Спецслужбы
12.05.2014

Разгром клана Сугроба

Разгром клана Сугроба
  • Денис Сугробов. Фото "Ъ"
Генерал-майора Бориса Колесникова увезли из СИЗО с пробитой головой, на его место заехал генерал-лейтенант Денис Сугробов

Басманный райсуд Москвы санкционировал арест бывшего начальника главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) Дениса Сугробова. Как считает следствие, он наряду со своим заместителем Борисом Колесниковым был организатором оргпреступного сообщества, в которое входили сотрудники главка. Интересно, что весомость своих доводов в пользу причастности генерала Сугробова к ОПС следователь отстаивал в закрытом режиме.

Необходимость ареста генерал-лейтенанта Дениса Сугробова следователь главного следственного управления СКР Руслан Миниахметов изложил суду тезисно. Он пояснил, что бывший глава ГУЭБиПК подозревается в тяжких и особо тяжких преступлениях — превышении должностных полномочий (ч. 3 ст. 286), организации провокации взятки (ч. 3 ст. 33 и ст. 304) и организации преступного сообщества (ч. 3 ст. 210) УК РФ. Причастность господина Сугробова к этим преступлениям, по мнению представителя СКР, была подтверждена материалами его оперативной разработки и показаниями очевидцев. Оставаясь на свободе, подозреваемый, как заявил господин Миниахметов, мог скрыться от следствия, уничтожить улики и согласовать свои показания с остающимися на свободе соучастниками.

Как уже сообщалось, СКР считает, что организованное преступное сообщество из сотрудников ГУЭБиПК и их агентов было создано для провоцирования совершения преступлений с целью достижения высоких служебных показателей и, соответственно, продвижения по карьерной лестнице, получения премий и наград.

В свою очередь, представитель Генпрокуратуры добавил, что вне СИЗО господин Сугробов "продолжит" воздействовать на свидетелей из числа своих бывших подчиненных. В суде были зачитаны отрывки из оперативной справки 9-го управления ФСБ, установившего, что господин Сугробов совсем недавно выезжал "в приграничные регионы страны". По версии чекистов — "для рекогносцировки, залегендированной под туристическую поездку".

Генерал и его защитники раскритиковали доводы следствия и прокуратуры. Как пояснил суду сам господин Сугробов, рекогносцировкой ФСБ посчитала его поездку на рыбалку в Астраханскую область, куда он отправился вместе с женой и 12-летним сыном. Как рассказала супруга генерала Мария, был самый сезон добычи щуки, но отдых пришлось прервать после звонка адвоката, сообщившего, что на московский адрес господина Сугробова пришла повестка с вызовом на допрос в СКР. Подозреваемый, по его словам, тут же отправился в Астрахань, откуда дал следователю телеграмму с обещанием вернуться в Москву к 11 мая и явиться на допрос в любое время. Однако повестки в Москве продолжали поступать, поэтому 7 мая утром семья отправилась домой. По словам Дениса Сугробова, планировали заехать в Волгоград — показать сыну Мамаев курган, а к 9 мая быть в столице — супруги Сугробовы вместе с пятью своими детьми традиционно ходят на парад. Однако по пути на одном из постов ДПС генерала задержали сотрудники ФСБ. Марии с сыном они разрешили ехать дальше, а главу семьи доставили авиарейсом в Москву.

"Вы получали телеграмму от Сугробова?" — спросил следователя адвокат генерала Георгий Антонов, пытаясь подтвердить позицию подзащитного. "Получал, но не знаю от кого",— ответил тот. "Но ведь я же с вами связывался",— настаивал защитник. "Вы — да, но на допрос я вызывал не вас",— последовал ответ.

 

["Ведомости", 12.05.2014, "Не тех ловил": По словам друга Сугробова, председателя президиума общественной организации «Офицеры России» Антона Цветкова, до майских праздников Сугробову прислали три повестки. Он в это время уже находился на рыбалке на Волге вместе с Цветковым. «Оттуда послали телеграмму, что после 11 мая он прибудет на допрос, но в данный момент не сможет, — передал слова Цветкова его представитель. — Но в среду в Волгограде его задержали и доставили в Москву». Непонятно, зачем следствие ходатайствует об аресте его друга: следственные действия еще не окончены, отмечает Цветков. Сугробов предполагал, что дело вслед за его подчиненными может быть возбуждено и против него, но до последнего времени считал, что этого удастся избежать, говорит источник в МВД.

Двенадцати фигурантам в апреле предъявлены обвинения по ст. 210, напоминает депутат Госдумы Александр Хинштейн. По версии следствия, участники преступного сообщества систематически фальсифицировали уголовные дела. Если следовать этой логике, такое сообщество не могло существовать без человека, который санкционировал мероприятия. Решение о немедленном аресте Сугробова может быть реакцией на попытки защиты начать активную PR-кампанию в СМИ, не исключает Хинштейн: там стали появляться материалы о масштабных успехах МВД в деле борьбы с коррупцией.

Управление Сугробова расследовало много громких дел, среди них — махинации с томографами, дело Мастер-банка, дело «Оборонсервиса», а также дело и. о. руководителя подмосковного управления Росреестра Ольги Ждановой. Кроме того, Сугробов оказался самым молодым полицейским генералом: в неполные 37 он стал генерал-лейтенантом и начальником ГУЭБиПК. Источник, близкий к правоохранительным органам, не исключает, что арестом Сугробова громкое дело о коррупции в рядах борцов с ней не закончится: тот считается человеком, близким к помощнику президента Евгению Школову (ранее возглавлял департамент экономической безопасности МВД, а сейчас курирует кадровые назначения в силовых структурах). Не исключено, что именно кремлевский чиновник является подлинной целью операции, рассуждает собеседник «Ведомостей».

Сугробов останется самым высокопоставленным фигурантом этого дела и дальше наверх оно не распространится, не соглашается источник, близкий к следствию. По его словам, в протоколах допроса Бориса Колесникова действительно фигурировала и фамилия Школова, но сам Колесников заявил, что версия о причастности Школова к оперативному эксперименту в отношении офицера ФСБ Демина является бредовой.

Сам Сугробов в письме к Путину (опубликовано в блоге Цветкова) заявляет, что дело против него инспирировано сотрудниками УСБ ФСБ, и просит главу государства поручить провести объективное расследование всех обстоятельств дела, которое дискредитирует «многолетнюю работу главка по борьбе с коррупцией», в том числе по данным президентом поручениям.]

Сам Денис Сугробов попросил прокурора пояснить его фразу о продолжении воздействия на бывших подчиненных, но ответа не получил.

Острые дебаты вызвали и основания привлечения генерала к уголовной ответственности. Ознакомившись с ходатайством об аресте господина Сугробова, защита сочла, что материалами оперативной разработки главы ГУЭБиПК следствие называет негласное прослушивание его кабинета. В приведенной расшифровке разговоров, как заявил суду сам генерал, отражен ход его обычного ежедневного совещания со своими заместителями. "Подчиненные докладывали мне о результатах работы по направлениям, которые они курировали,— пояснил господин Сугробов.— Из их рапортов я уже делал сводную справку для министра МВД или руководства страны".

"Прямым указанием" на преступную деятельность господина Сугробова, как выяснилось, в СКР посчитали показания одного из фигурантов дела — Алексея Боднара. После первых задержаний сотрудников ГУЭБиПК в феврале (полицейским инкриминировали незаконную разработку заместителя руководителя 6-й службы 9-го управления ФСБ Игоря Демина) оперативник Боднар, по его словам, прибежал к господину Сугробову. Узнав о происходящем, генерал, как показал господин Боднар, поинтересовался, заводилось ли так называемое дело оперативного учета на чекиста, и, получив утвердительный ответ, приказал успокоиться и продолжать работу.

Чтобы суд смог оценить качество доводов следствия, адвокат Антонов ходатайствовал о публичном оглашении данных прослушки и показаний Алексея Боднара. Но представитель СКР воспротивился этому, сославшись на следственную тайну. Прокурор, в свою очередь, предложил огласить материалы, предварительно удалив из зала "посторонних" — родственников и коллег господина Сугробова, а также многочисленных журналистов. Адвокат Антонов раскритиковал ссылку на следственную тайну, напомнив, что сотрудник СКР, как автор ходатайства об аресте, сам формировал пакет документов для открытого и гласного судебного процесса. Однако суд согласился с прокурором и заслушал материалы в закрытом режиме. В итоге после двухчасовых дебатов генерал был арестован на два месяца.

"При Сугробове мы перестали брать взятки и крышевать бизнес,— рассказал один из 16 действующих сотрудников ГУЭБиПК, пришедших в суд поддержать своего бывшего руководителя.— Во всяком случае за 2013 год против наших не было возбуждено ни одного уголовного дела коррупционной направленности". Печальна, по словам гуэбовца, и перспектива оперработы в целом: после арестов в ГУЭБиПК была запрещена единственная реальная методика борьбы с коррупционными преступлениями — так называемый оперативный эксперимент с контролируемой передачей взятки через агента.

Сергей Машкин

 

Лампасам тесно

 

[...] Напомним, первые аресты офицеров и агентов ГУЭБиПК начались 14 февраля, когда был задержан бизнесмен Руслан Чухлиб. Его «взяли с поличным» в момент передачи им 10 тысяч долларов Игорю Демину, заместителю начальника 6-й службы 9-го управления ФСБ (подразделение физической защиты в управлении собственной безопасности ФСБ. — И. М.). Одновременно был задержан и Сергей Пирожков — еще один бизнесмен, участвовавший в передаче взятки. Тогда же в тюремных камерах оказались и действующие высокопоставленные сотрудники МВД: заместитель начальника управления генерал-майор Борис Колесников, начальник управления «Б» ГУЭБиПК МВД РФ полковник Салават Муллаяров, заместители начальника управления «Б» майор Иван Касауров, подполковник Алексей Боднар и другие (подробности в «Новой», № 34 от 31 марта 2014 г.).

По нашим сведениям, Касауров и Боднар еще в марте дали первые показания о роли генерала Сугробова в преследовании подполковника ФСБ Демина. А вот непосредственным поводом для возбуждения уголовного дела в отношении Сугробова стали прослушки телефонных разговоров агента Сергея Пирожкова с коммерсантами Павлом Глобой и Русланом Чухлибом.

На записях разговоров (осуществленных ФСБ) слышно, как Пирожков рассказывает, что разработка Демина ведется с санкции генералов Сугробова и Колесникова.

Генерал Колесников в ходе допроса назвал эти разговоры «словоблудием Пирожкова» и заявил, что «никому из своих подчиненных не давал указаний оперативно разрабатывать Демина и не получал таких указаний от Сугробова». По словам Колесникова, лишь после возбуждения уголовного дела в отношении него самого он узнал, что его подчиненные разрабатывают офицера ФСБ. Более того, Колесников утверждал, что до своего ареста даже не знал о существовании агентов Пирожкова, Глобы и Чухлиба.

Сейчас генерал-майор Борис Колесников вообще опасается что-либо говорить. За день до ареста генерал-лейтенанта Дениса Сугробова Колесникова доставили из СИЗО «Лефортово» в отделение нейрохирургии городской клинической больницы № 5. По словам адвоката Колесникова Анны Ставицкой, ее подзащитному диагностировали ушиб головного мозга средней тяжести, мелкоочаговые ушибы обеих лобных долей, перелом лобной, теменной костей, ушибленную рану теменной области.

 

koles1

Справка из Главной клинической больницы: "перелом лобной, теменной костей, ушибленная рана теменной области"


Сотрудники СИЗО выдвигают версии, что Колесников то ли упал с подоконника, когда мыл в камере окно, то ли поскользнулся в душе.

Ставицкая заявила, что защита намерена провести собственное расследование обстоятельств получения травм. По утверждению адвоката, медики исключают версию падения с высоты собственного роста. Что вообще-то логично — хотя бы потому, что одновременно при падении разбить и лоб, и темечко вряд ли кому-то удастся самостоятельно.

Сам Борис Колесников находится в сознании, но даже сам инцидент пока не поясняет.

В это же время отрекся от агентов Пирожкова, Глобы и Чухлиба и генерал Сугробов. 8 мая в Басманном суде Москвы он заявил: «Моей роли ни в одном инкриминируемом преступлении нет, я никогда не знакомился с материалами оперативного учета, я не знаю фигурантов разработок. Моя роль заключалась в том, что мне докладывались только результаты работы». Сугробов подчеркнул: «Я лично знал только своего заместителя Колесникова и Боднара, сотрудников среднего звена и агентов я никого не знал».

Но у «Новой» есть серьезные основания предполагать, что как минимум с агентом Сергеем Пирожковым генерал Сугробов был знаком лично. И при этом — задолго до того, как 28 июня 2011 года президент РФ подписал указ о назначении Сугробова руководителем антикоррупционного ведомства МВД России.

Еще в конце февраля «Новая» обнародовала «График дежурства личного состава» ОРБ № 10, подписанный 27 июля 2009 года подполковником милиции Денисом Сугробовым, в то время исполняющим обязанности начальника десятого оперативно-разыскного бюро МВД России. В графике дежурства есть и фамилия майора Сергея Пирожкова, который тогда еще служил в ДЭБ и, по сведениям наших источников в МВД, был особо приближен к будущему генерал-лейтенанту Сугробову (подробности в «Новой» от 27.02.2014). Есть такая, не прописанная ни в одном штатном расписании силовых ведомств, должность — «офицер по спецпоручениям».

 

grafiks

График дежурств ОРБ №10 (в полном размере - здесь)


Денис Сугробов - справка


Денис Александрович Сугробов родился 11 июля 1976 года в Москве. В 1997 году окончил Московскую высшую школу милиции. Кандидат юридических наук.

В 1997 году назначен оперуполномоченным уголовного розыска в ЦАО Москвы.

С 1998-го по 2001 год служил в подразделениях по борьбе с организованной преступностью МВД России.

С 2001 года — в Оперативно-разыскном бюро (ОРБ) по экономическим и налоговым преступлениям ГУ МВД России по Центральному федеральному округу в должностях оперуполномоченного по особо важным делам, старшего оперуполномоченного, начальника отдела.

В 2007 году назначен начальником отдела ОРБ № 7 (страхование и рынок ценных бумаг) МВД России.

В 2009 году возглавил ОРБ № 10 (противодействие организованной преступности в сфере экономики, пресечение каналов финансирования терроризма и экстремизма) МВД России.

28 июня 2011 года указом президента РФ Сугробов был назначен начальником Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД России.

21 февраля 2014 года освобожден от должности начальника ГУЭБиПК МВД России.

Жена Сугробова — Яна Робертовна Тихонова, 1966 года рождения, руководитель представительства Glencore International AG в Москве (один из крупнейших мировых трейдеров сырьевых товаров и редкоземельных материалов). Яна — родная сестра Кристины Тихоновой, супруги Константина Чуйченко, который с 13 мая 2008 года занимает должность начальника Контрольного управления президента России.

У Дениса Сугробова и Яны Тихоновой пятеро детей.

 

Источник: "Новая газета", 12.05.2014