по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). По версии следствия, силовики и представители госструктур вводили представителей немецкого автоконцерна в заблуждение относительно своих возможностей при заключении контрактов на покупку иномарок. Фигурантами этого дела стали два бывших старших офицера МВД Виталий Батурин и Михаил Будынин, экс-сотрудник ФСО Михаил Костылев, возглавлявший в службе конкурсно-котировочную комиссию, а также бывший менеджер по ключевым клиентам ЗАО "Мерседес-Бенц Рус" (дочернее предприятие Daimler AG) Екатерина Приемская. Все они сейчас находятся под подписками о невыезде.

По версии следствия, в период с 2000 по 2005 год компания "Мерседес-Бенц Рус" заключила несколько коррупционных сделок на поставку своей продукции в гаражи МВД и ФСО. Сделки были заключены по следующей схеме: Daimler AG завышал стоимость выставляемых счетов, а полученную за счет завышения дельту затем перечислял третьим сторонам в пользу ряда официальных лиц через девять банковских счетов в Германии, США и Латвии. Следствие полагает, что ими были господа Батурин и Костылев. По некоторым данным, на счета аффилированных с сотрудниками МВД и ФСО офшорных фирм поступило более €1 млн. В расчетах компании платежи отражались как "комиссия", "специальные скидки" и "социальная помощь".

Об уровне коррупции при заключении этих сделок можно судить на примере продажи автомобилей в ГОН. По данным Министерства юстиции США, концерн Daimler AG только в главный российский гараж продал автотехники на сумму €2,866 млн, из которых €1,4 млн вернулись назад, в качестве откатов.

Известно, что всего в период с 2000 по 2005 год концерн Daimler AG продал в России автомобилей и спецтехники на сумму €1,4 млрд. 5% продаж пришлись на госструктуры. В их числе МВД, Минобороны, ФСО, правительство Москвы, различные муниципалитеты.

Вышедшему в отставку по болезни еще в 1997 году полковнику Будынину, по данным ГСУ СКР изначально инкриминировало то, что он был осведомлен, что от его имени в качестве физлица в 2004-2005 годах подписывались комиссионные соглашения на закупку иномарок. Однако после проведения почерковедческой экспертизы, показавшей, что подписи Михаила Будынина подделаны, у него в деле остался только один эпизод. Речь идет о поступлении на его счет в один из крупных российских банков в 2007 году денежного перевода от Daimler AG из Германии. Сам обвиняемый утверждает, что это была социальная помощь ему как инвалиду второй группы, с которой он даже заплатил подоходный налог. Кстати, господин Будынин — единственный из фигурантов громкого дела, который обжаловал в суде практически все следственные действия, в том числе направление его на стационарную психиатрическую экспертизу.

Господин Будынин настаивал на проведении очной ставки с генеральным директором ЗАО "ДаймлерКрайслер автомобили Рус" Юргеном Зауэром, проходящим по делу в качестве свидетеля. Якобы именно последний и дал показания о получении Михаилом Будыниным денег от немецкого концерна. Впрочем, в удовлетворении этого ходатайства полковнику в отставке отказали.

17 июня в 94-м гарнизонном военном суде (дело направили в него, поскольку его фигурантом являлся сотрудник ФСО) должны были состояться предварительные слушания. Впрочем, их пришлось перенести: пока несколько часов ждали прокурора, Михаилу Будынину стало плохо и он на скорой был доставлен в больницу. Следующее заседание назначено на 8 июля.

В "Мерседес-Бенц Рус" и СКР комментировать расследование отказались. Кстати, еще 1 апреля 2010 года между американской юстицией и автоконцерном было заключено мировое соглашение в рамках внесудебного урегулирования предъявленных Daimler обвинений. В его рамках два подразделения немецкой Daimler, в том числе и ЗАО "Мерседес-Бенц Рус", в Федеральном суде Вашингтона признали себя виновными в подкупе должностных лиц в разных странах мира, включая Россию. Немецкому автоконцерну пришлось выплатить властям США $185 млн штрафов. Из них российское подразделение Daimler заплатило $27,26 млн.