Спецслужбы
04.03.2013

Первые подсудимые «Оборонсервиса»

Первые подсудимые «Оборонсервиса»
Сдавших патрона сердюковцев посадят раньше самого Сердюкова
Нелегкая судьба преследует людей, пытающихся сотрудничать со следствием в деле относительно коррупции в Минобороны. Глава юридической службы «Мира» Дмитрий Митяев, пошедший на сделку со следствием, так и смог покинуть тюремные стены, как это удалось некоторым другим фигурантам скандала. Под судом оказался и бывший гендиректор Военно-строительного управления Москвы (ВСУМ) Алексей Душутин, вскрывший аферы вокруг строительства жилых многоэтажных зданий для Минобороны. Таким образом и менеджер Кирилл Коротков, жаловавшийся силовикам на коррупцию и масштабные хищения в «Оборонсервисе», сам стал первым обвиняемым в скандальном деле о махинациях с деньгами Минобороны. Следственный комитет завершил расследование его уголовного дела. Финансисту вменяют в вину завышение смет на строительство. Однако сам он утверждает, что стал жертвой интриг коррумпированных чиновников военного ведомства, которые входили в команду экс-министра обороны Анатолия Сердюкова и одной из его протеже Евгении Васильевой.

Как рассказал «Известиям» информированный источник в правоохранительных органах, на днях СКР завершил расследование уголовного дела в отношении экс-финансиста ФГУП «Производственно-ремонтное предприятие Минобороны РФ» (ПРП) Кирилла Короткова. Ему предъявлено обвинение в окончательной редакции в мошенничестве в особо крупных размерах (ст. 159 ч. 4 УК РФ).

— Уже во вторник Коротков начнет знакомится с материалами уголовного дела, — рассказывает источник.

По версии следствия, ПРП получило от Минобороны подряд на строительство военного госпиталя в Таджикистане и базы хранения в Башкирии. Однако при проведении строительных работ Кирилл Коротков вместе с гендиректором предприятия Сергеем Галиничем, который сейчас находится в розыске, умышленно завышали сметы, после чего деньги, выделенные на стройку, переводили на счета подконтрольных им фирм. Таким образом из бюджета было похищено более 45 млн рублей. Также в материалах дела говорится, что финансист присвоил железобетонные блоки стоимостью 400 тыс. рублей для строительства собственной дачи.

Следователи считают, что львиная доля украденных средств выводилась за рубеж, где коммерсанты покупали дорогую недвижимость. Любопытно, что инкриминируемые бизнесменам аферы относятся к 2007 году. Однако вскрыты они были намного позже, а сам Коротков был задержан только в апреле 2012 года.

Коллеги Короткова уверены, что уголовное дело против него сфальсифицировано и напрямую связано с коррупционным скандалом в Минобороны, разгоревшимся осенью прошлого года. По их словам, Кирилл Коротков и Сергей Галинич пошли наперекор интересам команды Анатолия Сердюкова и наотрез отказались акционировать предприятие и входить в состав «Оборонсервиса»

ОАО «Оборонсервис» Анатолий Сердюков создал в 2008 году для проведения армейской реформы. Холдинг объединил 350 юридических лиц. В их числе оказалось и ФГУП «ПРП», которое на тот момент находилось на пике рентабельности. Ежегодная прибыль ПРП составляла более 300 млн рублей, а его активы (семь филиалов, 29 СМУ, 211 объектов недвижимости на 39 земельных участках) оценивались в 2 млрд рублей.

Однако Коротков и Галинич были уверены, что акционирование — первый шаг к преднамеренному банкротству ПРП, после чего активы успешной компании были бы распроданы по бросовым ценам. Последующие события подтвердили их опасения. Сразу после вхождения в «Оборонсервис» в руководстве ПРП появились люди из ближайшего окружения протеже министра обороны Евгении Васильевой

— Так, в 2010 году директором в ОАО «ПРП», согласно директиве министра обороны № 396 от 16.08.2010 года, был назначен Сергей Макаров — давний знакомый Васильевой по совместной работе в СУ-155, — рассказывает «Известиям» источник в Минобороны.  

После этого назначения у ПРП появились финансовые проблемы. К концу 2010 года большая часть имущества фирмы — 170 зданий и 32 земельных участка — была выставлена на продажу. При этом Коротков утверждал, что долги фиктивные, а фирмы-кредиторы — подставные.

[vslux.ru, 03.02.2012, “Рейдеры по тылам”: Основным видом деятельности ОАО «ПРП» являлись капитальное строительство, капитальный и текущий ремонт, эксплуатация объектов Минобороны РФ. Доля заказов военного ведомства составляла до 97% от общей деятельности. При суммарной стоимости активов предприятия на конец 2009 года в 1 767 266 тыс. руб. (более 1,7 млрд. при балансовой, а не рыночной стоимости недвижимого имущества!) кредиторская задолженность была 913 743 тыс. руб., и чистые активы – 853 523 тыс. руб.

Должность главного инженера в ОАО «ПРП» занимал Валерий Силайчев. Кроме того, определенные периоды, в том числе с 2 февраля по 15 августа 2010 года он временно исполнял обязанности генерального директора.

В 2011 году Валерий Силайчев должность оставил и стал простым военным пенсионером. Но неожиданно узнал, что в далекой Бурятии арбитражный суд взыскивает с ОАО «ПРП» три с половиной миллиона рублей по договору, который был заключен якобы еще с самим Валерием Силайчевым, как ВРИО гендиректора. Но он точно знает, что такого договора никогда не существовало.

Кроме того, в Москве рассматривается дело о банкротстве ОАО «ПРП». Поводом послужило вступившее в силу решение арбитражного суда о взыскании с ОАО «ПРП» 42,4 млн. рублей по некоему договору подряда №23/112009 от 23.11.2009 года за якобы выполненные строительно-монтажные работы. Выполнило их в Новосибирске ООО «Торговый Центр Армейский». И снова договор был заключен от имени ничего не подозревающего Валерия Силайчева.

Неравнодушный военный пенсионер написал заявление на имя председателя Следственного комитета РФ с просьбой провести проверку по этим двум эпизодам противоправной деятельности. Но и сам не сидел сложа руки, выяснил ряд фактов и собрал кое-какие документы.

Вот, например, что удалось узнать по иску о трех с половиной миллионах в Республике Бурятия. В обоснование иска истец – ООО «Первая Сибирская компания» приложил договор от 17.05.2010 года о переводе в его пользу дебиторской задолженности в размере 3 572 686 руб., который ООО «Финансовые консультации» должно было уплатить ОАО «ПРП». Согласие кредитора – ОАО «ПРП» было получено.

Действительно ОАО «ПРП» имело право требовать с ООО «Финансовые консультации» 3,57 млн. руб. за выполнение проектных работ. И это право доказало ОАО «ПРП» в суде. Судебные приставы-исполнители разыскали недвижимое имущество, принадлежащее ООО «Финансовые консультации», и приняли меры к реализации, чтобы погасить задолженность перед ОАО «ПРП».

Но тут на арене появилось ООО «Первая Сибирская компания», которая якобы поставила ОАО «ПРП»  строительный кирпич М-100 на указанную сумму и потребовала оплаты через суд - по сути переуступить вышеупомянутый долг. Но переуступать долг, который судебные исполнители намеревались вскоре погасить, ОАО «ПРП» смысла совершенно не было, как и не было самого якобы поставленного кирпича.  Как выразился в заявлении в СК РФ Валерий Силайчев, на договоре от его имени подпись выполнена «другим лицом с подражанием моей подписи». Но странности на этом не заканчиваются. В арбитражный суд был представлен еще один документ от имени генерального директора – доверенность на имя Владимира Емельянова от 10.02.2010 года на право представлять интересы ОАО «ПРП» в хозяйственных операциях и в органах судебной системы. Тот в свою очередь передоверил свои полномочия по представительству в судах гражданину П.Е. Минакову. Именно гражданин Минаков признал в суде, что кирпич получен и без спора признал исковые требования.

Но генеральным директором ОАО «ПРП» в этих документах назван вовсе не Валерий Силайчев, а гражданин Макаров Сергей Сергеевич. Однако данный гражданин на тот период вообще не значился в списках работников ОАО «ПРП». Настоящий ВРИО гендиректора Валерий Силайчев никого из трех упомянутых граждан никакими полномочиями не наделял. Более того, 20 вагонов кирпича вообще не требовались, потому что в тот период ОАО «ПРП» масштабного строительства не вело.

Однако спустя 4 месяца в соответствии с директивой министра обороны РФ генеральным директором ОАО «ПРП» был назначен Сергей Макаров . Таким образом, задним числом вся история стала как бы легитимной. ]

По словам адвокатов, в 2010–2011 годах он направил несколько обращений Генпрокурору России Юрию Чайке. Он заявлял, что под видом реорганизации холдинга чиновники Минобороны из ближайшего окружения Анатолия Сердюкова намерено банкротят успешные предприятия, а затем распродают их имущество по заниженной цене. Также в своих заявлениях Коротков называл сотрудников ФСБ и Генпрокуратуры, «курировавших» коррупционные схемы. Однако в итоге уголовное дело было возбуждено против самого Короткова.  

Между тем сама распродажа имущества ведомственных строительных компаний Минобороны фактически совпадала с планом-графиком реорганизации и оптимизации «Оборонсервиса». Разработкой плана занимались Евгения Васильева и ее подруга и подчиненная Лариса Егорина. Последняя числилась советником Анатолия Сердюкова, была близко знакома с ним и другими фигурантами дела о хищениях в Минобороны по совместной учебе в вузе.

Егорина входила в составы советов директоров многих предприятий «Оборонстроя», которые впоследствии были обанкрочены. В марте 2011 года Егорина направила докладную записку министру обороны Анатолию Сердюкову, в которой обрисовала дальнейшую судьбу сразу 16 военных предприятий. 12 из них прямо предлагалось обанкротить, а «право на жизнь» оставить только четырем. Министр поставил резолюцию на документе, перенаправив его на исполнение своей протеже Евгении Васильевой.

****

Хурсевич всем командовал, а Васильева только документы подписывала

Сколько денег на самом деле похитили из Минобороны? Какое отношение к этому имеет еще одна однокурсница Сердюкова Лариса Егорина? Как команда бывшего министра обороны продолжает банкротить военное ведомство? «Собеседник» выяснил то, о чем пока молчит следствие.

Пинать упавших, конечно, нехорошо, но ведь Анатолий Сердюков и не думает падать. За все хищения в Минобороны отвечают исключительно его подчиненные, связанные с «Оборонсервисом». Да и то не все. Буквально сейчас приближенные экс-министра продолжают банкротить одну из самых успешных оборонных компаний – «Производственно-ремонтное предприятие» (ПРП), которое занималось капстроительством и ремонтом ведомственных объектов. Как до такого дошло, «Собеседнику» рассказал бывший гендиректор ПРП Сергей Галинич.

– Сама идея аутсорсинга, то есть передачи непрофильных функций Минобороны гражданским компаниям, была правильная: котельные надо отдать не солдатам, чтобы они их доломали, а специалистам. Это еще предыдущий министр Иванов начал вводить, но до Сердюкова аутсорсингом занимались не нынешние ОАО, а ФГУПы. Неудобны ФГУП­ы (федеральные государственные унитарные предприятия) были тем, что прибыль в бюджет отчисляли, проходили ежегодный аудит и, главное, их имущество нельзя было продать. Вот Сердюков и провернул глобальный рейдерский захват министерства. Думаю, когда-нибудь об этом напишут книги, как о прекрасно проведенной небоевой операции.

– В чем заключалась суть операции?

– В конце 2008 года появились ее стратеги-идеологи, два советника министра – Сергей Хурсевич и Игорь Карпель. Хурсевич – нынешний глава «Оборонсервиса». Именно он всем процессом командовал, а появившаяся позже Васильева только документы подписывала. Карпель более скрытен, хотя в налоговой при Сердюкове он, как и Хурсевич, руководил управлением обеспечения процедур банкротства. Оба они обанкротили не одно предприятие по всей стране.

У этих ребят все было спланировано заранее. Руководителей ФГУПов собрали на Знаменке. Я тогда высказал озабоченность по поводу долгов со стороны Мин­обороны. Хурсевич меня жестко оборвал. Сказал, что мне предстоит пройти тест на профпригодность: в резком темпе подготовить землю и недвижимость к продаже.

Позднее мне уже четко расписали программу: долги министерства надо уступить определенным структурам, имущество предприятия заложить под кредит, кредит вложить в пользу генподрядчиков (ряд питерских фирм), а себя объявить банкротом.

В идеале эта схема была реализована в другой компании «Оборонсервиса» – «Главном управлении обустройства войск» (ГУОВ), которое занимается обеспечением военных жильем. ГУОВ заложил свое имущество минимум на 10 миллиардов. И деньги он взял не на развитие своего производства, а отправил подрядчикам в Санкт-Петербург. (В ГУОВе эту информацию не опровергли. – О. Р.)

– А вы, значит, отказались.


– Во-первых, это было предложено в грубой форме. Во-вторых, я же не самоубийца, чтобы крайним стать. В итоге сначала «Оборонсервис» уничтожил предыдущих заказчиков работ – отделы капстроительства. Образованные на их месте структуры получили указание не платить ФГУПам по долгам, а выполненные работы не принимать.

Мы стали бороться, выигрывали суды, но всё без толку. В декабре прошлого года мой зам Кирилл Коротков набрался смелости и написал самому генпрокурору Чайке о запланированном банкротстве ПРП. И понеслось: в январе вышло постановление на мой арест (я с семьей был вынужден покинуть страну), а в апреле арестовали Кирилла и до сих пор держат в тюрьме.

– А с компанией что?


– Вместо миллиардных прибылей пошли убытки (за прошлый год – 375 млн). Почему? Миллиардный долг Мин­обороны перед предприятием уплыл в карманы оборонсервисовских ребят. Сейчас идет распродажа имущества. Судом одобрена программа по банкротству ПРП, причем по сомнительным документам. Теперь имущество на миллиарды будет продано за условные 20 миллионов. Кому именно, мы узнаем лишь через несколько месяцев задним числом.

– Кто конкретно причастен к банкротству?


– После акционирования ПРП обязали подчиняться ОАО «Оборонстрой», «дочке» «Оборонсервиса». Через него прошла череда директоров. Первый – Юрий Тыртышов [ранее- вице-губернатор, председатель правительства Ставропольского края с 2 июля 2012 г. до 21 февраля 2013 г., бывший первый заместитель генерального директора ОАО "Курорты Северного Кавказа", бывший заместитель губернатора Тверской области, бывший заместитель Министра регионального развития РФ], профессиональный строитель, он выявил ликвидные активы. Потом назначают Владимира Дедюхина (еще один советник министра, до этого у Зубкова работал). Его задача была парализовать работу, отозвать лицензии и т. д.

А после появляются красавцы-профессионалы. Назначались они директорами сразу на три ОАО:  «Оборонстрой», ГУОВ и ПРП. Сергей Макаров, экс-сослуживец арестованной однокурсницы Сердюкова Евгении Васильевой по «СУ-155». Джип, охрана, часы дорогие. Начал выводить из «Оборонстроя» имущество, закладывал недвижимость, получал кредиты.

После него пришла Лариса Егорина, еще одна однокурсница Сердюкова – Сметановой – Васильевой. Профессиональная банкротчица.

До октября 2012 года числилась в официальной базе арбитражных управляющих. Начала готовить банкротство ПРП, но в начале года задержали Сметанову… С тем первым арестом, насколько я знаю, просто нечаянно огласка пошла. Менты гражданские обрадовались, что «приняли» чиновницу на взятке, и раструбили на всю страну, только потом поняли, куда ветер дует... Но Егорина после ареста Сметановой ушла в тень. Успела лишь посодействовать банкротству ПРП через торговый дом «Армейский». После нее пришел Владислав Германович. Видимо, он и будет за все отвечать.

– Арестованный гендиректор «Славянки» Александр Елькин тоже в этой истории крайний? А найденные у него миллионы?

– На самом деле мужик этот в другой своей фирме хорошо заработал. Его ЗАО «Безопасность и связь» первоначально взяло в эксплуатацию здание Генштаба. Денег это министерству страшных стоило. Мы еще тогда думали: поймет министр, как накладно для бюджета аутсорситься? Но нет. Летом 2010-го проводят конкурс по обслуживанию армейского ЖКХ на 20 миллиардов, который выигрывает «Славянка», хотя она сформирована на базе комплекса гостиниц и ей запретили принимать на работу сокращаемых сотрудников военных инженерных служб. То есть специалистов там не было. Зато проблемы появились.

Была уничтожена система заказчиков и финансирующих органов. «Славянка» на местах непонятно чем занималась, просто деньги в Москве сваливала. Получили без отчетов безграничный доступ к деньгам и подрядам, которые распределялись волей пера. Причем в новостях это промелькнуло и ушло в сторону. Все гоняются за Дженнифер Лопес. А ведь это не то, что нужно искать. Нужно смотреть, кто выполнял работы, кто кому платил, как платил, – тогда будут найдены еще и не такие миллиарды.

То же произошло и в ПРП, и в ГУОВе, только в ГУОВе в сумме хищений ноликов больше. Там сотни миллиардов, которые уходили на сторону, а работы выполнял в итоге бесплатно сам же ГУОВ. Имущество было заложено в банке, а кредиты под его залог получали коммерческие структуры. Просто жесть.

– Самые большие махинации, наверное, с жильем?


– И с ним тоже. В 2006–2007 годах в рамках программы обеспечения жильем военнослужащих «15 плюс 15» (то есть за 30 миллиардов) каждый пятый военный офицер-очередник получил квартиру. При Сердюкове 150–200 миллиардов на это ушло. А почему квартир нет?

Раньше строили жилье по инвестконтрактам: есть площадка, инвестор там строит дом и 30–40% квартир отдает военным.

Жилье – из воздуха. Но тут в министерство пришли коммерсанты и решили землю продавать (за копейки), а жилье покупать (втридорога). Идея отказаться от контрактов принадлежала, кстати, экс-советнику Сердюкова Льву Виннику (связан с «группой ЛСР» – строительным подрядчиком Минобороны из Питера), он ее озвучивал. И что получилось? Кризис 2008 года. Денег нет. Строители все подсели. И тут добрый дядя скупает все, что плохо лежит, по хорошим ценам в тех местах, куда сейчас никто селиться не хочет. Зачем? Чтобы помочь кому-то? Чтобы заработать на откатах?

А нам, чтобы отвлечь, показывают не это, а васильевские алмазы и Дженнифер Лопес. Вот народ и радуется. Остальному что радоваться – все остальное грустно. Ведь встает вопрос: кто же такое безумное финансирование Министерству обороны выделял?

Источник: «Собеседник», 20.11.2012