Спецслужбы
23.10.2012

В напарники Развозжаеву сватают мутного грузинского депутата-политтехнолога с повадками международного авантюриста

В напарники Развозжаеву сватают мутного грузинского депутата-политтехнолога с повадками международного авантюриста
«Анатомия допроса-1»: выкраденный в Киеве оппозиционер уже признался в работе на Тбилиси
Пропавший в Киеве Леонид Развозжаев явился с повинной, утверждает Следственный комитет, и признался, что беспорядки 6 мая на Болотной площади организованы на грузинские деньги. Развозжаев успел на выходе из суда крикнуть, что его пытали.

Помощник депутата Госдумы Ильи Пономарева Леонид Развозжаев 21 октября явился с повинной и сообщил Главному следственному управлению Следственного комитета России (СКР), что член парламента Грузии по обороне и безопасности Гиви Таргамадзе финансировал массовые беспорядки, произошедшие 6 мая на Болотной площади. В тот же день Басманный суд вынес решение о его аресте по подозрению в приготовлении к организации массовых беспорядков. Заседание суда проходило в закрытом режиме, Развозжаев, выходя из зала суда, успел крикнуть корреспондентам портала Lifenews, что его похитили и двое суток пытали.

Visual LightBox Gallery

Дело о подготовке беспорядков было возбуждено на прошлой неделе — после проверки фактов, изложенных в фильме НТВ «Анатомия протеста — 2». Координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов находится под подпиской о невыезде, а его соратник Константин Лебедев арестован.

Развозжаев покинул Россию, 19 октября его объявили в федеральный розыск, 20 октября Пономарев заявил, что Развозжаев задержан в Киеве сотрудниками российских спецслужб около украинского отделения управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, где он просил убежища. И что в Москву он был доставлен на частном самолете и арестован без участия адвоката.

Лидер украинского движения «Боротьба» Сергей Киричук, находившийся рядом с Развозжаевым в Киеве, сообщил «Ведомостям», что еще до объявления того в розыск за ним велось наружное наблюдение. В пятницу Развозжаев обратился в управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев за статусом политического беженца, рассказал Киричук, успел заполнить документы, вышел из здания, после чего сотрудники управления услышали крики Развозжаева и увидели отъезжающую машину без номеров.

В Службе безопасности Украины, передает УНИАН, заявили, что ни от кого не получали запроса о задержании Развозжаева — ни со стороны России, ни по линии Интерпола, ни в рамках международных договоренностей о правовой помощи.

В Басманном суде сообщили, что адвокат при рассмотрении вопроса об аресте Развозжаева присутствовал: это был член адвокатской коллегии «Защита» Петр Квасов. Вчера Квасов был недоступен. Скорее всего речь идет об адвокате по назначению, его Развозжаеву предоставило следствие, полагает адвокат арестованного Виолетта Волкова. Почему это сделано при наличии у того собственных защитников, чьи ордера есть в деле, она не знает.

Волкова уверена, что признание получено под давлением: «Я очень давно знаю Леонида и могу сказать: это нехарактерный для него голос, он был изможден, полагаю, к нему действительно применялись пытки». На записи видно, что Развозжаев ходит с трудом, подтверждает Пономарев, а цель следствия — сделать Удальцова главным организатором майских «беспорядков».

Пономарев предлагает не искать логики в том, что, судя по сделанной в июне видеозаписи, грузины могли профинансировать «беспорядки» 6 мая только задним числом.

«При поступлении в сизо 21 октября Развозжаев был осмотрен врачом, никаких телесных повреждений на его теле не зафиксировано, — говорится в заявлении СКР. — Заявлений и жалоб на состояние здоровья как при поступлении в сизо, так и во время содержания под стражей не поступало, и за медицинской помощью он не обращался». Но по заявлению Развозжаева, что его пытали, начата доследственная проверка.

Вчера же адвокатов Развозжаева не пустили в сизо «Лефортово»: по словам Волковой, заместитель начальника изолятора сообщил, что созвонился со следователем, а тот дал ему указание не пускать к Развозжаеву адвокатов, так как они не допущены к делу.

В деле Развозжаева нарушено прежде всего украинское законодательство, считает адвокат Сергей Голубок, в Минской конвенции о правовой взаимопомощи описана процедура: российский генпрокурор должен обратиться с запросом к украинскому, а у высылаемого есть право обжаловать решение в суде.

Похожая история произошла в 2011 г., когда человека вывезли из России в Таджикистан, говорит Голубок, а в этом году Европейский суд по правам человека признал Россию нарушителем международных обязательств по делу «Абдулхаков против России»

Анастасия Корня
Полина Химшиашвили

**** 

Гиви Таргамадзе: провокатор или политтехнолог? 

Везде был, везде советовал, везде светился — этакая звезда хоум-видео спецслужб. Изучаем персону, вдруг оказавшуюся в центре общественного внимания
 
Депутат грузинского парламента Георгий Таргамадзе, невнятные связи с которым легли в основу «тюремных» перспектив лидеров российской оппозиции, является специалистом в области политтехнологий. Он имеет обширные связи в Америке и Европе, много лет тесно сотрудничал со многими международными неправительственными фондами и грантодателями.

Сербия, Грузия, Украина, Киргизия, Молдавия, Белоруссия — страны, в которых за последние двенадцать лет он и его соратники среди прочих советников консультировали лидеров оппозиции. Смысл: смена власти путем ненасильственного гражданского протеста — в тех странах, где правящие режимы не сменяются десятилетиями.

Модель ненасильственного перехода от авторитарной власти к демократии была разработана еще в 80-х годах прошлого века американским политологом Джином Шарпом. Шарп считается идейным отцом всех революций конца прошлого и начала нынешнего столетия от Бирмы в 93-м до «арабских революций» последних лет. Теория Джина Шарпа подчеркнуто построена на ненасильственных методах действий.

В основе этой теории: воспитание новой контрэлиты среди молодых политиков и активной молодежи; поддержка неправительственных организаций с активной гражданской позицией; требование прозрачности выборов, а также экономических и политических реформ, которые выражаются путем гражданского протеста, что в идеале должно привести к ненасильственной смене власти. Опасность эти технологии представляют для зацементированного круга правящей элиты, которая со временем теряет способность реформировать государство.

О результативности «цветных революций» можно спорить, но факт: по два цикла ненасильственных переходов власти уже состоялись в Украине и Грузии, причем власть переходила к конкурирующим (и продолжающим конкуренцию) политическим силам. Правящая элита устояла в Молдавии, но только потому, что пошла на определенные уступки оппозиции. В Белоруссии же власть устояла, чрезвычайно жестоко подавив протест.

Коротко эту теорию можно сформулировать так: микрофон, лозунги, площадь, народ. Воспринимать ее можно по-разному. С одной стороны, как шанс нового развития для государства. С другой — как «метод дестабилизации и развала страны». Российские власти, естественно, настаивают на втором варианте.

Подлинность видео-, а особенно аудиозаписей переговоров Таргамадзе с лидерами российской оппозиции, далеко не очевидна. Для нас очень важно, что деятельность политтехнолога из Грузии не приводила в странах его пребывания к каким-либо серьезным последствиям для него самого. Его не объявляли персоной нон грата ни в Украине, ни даже в Белоруссии.

И только в России сам факт соприкосновения политической оппозиции с этим, далеко не самым крупным деятелем «мировой закулисы» использован для уголовного преследования лидеров протеста. Очевидно, что содержательная часть общения представителей левого фронта с Таргамадзе (даже та, что озвучена на НТВ) не выходит за рамки анекдотичного трепа. А значит, скорее всего, будет использована с помощью подручных средств (ТВ, следственного и судебного аппаратов) лишь для возбуждения патриотического воображения населения.

К слову, этот вброс скандальной видеозаписи ударил не только по российским оппозиционерам, но и по репутации самого Таргамадзе. По некоторым данным, американские грантодатели окончательно отказались продолжать с ним сотрудничество.

Когда киргизские события стали выходить из-под контроля, грузинские советники фактически оказались заложниками

Для мониторинга за процессом парламентских выборов в Киргизию в середине февраля в составе Миссии международных наблюдателей прибыли и представители Грузии. Но основная группа из Грузии прибыла уже после первого тура выборов, когда ситуация в Киргизии стала накаляться. Делегация приземлилась на юге — в Оше, на который и сделали ставку оппозиционеры. Эту неофициальную делегацию возглавлял Гиви Таргамадзе.

Я тогда освещала события в Оше и помню грузинских депутатов, принимавших участие в Курултае (Народном собрании), на котором оппозиция оформила ультиматум к тогдашнему президенту Аскару Акаеву. К этому моменту по всей стране шли бессрочные митинги против фальсификации выборов. Оппозиционеры заняли здания администраций во всех крупных городах юга, власти закрыли аэропорт, перекрыли единственную трассу, соединявшую юг с остальной частью страны.

«Революция происходит, когда между властями и народом появляется сильный разрыв и в таких условиях диалог просто невозможен, — прокомментировал тогда Таргамадзе происходившие события. — Поэтому народ вынужден идти на такие шаги. Мы это уже видели в разных странах».

Один из тогдашних оппозиционеров, принимавший участие в событиях на юге Киргизии в 2005 году, рассказал «Новой газете»: «Грузины нас тогда консультировали. Как грамотно выдвинуть свои требования власти, какие акции проводить, как избежать провокаций. Но у нас есть поговорка «Эль (народ. — И. Г.) — это сель». Иными словами, когда люди почуяли безнаказанность, их уже было не остановить. Да и мы сами тогда порядком растерялись. Я знаю, что Таргамадзе консультировал оппозицию и в Молдавии, но, например, когда молдавские власти под нажимом народа изменили свою позицию, там уже никаких акций не было, конфликт разрешился мирным путем. В итоге в Молдове сформировалась новая власть. А там, в Оше, когда события стали выходить из-под контроля, наши грузинские коллеги пережили очень неприятные дни, фактически ощущая себя заложниками».

На последние президентские выборы Гиви Таргамадзе привозил в Украину большой отряд наблюдателей-силовиков и журналистов-силовиков

Телевизионная картинка тех дней: аэропорт Донецка, морозный январский вечер. Пассажиры чартерного рейса из Тбилиси, мужчины за тридцать, спортивной наружности, в одинаковых черных вязаных шапочках, покуривали группами и без энтузиазма давали интервью: 

- Ну, это… Буду за выборами смотреть. До свидания, дорогой!

Иные вообще отворачивались от камер. Следующий чартер еще добавил гостей из Тбилиси, вдруг заинтересовавшихся внутриполитической ситуацией в Украине.

Накануне первого тура штаб кандидата в президенты, премьер-министра Юлии Тимошенко, предложил Центризбиркому зарегистрировать в качестве официальных наблюдателей неимоверное количество иностранцев, более 2000 человек. Причем все — граждане Грузии. ЦИК стал проверять документы и пришел к выводу: правилам соответствуют лишь 378 анкет. Мало того что никто из добровольцев прежде не работал в качестве наблюдателей на выборах, так еще и паспорта они получили одновременно, буквально накануне поездки, в декабре 2009 года. В общем, ЦИК отказал в массовой аккредитации и обратился в СБУ, а суд подтвердил справедливость претензий Центризбиркома.

Но скандал разгорелся в полную силу, когда часть незарегистрированных наблюдателей (некоторые уже с удостоверениями «Пресса», которые предпочитали показывать издали) все равно прибыла в Донецк, «столицу» кандидата от оппозиции Виктора Януковича. Часть из них была задержана милицией. Отвечал за всех Гиви Таргамадзе, председатель парламентского комитета по вопросам безопасности и обороны, руководивший миссией: «Мы откликнулись на призыв действующего президента Виктора Ющенко — прибыть и защитить демократию».

Однако президент Ющенко не оправдал доверия батоно Гиви и весьма резко высказался относительно законности «десанта», отрицая свою причастность к приглашению: «Я сожалею, что Грузию и наш любимейший грузинский народ используют для манипуляций в Украине». Таргамадзе в ответ сделал вид, будто не понимает, в чем причина претензий: «Вызывает обиду недоверие местных властей… Грузины часто ездят в Донецк и по своим делам». О статусе наблюдателей он больше не вспоминал.

Между тем в украинских СМИ появились аудиофайлы и распечатки якобы имевших место в эти дни переговоров между Юлией Тимошенко и Михаилом Саакашвили.

«М. С.: Гиви там, на месте. Мы вам самых компетентных и боеспособных людей направляем, чтобы… 

Ю. Т.
(перебивая): Да, я это знаю и очень благодарна».


То, что речь идет именно о Таргамадзе и сотрудниках грузинских спецслужб, действительно боеспособных, подтверждали киевским коллегам и редактор «Джорджиан Таймс» Малхаз Гулашвили, и Каха Кукава, лидер Консервативной партии Грузии.

В итоге к президенту Саакашвили обратились и Виктор Ющенко, и Виктор Янукович. Первый — по-дружески, второй — ультимативно: «Недопустимо, чтобы какое-то государство вмешивалось в наши внутренние дела!» На следующие сутки двери СИЗО открылись, и несколько чартеров из Донецка немедленно взяли курс на Тбилиси. Больше об инциденте не вспоминали, даже после победы Януковича…

Шесть лет назад КГБ обвинял Таргамадзе в подготовке взрывов в Минске, а сегодня он — желанный гость в Беларуси

Почему-то постсоветские спецслужбы, а также их спикеры и рупоры очень любят к фамилии Таргамадзе прибавлять зловещую, с их точки зрения, фразу «имеет опыт цветных революций». Впрочем, если судить по белорусскому полигону деятельности Гиви Таргамадзе, то этот грузинский парламентарий имеет разве что опыт телефонной болтовни и прочего балагурства.

В связи с Беларусью имя балагура Таргамадзе засветилось дважды. Первый раз — вместе с дохлой крысой в выступлении тогдашнего председателя КГБ Степана Сухоренко 16 марта 2006 года. За три дня до президентских выборов Сухоренко с экранов телевизоров пугал белорусов намеченными на день выборов терактами и массовыми отравлениями минчан из-за дохлой крысы, запущенной оппозиционерами в систему городского водоснабжения.

О Таргамадзе Сухоренко говорил как об организаторе взрывов: «Идет подготовка не  к мирному протесту, как заявляют организаторы так называемой «революции», а к хорошо спланированной силовой акции с подрывом взрывных устройств, поджогами, активным провоцированием органов правопорядка на применение силы — с целью посеять хаос, неразбериху и на этой волне захватить власть… Так, по полученным нами данным, руководитель комитета по обороне и безопасности парламента Грузии некто Таргамадзе недавно в одной из конфиденциальных бесед заявил: «Это будет ночь длинных ножей, я отвечаю за это дело в Беларуси. Пару раз шугану их, устрою маленькие взрывы, и никто не узнает, кто это сделал»… В настоящее время Таргамадзе в компании с лидером «Кмары» Георгием Бокерия и другими грузинскими «революционерами» пытается въехать в Республику Беларусь в качестве международного наблюдателя за выборами».

Кстати, двое грузинских депутатов, которые пытались въехать в Беларусь 16 марта 2006 года, но были депортированы через два дня, рассказывали потом, что их допрашивали сотрудники белорусских спецслужб — именно о взрывах, которые готовит в Минске Таргамадзе.

Затем фамилия грузинского балагура всплыла в эфире российского Первого канала 23 апреля 2006 года, в программе Михаила Леонтьева «Однако». Первый канал привычно воспроизводил записи телефонных переговоров. Гиви Таргамадзе разговаривал в том числе с некоей белоруской по имени Ирина — негодовал по поводу того, что кандидат в президенты Александр Милинкевич призвал людей расходиться с площади, и строил планы на акцию 26 апреля: «Почему это все застряло на полпути, знаете? Потому что на самом интересном месте, когда все уже было практически до конца… так сказать, натянуто. И когда, я уверен, оставалось два дня всего лишь, чтобы все закончить, вот наш Милинкевич вышел и сказал, что «расходитесь и выходите 26 апреля». Почему это случилось, я до сих пор не понимаю… Я скажу, что мы думаем. Мы думаем, например, что если у нас будет лидер… Он не лидер… Если у нас будет лидер, я, например, уверен абсолютно, что двадцать шестого мы можем опять же докончить до конца».

И после этого человек, которого белорусский КГБ объявлял организатором терактов и возможных взрывов в Минске, преспокойно приезжает в Беларусь? В страну, откуда даже журналистов депортируют, если те слишком много с оппозицией общаются? В страну, где в аэропорту «разворачивают» европейских парламентариев, где отказывают в визе любому правозащитнику, хоть как-то выразившему свою позицию по поводу белорусской ситуации? Бросьте, так не бывает. Вернее, бывает, но лишь в одном случае: если этот «организатор взрывов» водит дружбу с белорусскими спецслужбами.

Кстати, 19 декабря 2010 года, когда белорусская власть всерьез готовилась подавлять протесты и ордеры на все аресты были выписаны и скреплены печатями, Гиви Таргамадзе спокойно находился в Минске в качестве международного наблюдателя. И ни о какой революции не мечтал. Очевидно, у него были уже совершенно иные планы на «белорусском фронте». Теперь мы знаем, какие именно. И не важно, чьи спецслужбы — белорусские или российские — записывали или фабриковали ту запись разговора с Удальцовым. Но сам Таргамадзе наверняка был в курсе. «Улыбнитесь, вас снимают!»

Ирина Гордиенко
Ольга Мусафирова

Источник: “Новая газета”, 22.10.2012