Версия для печати
Спецслужбы
01.07.2014

Дениса Сугробова решили "замариновать"

Дениса Сугробова решили "замариновать"
  • Денис Сугробов. Фото "Ъ"
Генералу "в частном порядке" предложили оговорить себя

В некоторых случаях адвокат в России - это нечто большее, чем адвокат. Иногда он может быть частным сыщиком. Иногда он перевоплощается в журналиста, публикующего сенсационные материалы. А если дело касается такого "важняка", как генерал Сугробов, адвокаты могут добывать компромат такого уровня, что позавидуют даже создатели Викиликс. Тем более, если среди фигурантов истории присутствует ушлый адвокат Антонов, которого следователи уже пытались то отстранить от расследования, то допросить, как свидетеля, которому «могут быть известны обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения дела».

 

Как сообщает "Ъ", вчера защита бывшего начальника ГУЭБиПК МВД Дениса Сугробова распространила на пресс-конференции скандальную запись беседы своего клиента с руководителем следственной бригады СКР Сергеем Новиковым. Из нее следует, что перспектива уголовного дела о преступном сообществе в антикоррупционном ведомстве под большим вопросом, а сам генерал-лейтенант в отставке после длительного ареста может рассчитывать на оправдательный приговор. В СКР назвали обнародованные данные тактическим ходом следствия, о результатах которого нужно судить по материалам дела, а не по словам.

Адвокаты сообщили, что запись была сделана ими втайне от следователя Новикова, правда, записан был не сам допрос, а фактически частная беседа, состоявшаяся после следственных действий. Анализируя слова господина Новикова, адвокат Георгий Антонов сделал вывод о том, что все уголовное дело о преступном сообществе (ст. 210 УК) сотрудников ГУЭБиПК, а также превышения ими должностных полномочий (ст. 286 УК) политически мотивировано. Повод для этого защитнику дали, например, слова следователя о том, что "здесь все лежит не в юридической плоскости", а "решения принимаются не только нами, не только мною лично... Если я завтра напишу в рапорте, извините, я не вижу здесь состава преступления, ровно через час будет постановление об изъятии дела... В худшем случае [мне] скажут "свободен"".

Ориентируясь на запись, господин Антонов подверг сомнению и само обвинение в организации оргпреступного сообщества, предъявленное генералу. Тем более что, судя по записи, сам следователь Новиков не уверен в том, что обвинение в этом тяжком преступлении дойдет до суда: "С 210-й вопрос открытый. Она только в процессе обсуждения". По словам следователя, он планирует отдавать дело в суд частями, а, учитывая степень сотрудничества обвиняемых, постепенно "выводить их" из преступного сообщества. "Ведь 210-я, она для чего? Для того чтобы был длинный срок следствия",— отметил господин Новиков.

Наконец, как считает защита, в переговорах четко прослеживается и стратегическая линия расследования — продержать фигурантов как можно дольше под арестом, чтобы они взяли вину на себя. "Короче, меня решили мариновать (под арестом) пару лет? А потом оправдательный приговор?" — сказал на это генерал Сугробов. "Пойми, это будет лучший выход из этого положения",— ответил ему следователь.

В СКР не стали отрицать, что подобный разговор между подследственным генералом и следователем Новиковым мог состояться. Правда, в комитете сразу отметили, что никакой юридической силы он не имеет, так как проходил, что называется, без протокола. Таким образом, адвокат записал не происходящее на следственном действии, а "кухонный разговор", как выразился источник.

Допрос не может состоять из одних только вопросов или ответов — в этом случае диалог не получится, отметил собеседник. Чтобы расположить обвиняемого к себе, установить с ним контакт, следователь должен его, как выразился источник, с одной стороны, "приземлить", дав привыкнуть к своему новому статусу, а с другой — немного успокоить. Тем более что на момент той беседы, утверждает источник, генерал Сугробов находился в "стрессовом состоянии после ареста". В результате, как отмечали уже сами адвокаты, экс-руководитель ГУЭБиПК начал давать показания по каждому пункту предъявленного ему обвинения, последовательно их отрицая. Диалог, отметим, прервался после самоубийства его экс-заместителя Бориса Колесникова.

В итоге в СКР назвали прозвучавшие вчера данные тактическим ходом, порекомендовав при этом судить о результатах следствия по материалам дела, а не по разговорам вокруг него. Сейчас по делу, напомним, проходят полтора десятка человек, из которых уже как минимум пятеро высказали желание сотрудничать со следствием. Стоит отметить, что одним из оснований для допроса, на который ранее вызывали адвоката Антонова, стало «разглашение защитником следственной тайны».

Материалы по теме