Спецслужбы
06.12.2012

"Чекист-невидимка" опять сбежал из тюрьмы

Петр Самарский умело путает следы и... прячет мобильный в фольгу
Похоже, коррупция и бардак в российских спецслужбах достигли своего апогея и приобрели уж совсем гротескные виды. Иначе как объяснить повторный побег из-под стражи бывшего начальника отдела по борьбе с терроризмом УФСБ по Волгоградской области полковника Петра Самарского? Первый раз полковник сбежал в 2009 году, когда коллеги этапировали его из Москвы. Три года находился в розыске, и кто-то пустил слух о его убийстве. В мае 2012 года Самарский неожиданно сдался властям. Казалось, что приключения неуловимого чекиста на этом закончились и он предстанет перед судом. Однако 28 ноября Самарский снова сбежал, а перед этим прислал корреспонденту «Новой газеты» копии писем, адресованных директору ФСБ Александру Бортникову.

Второй побег Петр Самарский совершил из кабинета военного следователя Игоря Соловьева, который расположен на территории в/ч 28338, в районе Красных казарм. Три раза в неделю, из СИЗО ГУФСИН по Волгоградской области полковника Самарского доставляли к следователю знакомиться с уголовным делом (34 тома) и кормили в воинской столовой. 28 ноября, примерно в 16.30, подследственный сообщил Соловьеву, что к нему приехал адвокат, и вышел из кабинета. Самарский был без наручников, а охранявший его солдат срочной службы спал крепким сном на стуле в коридоре.

Следователи подозревают, что военнослужащего предварительно напоили чаем со снотворным или дали деньги на «пряники». Хотя, может, дело обстоит прозаичнее — за последние два года это уже второе ЧП в этой воинской части: в 2010 году неизвестные злоумышленники подожгли кабинет другого следователя, и будто бы сгорело несколько уголовных дел. 
  
Ссора чекистов 

Полковник Самарский в Волгограде — личность весьма известная: часто выступал по городскому ТВ и по местным меркам считался довольно богатым человеком. Неприятности же у него начались в конце 2008 года, когда в возрасте 37 лет ему предложили уйти на пенсию. С действиями своего непосредственного руководителя — начальника УФСБ по Волгоградской области генерала Сергея Кокорина он не согласился и подал в суд. И тут же, по странному совпадению, на Самарского завели несколько уголовных дел (взятка, мошенничество, незаконная банковская деятельность), а «подельниками» оказались лица, проходящие обвиняемыми по другим делам (впоследствии их осудили либо условно, либо выпустили прямо в зала суда).

Самарский, в свою очередь, отправил несколько обращений на имя президента, в которых обвинял руководство в фабрикации уголовных дел против него по мотивам личной мести, и подал в Московский гарнизонный военный суд (МГВС) новый иск к генералу Кокорину.

22 мая 2009 года в аэропорту «Домодедово» полковника задержали сотрудники Волгоградского УФСБ: Олег Поляков, Владимир Гуреев и Андрей Хондожко и на автомобиле повезли на родину. Согласно официальной версии, Самарский совершил побег из кафе «Айсберг» на 469-м км трассы М-6 (территория Тамбовской области), пока коллеги крепко спали. На следующий день на место пригнали две роты солдат, они прочесали местность, но беглец как в воду канул. 
  
В розыске 

Сразу после первого побега по Волгограду поползли зловещие слухи: будто бы Петра Самарского либо убили свои же сослуживцы, либо его держат в заложниках и вымогают крупные суммы. Репортеры «Новой газеты» вылетели в командировку и встретились с его матерью и гражданской супругой Анной Г. Заплаканные женщины сообщили, что «Петя ни в чем не виноват», и предъявили многочисленные благодарности от руководства ФСБ (см. «Новую газету», № 47 от 5 мая 2010 г.)

В тот же день мы пришли на прием вУФСБ по Волгоградской области. Но официальные представители так толком и не объяснили, почему Самарский стал неугоден руководству и как ему удалось убежать.

Зато картину немного прояснили другие сослуживцы беглого полковника: в негласной беседе они не отрицали, что Самарский «курировал» дюжину бизнесменов, а конфликт с генералом Кокориным якобы возник «из-за симпатичной сотрудницы ФСБ Ирины К., от которой оба мужика были без ума».

Кроме того, собеседники подробно рассказали, как случился побег из кафе «Айсберг». Оказывается, сопровождающие будто бы сами отпустили Самарского с условием того, что он заберет свое исковое заявление на генерала. Но вместо столицы чекист неожиданно отправился на родину, и его объявили в федеральный розыск.

А вскоре в Волгограде произошла загадочная смерть: на АЗС скоропостижно скончался сотрудник ФСБ Андрей Хондожко, будто бы отпустивший Самарского из кафе.

Генерала Кокорина после скандальной истории с Самарским вывели за штат и за полтора месяца до 60-летия отправили на пенсию (сейчас трудится в ООО «Системы безопасности»). Вслед за генералом пришлось уволиться и симпатичной сотруднице Ирине К..

По некоторым данным, новый начальник УФСБ по Волгоградской области Сергей Блинов инициировал служебное расследование по поводу нецелевого распределения прежним руководством квартир в «чекистском» доме на ул. Тулака и продажи нескольких удостоверений Совета ветеранов при УФСБ «подкрышным» коммерсантам (сейчас мы проверяем эту информацию). 
  
Сдача в плен 

Прошло три года. И вот 1 мая 2012 года похудевший Петр Самарский неожиданно появился на митинге единороссов и, немного послушав ораторов, с повинной пришел в Следственное управление. Как выяснилось, сначала он скрывался на съемной квартире в центре Волгограда, потом — на охотничьей базе у своего друга-коммерсанта, а затем — в каком-то заброшенном доме. Причем к нему в «берлогу» приходили в гости некоторые его коллеги из ФСБ, бизнесмены и знакомые женщины.

Мы связались с одной из его подруг, и она рассказала, как Самарский учил ее незаметно уходить от «наружки» и упаковывать сотовый телефон в фольгу, чтобы не пробивался сигнал.

Почему полковник сдался властям? Существует несколько версий. Согласно одной, у него стало быстро ухудшаться зрение и появились боли в позвоночнике (потребовалась помощь докторов). Согласно другой, его родственникам и знакомым неоднократно звонили неизвестные личности и угрожали: «Если Петя и дальше будет бегать, с вами случится, как с Хондожко». 
  
Второй побег 

В следственном изоляторе Самарский активно занимался спортом и усиленно изучал иностранные языки. К примеру, во время свиданий с сыном он старался разговаривать только на английском, чем немало раздражал дежурных вертухаев.

Из СИЗО он частенько звонил в нашу редакцию и жаловался на сильное психологическое давление со стороны бывших коллег и угрозы важным свидетелям. Например, полковник сообщил, что за два дня до проведения следственного эксперимента в кафе «Айсберг», откуда он якобы совершил свой первый побег, неизвестные лица избили персонал и подожгли здание.

Адвокаты Самарского ходатайствовали об изменении меры пресечения на домашний арест, но суд продлил содержание под стражей до 20 января. Видимо, после суда он и принял окончательное решение снова податься в бега.

Накануне побега из кабинета следователя на свидание к чекисту приходила очередная знакомая, и он как бы невзначай сообщил, что «не зря учил английский» и «возможно, придется побегать еще пару годков, пока эту банду не скинут». Но визитерша не придала особого значения его словам.

Как стало известно репортерам «Новой газеты», к поискам беглеца активно подключились его родственники. Оказывается, находясь под стражей, Петр Самарский каким-то образом сумел продать свою квартиру в центре Волгограда (220 кв. м) и дорогую иномарку — тем самым оставив без наследства старшего сына.

Предположительно вместе с чекистом подалась в бега жительница Волгограда Людмила Л. (фамилия известна редакции, есть и ее фото), помогавшая ему продать квартиру и автомобиль. По нашим данным, эта женщина окончила Юридический институт при Минюсте и учредила фирму по организации пассажирских перевозок. В свое время Самарский помог предпринимательнице защитить бизнес от наездов местных бандитов, а затем будто бы посодействовал в закрытии уголовного дела по обвинению в мошенничестве.

Скорее всего, полковник Самарский покинул пределы Волгоградской области в багажном отсеке какого-нибудь пассажирского автобуса, принадлежащего фирме Людмилы Л. По оперативным данным, на руках у него загранпаспорт и водительское удостоверение на чужое имя.

Куда беглецы держат путь, неизвестно. Хотя месяц назад Людмила переоформила свой бизнес на подругу и учредила две дайвинг-фирмы на Филиппинах и в Бирме.

Тем временем на волгоградских интернет-форумах вовсю обсуждают отчаянный поступок своего земляка: 90% форумчан полностью его поддерживают и желают попутного ветра.

Письмо Самарского Бортникову, стр.1

Письмо Самарского Бортникову, стр.2


Письмо Самарского Бортникову, стр.3

Сергей Канев