Спецслужбы
13.03.2015

Братский союз чекиста Бурлина и уголовника Асафова

Братский союз чекиста Бурлина и уголовника Асафова
  • Олег Бурлин. Фото "Новая газета"
В "заказе" офицера ФСБ подозревается офицер ФСБ

О каком здоровом климате в главной спецслужбе страны можно говорить, если одних офицеров Федеральной службы безопасности практически открыто обвиняют в заказе убийства своего же коллеги, да еще и при посредничестве бывшего уголовного авторитета, который, насколько можно судить, пользуется покровительством со стороны местного ведомственного главка? К тому же, если при этом вместо прозрачного расследования покушения на убийство мы имеем дело с банальным спасением "чести мундира" со стороны подчиненных Бортникова, расследование секретят и, вполне возможно, спустят на тормозах. О том, как "исчезают" из отчетности уголовные дела против "своих", как работает пресловутая круговая порука, которая давно заменила понятие офицерской чести, рассказавается в расследовании "Новой газеты".

 

На оперуполномоченного ФСБ Александра Нечаева напали 18 октября в Петропавловске-Камчатском. Нападавших было трое. Но офицер не испугался, не растерялся, не стал безропотно-смиренно ждать, пока его убьют. Нечаев дал отпор преступникам. Офицера доставили в больницу с множественными ножевыми ранениями, прооперировали. Нечаев еще находился в отделении реанимации, отходил от наркоза и не мог давать показания, а совместная оперативно-разыскная группа МВД и ФСБ уже изъяла все записи с камер видеонаблюдения в районе нападения, и именно по ним в течение нескольких часов смогла не только установить, как выглядят подозреваемые, но и идентифицировать их, выяснив их персональные данные.

К моменту установления личностей подозреваемых они уже покинули Камчатку и находились на борту самолета, совершающего рейс из Петропавловска-Камчатского в Москву. В это время в центральном аппарате ФСБ получили шифровку с номером рейса, именами, фамилиями и описаниями подозреваемых в нападении на офицера ФСБ. В «Домодедово» выдвинулся спецотряд быстрого реагирования, и когда самолет приземлился, всех подозреваемых задержали. И отправили обратно на Камчатку, где решением горсуда их конвоировали в СИЗО. На первых же допросах показания киллеров ошарашили следователей. Оказалось, что «заказ на ликвидацию» поступил из Воронежа.

К моменту допросов следователи уже пробили биллинги телефонов подозреваемых и то, что на языке оперативников называется «связи фигурантов», и уже установили, что заинтересовавшие следствие гости Камчатки активно контактировали с воронежским предпринимателем Александром Асафовым.

В конце девяностых Асафов был больше известен в Воронеже как лидер «бригады боксеров» под прозвищем Сильный. Но с 1998 года, освободившись после четвертой судимости, Асафов занялся бизнесом, фактически чуть ли не монополизировав алкогольный рынок Воронежской области. В поле зрения правоохранителей Асафов больше не попадал. И даже, наоборот, приятельствовал со многими силовиками. В том числе и с первым заместителем начальника управления ФСБ ФСБ Воронежской области (Александра Клопова полковником Олегом Бурлиным, который, как сообщалось ранее, являлся доверенным человеком губернатора области Гордеева.

 

У следствия возникло подозрение, что Асафов выступил посредником между киллерами и заказчиком убийства Александра Нечаева.

Исходя из принципа презумпции невиновности, мы не можем назвать Олега Бурлина заказчиком убийства Александра Нечаева. Но мы можем попробовать восстановить события, произошедшие до покушения на Нечаева и после того, как исполнители покушения были арестованы и переправлены в СИЗО Петропавловска-Камчатского.

До назначения в Дальневосточный федеральный округ Александр Нечаев служил в Воронежском управлении ФСБ. В Воронеже поговаривают, что к Нечаеву «возникли личные неприязненные отношения» у полковника Олега Бурлина (некоторые источники намекают на классический любовный треугольник). Именно Бурлин якобы приложил руку к переводу Нечаева из Воронежа на Дальний Восток. Правда, начальник Центра общественных связей ФСБ России Николай Захаров в ответ на запрос СМИ опроверг этот слух, написав что «указанные в запросе сотрудники никогда не находились между собой в отношении подчиненности, что исключает возможность принятия одним из них решений о переводе другого к новому месту службы».

За две недели до нападения на Нечаева, 4 октября 2014 года, Олега Бурлина назначили начальником управления ФСБ по Кировской области. Но уже 15 января этого года кировским чекистам представили нового руководителя (полковника Сергея Мочалова). При этом, по свидетельству очевидцев, полковник Бурлин на церемонии представления нового руководителя не присутствовал. В уже упомянутом ответе на наш запрос начальник ЦОС ФСБ России Николай Захаров подчеркнул: «Обращаем внимание, что сотрудник, замещавший должность начальника управления ФСБ России по Кировской области, уволен с военной службы в 2015 году по семейным обстоятельствам в соответствии с поданным им рапортом».

Согласитесь, вызывает как минимум недоумение, что офицер, назначенный на генеральскую должность 4 октября, через три месяца подает рапорт об увольнении по собственному желанию. Но еще большее недоумение вызвал ответ на запрос «Новой», который мы получили из Следственного управления Следственного комитета России по Камчатскому краю, в производстве которого находится уголовное дело о покушении на офицера ФСБ Александра Нечаева. Старший помощник начальника управления майор юстиции Елена Матафанова сообщила «Новой», что «Асафов и Бурлин по уголовному делу допрошены в качестве свидетелей».

 

33012015burlin3

Допрос Асафова как свидетеля еще можно объяснить тем, что подозреваемые, напавшие на сотрудника ФСБ, дали показания про воронежского бизнесмена, объяснив свой визит на Камчатку его просьбой. А вот почему Бурлин стал свидетелем по уголовному делу? Если, как утверждает ЦОС ФСБ, Бурлин и Нечаев, повторю цитату из ответа на запрос: «…никогда не находились между собой в отношении подчиненности»? Или статус «свидетель» — это промежуточный статус, и следствие взяло паузу перед предъявлением обвинения, чтобы у действующего полковника ФСБ было время снять погоны? Или уже решено, что у покушения на офицера ФСБ не было заказчиков?