Спецслужбы
13.12.2012

Рокировка в деле «Оборонсервиса»: Сметанову выпускают, Подгорную забирают

Рокировка в деле «Оборонсервиса»: Сметанову выпускают, Подгорную забирают
  • Текст и фото «Известия»

    Олеся Подгорная

Тем временем Васильевой смягчили домашний арест по религиозным соображениям
Следом за Евгенией Васильевой обвинение по делу о сделках с казенным имуществом могут предъявить Олесе Подгорной, нынешней и.о. главы департамента имущественных отношений Минобороны.

В скандальном деле о сделках с имуществом Минобороны могут появиться еще один эпизод и новые фигуранты из числа первых лиц руководства военного ведомства. Как выяснили «Известия», у военных следователей появились вопросы к временно исполняющей обязанности директора департамента имущественных отношений Минобороны Олесе Подгорной. Ранее эту должность занимала Евгения Васильева, протеже экс-министра обороны Анатолия Сердюкова, обвиняемая в мошенничестве с имуществом Минобороны.

Подпись Олеси Подгорной стоит под договорами купли-продажи с ООО «Восточный Транзит» — эта фирма выиграла два аукциона, которые Минобороны проводило летом этого года. В июне и августе военное ведомство распродавало недвижимое военное имущество в столице Хакасии Абакане. Военные следователи утверждают, что один из объектов, принадлежавших Минобороны, был продан в два раза дешевле его кадастровой стоимости — вместо 136,6 млн рублей за 67,6 млн рублей. Участники сделки в интервью «Известиям» заявили, что считают цены адекватными и кроме них никто бы эти объекты не купил. Юристы не исключают, что Подгорной и всем участникам аукциона могут предъявить обвинения в мошенничестве в особо крупном размере.

Речь идет о земельных участках в Абакане, где располагалась бывшая квартирно-эксплуатационная часть Сибирского военного округа. Оба участка, проданных с аукциона, располагаются по улице Пирятинской (д. 50 и д. 54). Кадастровая стоимость участка по Пирятинской, 50 составляла 136,6 млн рублей, однако на торги Минобороны ее выставили гораздо дешевле: землю оценили в 46,7 млн рублей, а находящиеся на ней нежилые здания — в 20,8 млн рублей. Шаг аукциона определили в 1,4 млн рублей.

— Это был земельный участок площадью 16,7 га, — рассказывает помощник военного прокурора по Абаканскому гарнизону Денис Лаптейков. — На его территории располагались 13 сооружений: АЗС, аккумуляторная, караульный, контрольно-технический, техосмотра военных машин, тепловой пункты, а также семь хранилищ. И земля, и имущество ушли за 67,6 млн рублей, что в два раза дешевле кадастровой стоимости участка. Сейчас мы проверяем законность этой сделки.

Кадастровая стоимость второго участка — 2,4 га — составляла 11 млн рублей, однако Минобороны выставило его на аукцион за 13,4 млн с аукционным шагом 270 тыс. рублей. В итоге участок был продан за 13,6 млн рублей. По этому объекту претензий у следователей нет.

В обоих аукционах принимали участие одни и те же фирмы: ООО «Ресурсы Сибири», ООО «Азимут» и ООО «Восточный Транзит». Победило последнее, подняв цену в обоих случаях ровно на один аукционный шаг.

ООО «Азимут» — московская фирма, она первый раз принимала участие в аукционах с имуществом Минобороны, пояснил «Известиям» ее директор и учредитель Максим Мельников. Он утверждает, что всё было в рамках закона и победил сильнейший.

— У нас не было возможности предложить большую цену, — говорит Мельников. — Там целая комиссия заседала, и цена была адекватной, странно, что следователям теперь что-то не нравится. Никаких аффилированных структур там не было.

По данным базы «СПАРК-Интерфакс», уже после аукциона Мельников стал соучредителем фирмы-победителя ООО «Восточный Транзит» с долей 25%. Пояснить «Известиям» подробности своего перехода в команду победителей он не смог.

Другой участник аукциона — гендиректор ООО «Ресурсы Сибири» Вадим Богданов — тоже после проигрыша своей фирмы на аукционе стал соучредителем «Восточного транзита», с той же долей 25%. По его словам, «Восточный Транзит» — «дочка» крупной строительной фирмы ООО «Стройсервис», которая будет застраивать выкупленные участки земли новыми жилыми домами. Новый микрорайон, который планируется построить на бывших землях Минобороны, оценивается в 15 млрд рублей.

— Торги смешные были, не за что там было бодаться — земля дороже не стоит, иначе куча других фирм приняли бы участие в аукционе: в Абакане свободной земли нет, давно негде строить, — уверяет Вадим Богданов. — Эта воинская часть лет 10 как была брошена, все здания разрушены, просто голый бетон в поле. Теперь кучу денег надо, чтобы всё это вывезти.

По словам Богданова, участие в аукционе для него и его компаньонов было «скорее развлечением, чем бизнесом». Директор антирейдерского сайта «Захват.ру» юрист Андрей Тюкалов считает, что «трудовая миграция» сотрудников проигравших участников аукциона в ООО победителей говорит о многом. И для участников сделки может закончиться тюремными сроками.

— Эти факты красноречиво свидетельствуют об одном собственнике всех «участников» аукциона, а значит, сама сделка может стать предметом изучения правоохранительными органами в рамках ст. 159 УК РФ («Мошенничество»), — объясняет Тюкалов.

Поскольку распродавалось военное имущество, то данную сделку можно квалифицировать как «совершенную с целью, противной основам правопорядка и нравственности» (ст. 169 ГК РФ).

— Если сделку такой признают, то всё полученное по ней обеими сторонами — и имущество, и денежные средства — взыскивается в доход государства, — говорит Тюкалов.

По данным «Известий», в Абакане планировался к продаже и третий участок, принадлежавший Минобороны, но в последний момент его сняли с аукциона. Оценку земель, утверждают участники скандального аукциона, проводила администрация Абакана.

— Переписка с Минобороны шла больше двух лет — город уговаривал продать эти земли под застройку, оценку земель проводили тоже городские власти, — рассказывает Вадим Богданов.

Почему кадастровая стоимость земли и цена, по которой участки выставлялись на аукционе, отличалась в два раза, ни в Минобороны, ни в администрации Абакана оперативно прокомментировать не смогли. Участники аукциона говорят, что никаких претензий со стороны следователей к ним не было и на допросы их не вызывали. По словам прокурора по Абаканскому гарнизону Максима Дариева, сейчас проходит проверка частной компании, которая проводила оценку проданных участков.

Всего, по официальным данным, в Вооруженных силах насчитывается 7,5 тыс. военных городков. После проведения запланированной оптимизации и укрупнения их будет 192 базовых и около 4,5 тыс. так называемых мест несения службы. По данным департамента имущественных отношений Минобороны, 65 военных городков и 193 земельных участка общей площадью больше 10 тыс. га уже переданы местным властям.

Глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов считает, что в результате расследования аукционов в Абакане у следствия неизбежно должны появиться вопросы не только к фирмам, участвовавшим в них, но и к главе департамента имущественных отношений Минобороны Олесе Подгорной, которая отвечает за отчуждение военного имущества.

— У нас неразбериха с оценкой имущества не только в Минобороны, но и в других госструктурах, — говорит Кирилл Кабанов. — Это известно еще с 2003 года, когда Счетная палата впервые поднимала этот вопрос, но он до сих пор не решен. Мы до сих пор не знаем, что у нас есть и сколько это стоит. Нормативно-правовая база составлена так, что при продажах имущества выигрывают чиновники и близкие к ним фирмы, но только не госбюджет.

Олеся Подгорная возглавляет департамент с 2012 года. Ранее, в 2010-м, им руководила протеже экс-министра Минобороны Анатолия Сердюкова Евгения Васильева, которая обвиняется в мошенничестве с имуществом военного ведомства. Общий ущерб от махинаций с землями и зданиями Минобороны, по которому задержаны и арестованы уже несколько человек, оценивается уже в 10 млрд рублей.

Елизавета Маетная
Светлана Громова

****

Содержание Васильевой в двенадцатикомнатной квартире назвали «жестокими пытками» 

Сразу две крупные юридические победы одержали вчера обвиняемые по громкому уголовному делу о хищениях имущества Минобороны — экс-глава департамента имущественных отношений военного ведомства Евгения Васильева и бывший гендиректор центра правовой поддержки "Эксперт" Екатерина Сметанова. Первая добилась в Мосгорсуде улучшения и без того комфортных условий домашнего ареста: ей фактически разрешили посещать и принимать у себя близкого друга — экс-министра обороны Анатолия Сердюкова. Вторая заключила вчера досудебную сделку и готовится со дня на день покинуть СИЗО.

Условия домашнего ареста обвиняемой в "хищениях в особо крупном размере" (ч. 4 ст. 159 УК РФ) Евгении Васильевой обжаловал вчера в Мосгорсуде ее новый адвокат Александр Гофштейн — от своего первого защитника она отказалась. Между тем, из озвученного вчера в суде ходатайства бывшего адвоката Ольги Козыревой стало ясно, что избранную меру пресечения для своего клиента она считает не просто необоснованной, но приравнивает ее к "жестоким пыткам", которые создают "угрозу для жизни и здоровья" подзащитной. Пытки выразились в том, что обвиняемую Васильеву суд обрек на одинокое существование в ее 12-комнатной квартире в Молочном переулке, лишив ее возможности получать необходимые для "обеспечения жизнедеятельности" "товары и услуги". К услугам адвокат отнесла, в частности, помощь врача, кухарки и уборщицы.

Выступивший на процессе адвокат Гофштейн добавил к изложенному предшественницей списку необходимых бытовых услуг духовную составляющую. "Как православная христианка Васильева будет обходиться без исповеди? — спросил он у суда.— Ведь человека нельзя лишать права на свободу вероисповедания даже в условиях войны или чрезвычайной ситуации".

В оценке же назначенных Хамовническим судом условий содержания обвиняемой защитники оказались полностью солидарны: отсутствие продуктов у "одинокого человека" Васильевой, по их мнению, подвергает арестантку "риску гибели от голода". На вопрос кого-то из журналистов, не мог ли сам господин Гофштейн купить продукты для подзащитной, адвокат ответил, что даже дома этим не занимается: "Я же не товаровед".

Решение о двухмесячном домашнем аресте госпожи Васильевой осталось в силе, однако условия содержания обвиняемой по решению коллегии Мосгорсуда были существенно изменены. Ей было разрешено по собственному усмотрению выбирать телефонных собеседников и адресатов в интернете. Ограничение Мосгорсуд ввел лишь на контакты с фигурантами дела "Оборонсервиса". Иначе говоря, общаться виртуально и перезваниваться госпожа Васильева теперь может с кем угодно, поскольку отследить, например, электронную переписку арестантки приставленные к ней охранники из ФСИН никак не смогут. Кроме того, домашняя арестантка и не обязана знать, кто был, а кто еще станет фигурантом дела.

Евгении Васильевой также разрешили покидать жилище и приглашать к себе гостей — с тем лишь ограничением, что визиты должны быть согласованы со следователем. При этом в число запрещенных контактов опять же попадали лишь фигуранты дела, к которым никак не относится сосед по дому и близкий друг обвиняемой, экс-министр обороны Анатолий Сердюков. Отметим, что ранее госпоже Васильевой Хамовнический суд отказал в аресте в квартире последнего. Напомним, что в рамках дела "Оборонсервиса" господина Сердюкова ни разу не допрашивали. Более того, следствие неоднократно давало понять, что вопросов к господину Сердюкову у участников расследования не было до сих пор и вряд ли они возникнут в будущем.

Серьезных юридических успехов вчера удалось добиться и второй обвиняемой по делу о хищениях — бывшему гендиректору центра правовой поддержки "Эксперт" и бывшей подруге Евгении Васильевой Екатерине Сметановой. Предприниматель Сметанова, получившая аналогичные обвинения, с 1 ноября содержится под арестом в СИЗО и все это время ведет со следствием переговоры об изменении меры пресечения на более мягкую.

Осуществить свой план Екатерина Сметанова могла бы только в рамках заключенной досудебной сделки, предполагающей выделение ее уголовного дела из общего, рассмотрение его в особом порядке и существенное смягчение наказания для обвиняемой. Однако все эти преференции соискатель, согласно УПК, получает лишь в том случае, если активно содействует следствию, помогая изобличить своих сообщников, вскрыть новые эпизоды, изъять похищенное и пр. Ничего этого госпожа Сметанова предложить военному следствию так и не смогла, ограничившись лишь признанием собственной вины по трем эпизодам хищений, в которых она обвиняется вместе с Евгенией Васильевой. Речь идет о хищении имущества и акций 31-го Государственного проектного института спецстроительства и денежных средств материального склада Московского военного округа ВВС и ПВО на общую сумму около 276 млн руб. Общий ущерб в деле "Оборонсервиса", как утверждает следствие, исчисляется миллиардами рублей.

Вчера заместитель главного военного прокурора Александр Арутюнян подписал с Екатериной Сметановой досудебное соглашение о сотрудничестве, фактически приняв предложенные ею условия. Пока обвиняемая остается в СИЗО, но вскоре покинет его под домашний арест или подписку о невыезде.

В СКР от официальных комментариев воздержались, подтвердив лишь сделку с госпожой Сметановой. При этом источники в оперативно-следственной бригаде уже дали понять "Ъ", что по делу приняты определенные политические решения, поэтому громких результатов от расследования ожидать больше не приходится.

Сергей Машкин

Источник: “Ъ”, 13.12.2012