Спецслужбы
23.08.2013

За итальянское поместье из управления «К» уволен отмывочный чекист Дмитрий Фролов

За итальянское поместье из управления «К» уволен отмывочный чекист Дмитрий Фролов
  • Директор ФСБ России Александр Бортников.Фото shpik.info
«Идет не борьба с обнальными площадками, идет борьба за контроль над ними»
То, что сотрудники Федеральной службы безопасности имеют недвижимость за границей ни для кого не является секретом, однако до недавнего времени в ведомстве не принято было реагировать на такие «мелочи». Тем более удивительно, что именно владение виллой на озере на границе Швейцарии и Италии стало причиной отстранения от должности высокопоставленного чекиста, бывшего заместителя начальника управления «К» ФСБ, полковника Дмитрия Фролова. Эксперты расходятся во мнениях: то ли перед нами попытка спецслужбы приструнить уж слишком распоясавшихся своих сотрудников, то ли дело в переделе контроля над потоками «черного нала».
 
11 помещений и каштаны

Согласно данным кадастрового реестра Италии, в окрестностях города Стреза провинции Вербания, на улице Монте Дзеда находятся четыре строения (основной дом из 11 помещений и прилегающие постройки), а также четыре участка земли с каштановыми рощами, принадлежащие Ольге и Алексею Фроловым. Их данные (годы рождения и идентификационные номера) полностью совпадают с данными жены и отца полковника Дмитрия Фролова, до июля этого года бывшего заместителем начальника управления «К» ФСБ России.

«Места и недвижимость с видом на озера, расположенные на севере Италии, очень популярны у россиян, — рассказывает Варден Авалиани из агентства элитной недвижимости Welhome. — Озеро Комо считается вип-локацией преимущественно для богатых, далее по рангу — озера Гарда, Маджоре (на фото), Изео — как правило, для состоятельных покупателей». По словам Авалиани, разброс цен на виллы очень велик, все зависит от места, видов, эксклюзивности объекта. Цены варьируются от 1 млн до 50 млн евро. «Новая газета»,  изучая предложения от разных агентств недвижимости, подсчитала, что средняя цена за дом с участком в этих местах может составлять около 1-3 млн евро. Откуда у семьи сотрудника ФСБ такие деньги?



Куратор банковского рынка

Дмитрию Фролову 43 года, в управлении «К» он начинал в так называемом банковском отделе, затем дослужился до заместителя Виктора Воронина, руководителя управления. Управление «К» входит в Службу экономической безопасности ФСБ, формально основная задача управления — контрразведывательное обеспечение кредитно-финансовой сферы России. Однако из-за нескольких реорганизаций сегодня задачи управления гораздо шире. Например, к управлению «К» было присоединено управление «Н» ФСБ России, в задачу которого входила борьба с наркотиками, контрабандой и организованной преступностью. Поэтому на нынешний момент управление «К» — одно из самых влиятельных в структуре ФСБ, оно курирует ЦБ, администрацию президента, таможню.

Дмитрий Фролов как замначальника управления отвечал за банковский и финансовый секторы России. Его имя знакомо, пожалуй, каждому банкиру. По крайней мере, журналисты, проводя расследования о хищениях в банках или об отмывании денег, часто слышала это имя от различных источников. Говорили о нем, как правило, шепотом, потому что считалось, что у Дмитрия Фролова и сотрудников банковского отдела есть колоссальные возможности влиять на кредитно-финансовый сектор России. Это вполне логично: банковский рынок, как никакой другой, построен на доверии и крайне восприимчив к малейшим негативным явлениям. Любой обыск или оперативная справка могут в одночасье разрушить банк, лишив его вкладчиков и клиентов.

С другой стороны, некоторые сотрудники управления «К» имели огромное влияние и на теневой банковский сектор, тот, который живет за счет процентов от транзита и «обнала» преступных денег. На этом рынке доверие «клиентов», пожалуй, даже важнее, чем на легальном. Потому что в случае ареста счетов потери клиентов ни одно АСВ не компенсирует.

Оценить успехи управления «К» ФСБ в сфере борьбы с негативными явлениями в кредитно-финансовой сфере России крайне трудно, учитывая колоссальные объемы сомнительных банковских операций и вывода денег из страны за рубеж.

В силу всех этих причин о полковнике Фролове и некоторых его подчиненных сложилось крайне странное мнение. «Новая газета» опросила с десяток его знакомых и бывших коллег, но поверить в то количество историй с рухнувшими банками и «обнальными» площадками, в которых упоминалось его имя, все равно трудно. Хотя некоторые из эпизодов уже известны на весь мир и имеют более или менее объективное подтверждение. Прежде всего это «дело Магнитского» (руководитель Фролова Виктор Воронин — один из первых в «списке Магнитского»), дело «АМТ Банка» Мухтара Аблязова и другие. Последний из громких эпизодов, в котором, по словам источников «Новой», в том или ином свете упоминалось имя Дмитрия Фролова, — это задержание группы «черных банкиров» во главе с Сергеем Магиным. Этой группе, по данным МВД, за несколько лет удалось обналичить и вывести за рубеж около 36 млрд рублей.
 
Увольнение

Перед подготовкой публикации «Новая газета» отправила запрос в ФСБ, где сообщили, что «наличие у сотрудников ФСБ России зарегистрированной за пределами Российской Федерации недвижимости является основанием для их увольнения с военной службы, если указанная недвижимость в установленном порядке не отчуждена». При этом согласно ответу из ФСБ, такая информация должна быть отражена в декларации о доходах и имуществе сотрудника. Однако, судя по всему, полковник Фролов итальянское имущество своей семьи не задекларировал: «Указанный в обращении военнослужащий ранее представил недостоверные и неполные сведения в отношении супруги, по результатам проведенной проверки он уволен с военной службы в связи с утратой доверия в июле 2013 года», — говорится в письме ФСБ на наш запрос.

Новость об увольнении Дмитрия Фролова была воспринята сталкивавшимися с ним людьми двояко. С одной стороны, как рассказали некоторые его бывшие коллеги, увольнение в связи с утратой доверия столь высокопоставленного сотрудника — нечастый случай для ФСБ, где предпочитают не выносить сор из избы. Такая категоричность может говорить о том, что у руководства ФСБ наконец сложилось понимание истинной роли некоторых сотрудников управления «К» в банковском мире и желание изменить ситуацию.

Представители банковского мира более пессимистичны. Слухи о роскошной итальянской недвижимости гуляли по коридорам Лубянки около двух лет. Почему этой истории дали ход только месяц назад — непонятно. Одна из популярных версий, которая обсуждается в банковских кругах, — это передел рынка незаконных банковских услуг, рынка транзита и «обнала». «Идет не борьба с обнальными площадками, идет борьба за контроль над ними», — заметил один из представителей теневого банковского сектора России.

Связаться с Дмитрием Фроловым или членами его семьи не удалось. Мы обратились ко многим его знакомым, однако ни один из известных им номеров не отвечает, найти полковника Фролова в Москве никто не смог. 



Ответ на запрос в ФСБ: "Ваше обращение в отношении имущества интересующего Вас бывшего военнослужащего органов федеральной службы безопасности рассмотрено.

Законодательство Российской Федерации в настоящее время содержит запрет на наличие счетов (вкладов) за рубежом только у государственных служащих, назначаемых на должности Президентом Российской Федерации, а также у их родственников. К данной категории бывший военнослужащий, указанный Вами, не относился.

Сообщаем, что согласно Федеральному закону «О федеральной службе безопасности» наличие у сотрудников ФСБ России зарегистрированной за пределами Российской Федерации недвижимости, является основанием для их увольнения с военной службы (работы), если указанная недвижимость в установленном порядке не отчуждена.

При этом такая информация должна быть отражена в представляемых сотрудниками органов безопасности сведениях о своих доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера, в том числе супруги (супруга) и несовершеннолетних детей.

Поскольку указанный в обращении военнослужащий ранее представил недостоверные и неполные сведения в отношении супруги, по результатам проведенной проверки он уволен с военной службы в связи с утратой доверия (подпункт «д.1» пункта 1 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе») в июле 2013 года.

Иные интересующие Вас вопросы касаются персональных данных граждан.

Исходя из требований Федерального закона «О персональных данных», такие сведения могут быть представлены только с их согласия, которого в ФСБ России от указанного бывшего военнослужащего и членов его семьи не имеется.

Заместитель начальника Центра общественных связей"