Спецслужбы
13.08.2013

Полицейский плагиатор Солодовников

Полицейский плагиатор Солодовников
  • Сергей Солодовников. Фото «Новая газета»
Главный кировский правоохранитель украл диссертацию
Если депутаты, министры, общественные деятели да и вообще кто угодно без зазрения совести занимаются тем, что крадут чужие диссертации, то силовикам-то уж заниматься подобным промыслом сам Бог велел. Тем более что с одной стороны о преступности писано и переписано столько, что уж казалось бы — ну что в ней можно найти нового? Не говоря уж о том, что силовики — люди дела, а не какие-то там абстрактные теоретики. В частности, разве до диссертации генерал-лейтенанту полиции, профессору, доктора юридических наук Солодовникову Сергею Александровичу? Тем более в те напряженные времена, когда в его вотчине разгорается ответственное дело «Кировлеса». Напомним, что это тот самый человек, который поощрил членов Общественного совета при УМВД за активную пропагандистскую работу против «группы Навального», а затем пояснил свое решение кировской газете «Бизнес Новости» так: «Мне кажется, сегодня пришло время, когда каждый человек в нашей стране, гражданин нашего общества, должен определиться: с кем он. Вот я, генерал Солодовников, определился. Я — с Путиным. Это моя позиция и как генерала, и как гражданина». Кстати, в диссертации у генерала обнаружились отрывки текста экс-депутата ранее также обвиняемого в плагиате, отмечается в публикации «Новой газеты».

Чтобы читателю было наглядно видно, какого рода и какой мощности совпадения встречаются между работами Солодовникова и других выдающихся лиц, приведем примеры. Автор настолько конгениален экс-депутату Госдумы Абельцеву, что целые страницы, имеющиеся в тексте диссертации Абельцева 2000 г., воспроизведены мозгом генерала Солодовникова с точностью до отдельных типографских знаков (пример со страницами 42—45 Абельцева и 97—99 Солодовникова). Ничем иным, кроме существования телепатического контакта между депутатом и генералом, мы объяснить эти совпадения не в силах.



[Отрывки диссертаций экс-депутата Абельцева и генерала Солодовникова. Общий абзац звучит так: «Для криминологии важно не только уголовно-правовое деление пре­ступлений на указанные четыре категории. Хорошо известно, что такие насильственные преступления против личности, как, например, убийства и изнасилования, отличаются по многим криминологическим параметрам, скажем, от взяточничества (получение взятки и дача взятки) и мошенниче­ства, хотя и те и другие являются тяжкими и особо тяжкими. Не учитывать на практике этого — значит заведомо не иметь возможности вести борьбу с различными проявлениями преступности целенаправленно и дифферен­цированно. Нельзя также методологически грамотно исследовать разнооб­разие преступлений без понимания того, что все они — проявление едино­го сложного явления. Выделение разнообразных преступлений практиче­ски можно осуществлять безгранично, находя все новые и новые критерии классификации. Однако при этом нельзя забывать об определенной цело­стности преступности как явления. Учитывая именно это, мы выделяем для изучения не просто преступления против личности, а именно насиль­ственные из их числа. Кроме того, нами исследуются деяния, сопряженные с изучаемыми преступлениями против личности.»]

Глядя на другие страницы, следует поверить не только в возможность телепатии между генералами и депутатами, но также в прижизненную трансмиграцию душ. Чем еще объяснить, что генерал и депутат едиными устами и единым сердцем возвещают человечеству великие открытия в дословно одних и тех же формулировках? Например, такой: «…личность преступника находится в противоречии с обществом, законопослушными людьми и представляет для них значительную опасность».

Параллельность мышления депутата и генерала продолжает захватывать дух. Что Абельцев мыслит о «насильниках» — то же самое Солодовников мыслит о «преступниках». Вот подлинно научный подход — рассматривать любое явление в сравнении с аналогичным ему! Заметим новизну мысли генерала Солодовникова по сравнению с мыслью экс-депутата Абельцева. Если Абельцев пишет (стр. 225): «Изучение личности преступника — важная и необходимая предпосылка научнообоснованной профилактики преступного поведения» (выделено нами. — Ред.), то Солодовников, вторя ему, не стоит на месте, а двигает науку дальше (стр. 205): «Изучение личности преступников с учетом их типологии — важная и необходимая предпосылка научного поведения».

Действительно, научное поведение — то, чего недостает многим депутатам. А вот генералы полиции прекрасно знакомы с личностями преступников, поэтому они-то (генералы) ведут себя научно. Это доказывает и текст стр. 290—293 научной работы Солодовника, совпадающий с текстом стр. 155—158 научной работы Абельцева, причем данные, относящиеся к 2000 году, вдруг с теми же формулировками оказываются отнесены к 2003 году.

Однако нами установлено, что генералы синхронно и синфазно мыслят не только с либерал-демократами, но и с членами партии «Единая Россия». А именно с членом регионального политсовета партии «Единая Россия» во втором созыве в Курской области, директором Курского филиала Академии права и управления Михайловой Натальей Валерьевной. Как можно убедиться, посмотрев на принт, практически все выводы, к которым пришел генерал Солодовников в своей диссертации (стр. 431—434), совпадают с выводами диссертации Н.В. Михайловой (стр. 233—237), защищенной годом раньше. Как сказал Сократ, «иметь истинное мнение — прекрасно, а заблуждаться — постыдно». Генерал Солодовников и госпожа Михайлова являются единственными последователями Сократа в России (ах да, вместе с депутатом Абельцевым, который, как известно, единомыслен с депутатом Владимиром Васильевым). На разнобой «плюрализма» неправильных мнений, царящего в каких-то там интернетах, они ответили установлением раз и навсегда истинного мнения обо всех криминологических проблемах.




[Идентичные страницы работ Михайловой и Солодовникова. Повторяется cледующий абзац: «Эти противоречия особенно обостряются, перерастают в неразреши­мые конфликты особенно тогда, когда касаются несовершеннолетних, мо­лодежь. Такое социальное первенство в экономической сфере в молодом возрасте, когда формируется личность, воспринимается как социальная не­справедливость, повышенной силы протест. Последний нередко принимает форму «криминального настроения». При этом на фоне недостаточной со­циальной зрелости несовершеннолетних «изгоев» дают себя знать повы­шенный энергетический потенциал несовершеннолетних, бурное развитие их физических и эмоциональных сил, желание самоутвердиться, проявить себя, заявить о себе. Здесь можно говорить и о многих нравственных де­фектах, присущих определенной части несовершеннолетних, об ощущении вседозволенности и безнаказанности и о других подобных компонентах механизма преступного поведения.»]

В краткой газетной публикации мы, безусловно, не можем ознакомить читателя с теми достижениями, которые Единомыслие свершило на российских просторах в наших генералах, либерал-демократах и единороссах. О дословных совпадениях между докторской диссертацией Солодовникова 2004 года и диссертациями видных представителей российской криминалистики повествует таблица. Цветом в ней обозначены страницы, на которых имеются дословные (до точек, запятых и орфографических ошибок) совпадения глубоких мыслей генерала Солодовникова с не менее глубокими мыслями других «криминалистов».


****