Спецслужбы
05.03.2013

В тюремном ведомстве воровали и при Реймере, и до Реймера

В тюремном ведомстве воровали и при Реймере, и до Реймера
  • Юрий Калинин. Фото nakanune.ru
В "деле браслетов" появились показания на главу ФСИН и его зама Криволапова
Аферы, которые проворачивают сотрудники федеральной службы исполнения наказаний достойны того, чтобы их фигурантов самих отправить в места не столь отдаленные. Причем демонстративные отставки главы ведомства никак не влияют на деятельность сложившихся здесь коррупционных схем. Самая известная из которых — история с так называемыми «электронными браслетами», которые были заказаны карманному предприятию по завышенным ценам, нанеся государству ущерб почти в полтора миллиарда рублей. Теперь же к делу о системе контроля заключенных вполне может быть добавлено другое — о производстве систем электронного мониторинга поднадзорных лиц (СЭМПЛ), которые на практике оказались неработающим металлоломом.

Как сообщают «Известия», соответствующая проверка поручена Следственному управлению по Центральному округу Москвы. Причем этот же следователь, занимается проверкой выявленных ФСИН фактов нарушений при закупках систем безопасности для колоний в 2009 и 2010 годах.

УСБ тюремного ведомства заподозрило, что к закупкам некачественного и фактически неработоспособного оборудования были причастны несколько старших офицеров из команды экс-директора ФСИН Юрия Калинина. Причем скандал с контрактами общей суммой более чем на 1 млрд рублей, разгорелся после прихода нового директора службы Александра Реймера, начавшего во ФСИН масштабную кадровую чистку

Подозреваемые офицеры ФСИН в ходе долгого разбирательства сумели доказать свою непричастность к махинациям - в ходе проверки следователи восемь раз выносили отказы в возбуждении уголовных дел. Тем не менее, факты поставок недоукомплектованных систем безопасности остались. И сейчас эти материалы лежат у того же следователя, которому передали документы по СЭМПЛ. Причем эти две проверки объединяет не только опыт следователя, уже хорошо разбирающегося в специфике поставок и контрактов тюремного ведомства.

По данным «Известий» в обеих проверках фигурируют фирмы, зарегистрированные по одному и тому же адресу в Москве - Бумажный проезд 2, корпус 2. Одна из них «засветилась» еще пару лет назад. А вторая - это сам ФГУП ЦИТОС, который и производил электронные браслеты. Напомним, что он был создан в 2011 на базе другого ФГУПа тюремного ведомства — торгового дома «Вятка». И даже после преобразования ЦИТОС числился в категории компаний, основным видом деятельности которых являлась «Розничная торговля в неспециализированных магазинах незамороженными продуктами, включая напитки, и табачными изделиями».

Гендиректором ЦИТОСа стал Виктор Определенов, ранее руководивший самарской компанией НПФ «Мета». Эта фирма в свое время фигурировала в списке других предприятий, которые были заинтересованы в конкурсе на поставку электронных браслетов. Однако, потом ФСИН решил, что их производить должен собственный ФГУП, и был создан ЦИТОС. При этом калькуляцию на новый товар врио начальника Главного центра информационно-технического обеспечения ведомства полковник Виктор Гончаренко подписал еще до того как ЦИТОС прошел процедуру официальной регистрации в Минюсте.

Стационарный комплект (когда контролирующее устройство находится в помещении — дома у человека с браслетом) был оценен в 108 тыс. рублей, а мобильный комплект (когда осужденный носит контролирующее устройство с собой) в 128 тыс. рублей. Эти суммы вызвали недоумение у экспертов. Как отечественные, так и иностранные производители готовы были предложить подобные устройства по цене в 2–3 раза меньшей.

Но основным производителем браслетов стал все же ЦИТОС, а вернее его самарский филиал с офисом в городе Жигулевск. В шутку офицеры ФСИН стали называть этот город российской «силиконовой долиной» из-за масштабов производства, которое должно было быть там налажено. При этом, ряд сотрудников, как из технических подразделений, так и управления, отвечающего за использование браслетов, писали рапорты на имя руководства в которых отмечали их низкое качество и нарушения при изготовлении. Речь шла даже о том, что в Жигулевске только осуществляется упаковка в коробки сделанных другими производителями комплектующих и их отправка в различные региональные управления ФСИН. Несколько раз в ЦИТОС направлялись проверки из Москвы. Однако, ходу ни рапортам, ни результатам проверки не давалось. Более того, одним из своих последних приказов Реймер одобрил закупки еще одной партии браслетов более чем на 300 млн рублей.

Новый директор ФСИН Геннадий Корниенко и его заместители отправили в ЦИТОС еще несколько ревизий. Как следует из имеющихся в распоряжении «Известий» документов, нарушения были найдены практически везде. Помимо завышения цен на готовые браслеты на 1,533 млрд рублей, нашлись завышение арендной платы за помещения, услуги охраны, создание искусственных кредиторских задолженностей, использовании автотранспорта и т.д. Другая проверка установила, что руководство ФГУП не брезговало и выписыванием себе необоснованно больших премий, надбавок и прочих выплат. Причем рядовые сотрудники получали по 3-4 тысячи рублей, а руководство - от нескольких сотен тысяч до миллиона.

Надо отметить, что большинством ревизий руководили сотрудники УСБ ФСИН и отдела экономической безопасности оперативного управления ведомства. А ранее они якобы имели непосредственное отношение к проверкам закупок систем безопасности, которые проходили в закрытом режиме.

На неутешительных результатах одной из проверок, завершившейся 29 сентября прошлого года решили нажиться двое проверяющих - офицеры оперуправления Александр Тюрин и Игорь Фоменко, затребовавшие у руководства ЦИТОС 2 млн евро. Часть денег им была передана уже через несколько дней в Москве, но при получении оставшихся денег их задержали с поличным. К тому времени в ЦИТОС уже приехала новая ревизия, и руководство ФГУП поняло, что взятка их не спасет. Итоги новой проверки были переданы уже в Следственный комитет, где легли рядом с документами о поставках систем безопасности.

По данным «Известий» решение о возбуждении уголовного дела по нарушениям в сфере закупок еще не принято, но, скорее всего оно будет расследоваться по двум основным направлениям. За нарушения в хозяйственной деятельности возможно будут отвечать руководители ЦИТОС Виктор Определенов и Иван Куклев. А за завышение цен на браслеты и ненадлежащий контроль за их производством - должностные лица ФСИН.

Возможно речь пойдет об уже уволившемся полковнике Викторе Гончаренко, а также курировавшем закупки заместителе директора Николае Кривоплапове. Кроме того, вопросы могут возникнуть и к самому Александру Реймеру, чьи подписи также стоят на документах по СЭМПЛ. Как утверждают источники «Известий», неделю назад, когда СКР выступил с официальным заявлением о махинациях с поставкой браслетов, Александр Реймер срочно вернулся в Москву и встречался в одном из столичных ресторанов со своим бывшим замом Николаем Криволаповым. Правда, о чем шла речь собеседники сообщить не смогли.

«Известия» попытались связаться как с бывшими руководителями ФСИН, так и директорами ЦИТОСа, но все они оказались недоступны для комментариев. В самой ФСИН доследственную проверку не комментируют, ссылаясь на то, что это прерогатива следственных органов. Впрочем, трудно сказать, как это так получается в ведомстве по исполнению наказаний: хищения есть, уголовные дела и конкретные обвиняемые тоже есть, а вот осужденных по ним — нет и не предвидится...

****

Показали на Реймера

В "деле о браслетах" появилась рука бывшего директора ФСИН

В скандальном уголовном деле о мошенничестве с электронными браслетами, предназначенными для надзора за арестантами, появились показания на экс-директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Александра Реймера и его зама Николая Криволапова. По данным «Известий», следователи уже опросили ряд его бывших подчиненных, которые рассказали о его роли при заключении этого миллиардного госконтракта. Также на днях прошли обыски во ФГУП ЦИТОС ФСИН России, а в Главном управлении ФСИН была запрошена вся документация по электронным браслетам. 

Как рассказали «Известиям» источники в спецслужбах, на днях следователи СКР резко активизировались в расследовании обстоятельств госконтрактов на создание и поставку для нужд ведомства системы электронного мониторинга подконтрольных лиц (СЭМПЛ), более известной, как электронные браслеты. Само дело пока расследуется по ст. 159 УК РФ «Мошенничество», и только по факту махинаций. Однако, по словам собеседника, следствие уже получило данные о конкретных должностных лицах ФСИН, которые стояли за поставками по завышенной цене некачественных браслетов. Причем речь идет не только о руководстве ФГУП ЦИТОС, которое выполняло госзаказ, но и о высшем руководстве тюремного ведомства.

— Следователи опрашивают бывших и действующих сотрудников ФСИН о роли экс-директора Александра Реймера и его заместителя по тыловому обеспечению Николая Криволапова, — рассказывает «Известиям» осведомленный источник.

Среди должностных лиц, давших пояснения по делу, по словам собеседника, была бывшая руководительница финансово-экономического управления (ФЭУ) генерал-майор Галина Бабкина, которая в ноябре прошлого года была указом президента Владимира Путина освобождена от занимаемой должности.

— К Бабкиной в принципе претензий возникнуть не должно, — рассказывает высокопоставленный собеседник во ФСИН. — Она не технарь и не могла знать о качестве браслетов, потому что заключения выносили соответствующие службы. Причем ФЭУ даже изначально не соглашалось с закупкой по завышенной цене этой техники, и в итоге управление, которое Бабкина возглавляла, отстранили от согласования контракта.

Он добавил, что в Москву в СКР также вызывали нескольких офицеров Волгоградского межрегионального центра инженерно-технического обеспечения ФСИН. Весной прошлого года они приезжали с проверкой в филиал ЦИТОСа в Самарскую область, где якобы производились браслеты, и написали рапорты о том, что в реальности продукция собирается из некачественных деталей, закупленных у сторонних фирм по цене в несколько раз выше рыночной. Оказалось, что тогда рапорты проверяющих до Москвы не дошли, и теперь они передали их лично в руки следователю.

Также на днях прошли обыски и выемки документов в самарском филиале ЦИТОСа и сотрудничавших с ним фирм. Кроме того, очередная партия документации по поставкам и закупкам СЭМПЛ была затребована в Центральном аппарате ФСИН.

Источники во ФСИН подтвердили, что следователям уже ранее неоднократно передавали документацию по скандальной закупке. На многих документах стояли подписи не только руководителей среднего звена, но и лично Александра Реймера и Николая Криволапова.

Как утверждают источники «Известий» во ФСИН, сейчас они находятся в России, хотя ранее выезжали за границу на лечение. Стоит отметить, что Николай Криволапов был освобожден от должности лишь 25 февраля этого года, за месяц до возбуждения уголовного дела. До этого он продолжал числиться замдиректора, хотя его обязанности были уже переданы другому сотруднику.

По некоторым данным, врачи диагностировали у Николая Криволапова серьезное заболевание и он якобы даже получил инвалидность.

Между тем источники «Известий» в правоохранительных органах предполагают, что нынешнее уголовное дело, возбужденное по факту мошенничества, будет разделено на несколько частей. За нарушения в хозяйственной деятельности, возможно, будут отвечать руководители ЦИТОСа Виктор Определенов и Иван Куклев. А за завышение цен на браслеты и ненадлежащий контроль за их производством — руководители ФСИН. И очевидно, что им будет предъявлены обвинения не в мошенничестве, а в должностных преступлениях. […]

В пресс-бюро ФСИН «Известиям» заявили, что активно сотрудничают со следствием по делу об афере с электронными браслетами и по первому требованию предоставляют всю необходимую документацию. Также в ведомстве отмечают, что они сами инициировали уголовное дело, передав в следственные органы материалы проверок ФГУП ЦИТОС.

Герман Петелин
Владимир Баринов 

Источник: "Известия", 03.04.2013 

****

Стали известны подробности аудиторской проверки ФСИН времен Александра Реймера — ущерб на 3,7 млрд рублей

[...] В распоряжении газеты ВЗГЛЯД оказался полный отчет о результатах аудиторской проверки ФСИН, который был утвержден коллегией Счетной палаты в начале марта. Проверка велась с июля прошлого года под руководством аудитора Сергея Мовчана. Как писала тогда газета ВЗГЛЯД, в ходе проверки было выявлено нарушений, в том числе, предположительно, и прямое казнокрадство, почти на 3,7 млрд рублей.

«В ходе проведения контрольного мероприятия были выявлены нарушения установленного порядка осуществления закупок для государственных нужд при заключении контрактов на поставку оборудования системы электронного мониторинга подконтрольных лиц (СЭМПЛ) и на оказание строительных услуг в сумме 3 млрд 691,7 млн рублей», — скупо сообщила тогда Счетная палата.



Из отчета Счетной палаты

Как сообщала газета ВЗГЛЯД, в минувшую пятницу по фактам, которые отметили аудиторы, Главное следственное управление СКР по Москве возбудило уголовное дело против должностных лиц ФСИН и ведомственного ФГУП «Центр инженерно-технического обеспечения и связи» (ЦИТОС).

Из отчета Счетной палаты становятся понятны схемы, по которым действовали высшие чиновники ФСИН, заподозренные теперь в «мошеннических действиях» (ч. 4 ст. 159 УК РФ).

По бывшим тюремщикам плачет тюрьма

В частности, в материалах указывается, что при проверке калькуляций на электронные браслеты для заключенных установлено, что ведомственное ФГУП «ЦИТОС» в нарушение требований о прибыли внутрисистемных поставок, которая не должна превышать 10%, установило следующую плановую прибыль для устройств: 2010 год — 26,4%, 2011 год — 23,6%. В целом же стоимость браслетов была завышена примерно втрое. [...]

В соответствии с экспертной оценкой, приведенной в материалах аудиторов, стоимость изделий расчетно составляет 41,6–46,9 тыс. рублей (с учетом НДС в 18%). Исходя из количества закупленных устройств и учитывая тот факт, что для внутрисистемных поставок ФГУП «ЦИТОС» освобождается от уплаты НДС, общая стоимость всех изделий должна была составить 927 млн 382 тыс. рублей, что составляет 35,9% от реально затраченных 2 млрд 579 млн 230 тыс. рублей.

Расчетное превышение расходов федерального бюджета при закупке устройств составило 1 млрд 651 млн 848 тыс. рублей.

Эффект Реймера — 613% от стоимости

При этом в материалах аудиторов приведены данные по стоимости реального монтажа изделий: «В 2011 году стоимость СМД-монтажа составила 52,7 тыс. рублей (613% от стоимости радиодеталей, которая равнялась 8,6 тыс. рублей)». В материалах поясняется: «Технологически процесс изготовления электронных блоков — это монтаж радиодеталей и комплектующих на плату блока (СМД-монтаж) с последующим технологическим испытанием отдельных образцов».

Кроме того, как выяснилось, браслетов за счет казны купили зачем-то намного больше, чем требуется, «в связи с чем не используются устройства на общую сумму более 1,2 млрд рублей».

В материалах проверок сообщается, что «вследствие некорректного прогнозного расчета потребности в оборудовании СЭМПЛ» на конец 2012 года из 23 900 закупленных комплектов оконечных устройств СЭМПЛ использовались только 9375 комплектов, или 39,2%. «Остальные 14 525 комплектов, или 60,8% в работе УИИ не используются, их стоимость составляет 1 257 607,9 тыс. рублей», — сетуют аудиторы в своем отчете.

Так, к примеру, в филиале ФСИН в Калининградской области на момент проверки система использовалась менее чем на 3,7%. При этом только за аренду каналов связи за три месяца ОАО «Ростелеком» здесь было заплачено более 650 тыс. рублей.

"Режут" безнаказанно

В управлении ФСИН на Камчатке «в связи с невозможностью или экономической нецелесообразностью развертывания СЭМПЛ в шести муниципальных районах шесть стационарных пультов мониторинга общей стоимостью 982,4 тыс. рублей более 10 месяцев не использовались по назначению», сообщается в материалах проверки.

Счетная палата также напоминает, что «в настоящий момент гарантийные сроки на 20 900 комплектов закончились, при этом использование большей части этих изделий даже не начиналось».

В некоторых случаях, как следует из отчета СП, суды назначают носить браслеты лицам, ведущим асоциальный образ жизни (алкоголикам и бомжам), которые разрезают, разбивают и другим способом выводят их из строя. За 2011–2012 годы осужденными к ограничению свободы повреждено 460 устройств СЭМПЛ. Ремонт и восстановление изделий обошлись казне в 22,5 млн рублей.

При этом материально осужденные за сохранность СЭМПЛ не отвечают. «Применение СЭМПЛ к подконтрольным лицам требует дифференцированного подхода с учетом характеристик осужденного», — призывают аудиторы.

В материалах также указывается очевидный недостаток системы СЭМПЛ: надевать их на бомжей бессмысленно, так как попросту нет жилого помещения, куда можно установить стационарное контрольное устройство, «а применение мобильного контрольного устройства невозможно в связи с необходимостью ежедневной зарядки источника электропитания МКУ», — напоминают аудиторы.

Как "распилили" браслеты

«Мы уже с начала 2011 года начнем эксплуатацию электронных браслетов в 30 регионах страны, — не без гордости обещал в интервью газете ВЗГЛЯД сам Реймер в декабре 2010 года, когда все только начиналось. — Операторы связи пообещали обеспечить полное покрытие всей территории. Производство браслетов уже начато в России».

Тот факт, что руководство ФСИН во главе с Реймером не стало проводить тендер, тоже вызывает большие подозрения. Когда началось внедрение браслетов, в октябре 2010 года, ФСИН в соответствии с известным 94-м законом должна была провести аукцион среди поставщиков продукции. Однако он так и не состоялся. Контракт на поставку электронных браслетов без всякого конкурса был заключен с созданным в спешном порядке ФГУП «ЦИТОС».

Как писала в субботу газета «Коммерсант», должностные лица ФСИН достоверно знали, что на момент заключения первого госконтракта предприятие не имело производственного оборудования, зданий и сооружений для размещения производственных мощностей. Фактически большую часть работ по производству электронных браслетов осуществляли сторонние организации, привлеченные ФГУП «ЦИТОС».

Одним из таких поставщиков была научно-производственная фирма «Мета», заместитель директора которой Виктор Определенов возглавил ЦИТОС. Именно «Мета» в 2010 и 2011 годах реально поставляла во ФСИН электронные браслеты.

Евгению Васильеву задергали

Счетная палата также подчеркивает, что и сами изготовленные браслеты оказались некачественными: «Двухлетняя эксплуатация СЭМПЛ выявила ряд проблем с обеспечением точного и оперативного контроля за подконтрольными лицами. Наиболее существенной проблемой является большое количество неподтвержденных (ложных) срабатываний (тревожных сообщений), поступающих на стационарные пульты мониторинга, проверка которых отнимает большое количество рабочего времени у сотрудников УИИ».

Кстати, как сообщила газета ВЗГЛЯД, в понедельник на работу браслета экс-руководителя департамента имущественных отношений Минобороны Евгении Васильевой пожаловался ее адвокат. По его словам, ложные сигналы о ее побеге приходят по несколько раз в день. Из-за этого сотрудники УФСИН навещают Васильеву по четыре–пять раз в сутки.

В итоге, как сетуют аудиторы, «у судебных органов, органов прокуратуры, самих осужденных и их родственников вырабатывается недоверие к функциональным возможностям СЭМПЛ».

Пробежка между тюрьмами

Кроме истории с браслетами, аудиторы предъявили ФСИН серьезные претензии в сфере строительства и эксплуатации сооружений. Так, неэффективными признаны расходы на 3,6 млн рублей на содержание нового СИЗО-2 города Черняховска под Калининградом, который в течение семи месяцев после сдачи в эксплуатацию не использовался по назначению.

«Установлены факты несвоевременной регистрации прав собственности и оперативного управления на завершенные объекты строительства, при этом расходы на содержание непринятых к учету объектов составили более 6,5 млн рублей», — говорится в отчете.

Большие нарекания и даже явное недоумение вызвало у аудиторов строительство нового СИЗО в Ленинградской области (по «говорящему» адресу: город Колпино, Лагерное шоссе, участок 1). Этот сюжет выявляет, какая безалаберность царила при проектировании новых сооружений ФСИН.

В отчете говорится также, что, несмотря на трехлетнюю тенденцию уменьшения числа заключенных по Петербургу и области, проект тюрьмы в Колпино на 4000 мест не был изменен, чтобы сократить расходы. Вместо положенных по регламенту четырех этажей запланировано восемь. При этом в проекте было предусмотрено сооружение бегущих дорожек (траволаторов) между двумя соседними корпусами тюрьмы, но нормы проектирования СИЗО вообще не предусматривают подобных конструкций, которые более знакомы россиянам по крупным современным аэропортам вроде Домодедово или Шереметьево.

Также аудиторы не смогли понять, почему по проекту было решено проложить трубу к соседней Колпинской котельной № 2 под землей. Уже в ходе строительства «оказалось», что между котельной и будущей тюрьмой проходит железная дорога Москва — Петербург, поэтому трубу от котельной следует тянуть наземным способом. Как не без горечи отметили аудиторы, стоимость корректировки проекта из-за этого достигла 2,3 млн рублей.

Юрий Зайнашев
Дмитрий Щербаков 

Источник: "Взгляд", 03.04.2013