Спецслужбы
27.06.2014

Колесников умер, но "дело" его живет

Колесников умер, но "дело" его живет
  • Борис Колесников. Фото yarnovosti.com
Фигурантам расследования намекнули: стучать надо не столько на покойного генерал-майора, сколько на живого Сугробова 

Насколько можно судить, гибель генерала Колесникова имела неоднозначные последствия для людей, причастных к "делу ГУЭБиПК". С одной стороны становится очевидным нежелание силовиков уйти от неудобных вопросов относительно обстоятельств смерти бывшего борца с коррупцией, да и вообще максимально опорочить его имя (вплоть до того, что бывшим коллегам рекомендовали воздержаться от посещения похрон покойного). С другой, следствие, видимо, активно использует недавнюю трагедию для давления на других задержанных. Имея перед глазами печальную судьбу генерала, некоторые из них намекнули на возможные соглашения о сотрудничестве.

Как напоминает "Ъ", по официальной версии СКР, генерал Колесников, обвиняемый в организации оргпреступного сообщества (ст. 210 УК), покончил с собой, выбросившись с балкона шестого этажа здания комитета в Техническом переулке 16 июня. К 26 июня следствие должно было решить, ушел ли из жизни генерал добровольно, был ли он доведен до самоубийства (ст. 110 УК), мог проявить при этом халатность (ст. 293 УК) конвой из полиции или господин Колесников стал жертвой умышленного убийства (ст. 105 УК), на чем настаивают родственники покойного. Однако следователь, проводящий проверку, оповестил защиту о том, что следственные действия он решил продлить на срок до 30 суток, мотивировав это тем, что еще не готовы результаты уже проведенных в рамках проверки экспертиз и назначены новые, только с помощью которых можно установить полную картину происшедшего.

В свою очередь, представители семьи господина Колесникова хотели заказать независимые экспертизы, которые, в частности, должны были установить, оказывалось ли воздействие на генерала с использованием психотропных препаратов. В случае утвердительного ответа, могло ли это спровоцировать его гибель.

Однако эксперты им отказали на основании того, что тело и внутренние органы уже прошли бальзамирование, после которого подобные исследования не дадут результатов. По словам источника, в рамках проверки по суициду пока был опрошен лишь один из адвокатов и отец господина Колесникова — к участию в следственных действиях других представителей защиты, которые, по ее версии, могли бы прояснить белые пятна в этом деле, не пригласили. При этом ходатайство самой защиты об отводе следователя Сергея Новикова, расследующего дело об ОПС и присутствовавшего при трагедии с генералом, удовлетворено не было. Кстати, защита в рамках проверки заявила десятка полтора различных ходатайств.

Между тем, по данным СМИ, целый ряд фигурантов громкого дела отказались от своих адвокатов, дав им понять, что они готовы на определенное сотрудничество со следствием, очевидно претендуя затем на заключение досудебных соглашений. Среди таких отказников назвают бывшего начальника управления "Б" ГУЭБиПК Салавата Муллоярова, его экс-заместителя Алексея Боднара, оперативника Максима Назарова, выступавшего заявителем по одному из уголовных дел предпринимателя Сергея Ласкина и агента антикоррупционного ведомства Александра Леонова. Якобы первым трем следствие предложило исключить из обвинения участие в преступном сообществе (санкция — до 20 лет заключения), а эпизоды по ч. 3 ст.  286 УК (превышения должностных полномочий) переквалифицировать на ч. 1 или ч. 2, что сокращает максимальное наказание с десяти лет до четырех-семи. На определенные преференции могли рассчитывать и другие обвиняемые.

При этом участники расследования уже дали им понять, что одних только показаний на покойного генерала Колесникова будет недостаточно. Фигуранты должны признать свою вину, рассказать об эпизодах, неизвестных следствию, или засвидетельствовать причастность к преступной деятельности экс-руководителя ГУЭБиПК Дениса Сугробова. Последний, напомним, свою вину отрицает.

Марина Стаженкова, с момента задержания представлявшая интересы полковника Муллоярова, сказала, что тот действительно отказался от ее услуг во время ее отпуска, а новая защитница офицера дала понять, что пока о заключении "досудебки" речи не идет. От дальнейших комментариев она воздержалась, сославшись на тайну следствия. По словам адвоката Дмитрия Кирсанова, несмотря на заключенное соглашение о защите господина Ласкина и ордер, к своему клиенту его даже не пустили в СИЗО. При этом защитнику дали понять, что ему не следует проявлять активность и писать жалобы руководству комитета, так как обвиняемому вскоре и так могут изменить меру пресечения. Что касается господина Леонова, являвшегося свидетелем обвинения по делу бывшего сити-менеджера Смоленска Константина Лазарева, оправданного судом, то он уже дал показания на ряд сотрудников ГУЭБиПК, которые и были использованы при предъявлении им обвинений.