Спецслужбы
30.08.2012

Обиженные Реймером тюремщики напиcали «маляву» Корниенко

Обиженные Реймером тюремщики напиcали «маляву» Корниенко
Федеральную службу исполнения наказаний ожидают громкие скандалы
Вслед за громким увольнением за злоупотребления руководства Объединенной редакции (ОР) МВД разгорается скандал в медиахолдинге смежного силового ведомства — Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН). Тюремщики передали в следственные органы материалы о незаконном получении некоторыми сотрудниками ОР удостоверений ветеранов боевых действий. Между тем на имя нового директора ФСИН Геннадия Корниенко уже поданы несколько десятков заявлений от бывших сотрудников, в том числе работавших в информационной сфере, которые, по их мнению, были уволены незаконно.

Как сообщили «Известиям» источники во ФСИН, поводом для обращения в Следственный комитет по Центральному административному округу Москвы стала история, относящаяся еще к 2006 году. Тогда в ОР ФСИН служили и работали как аттестованные офицеры внутренней службы, так и вольнонаемные неаттестованные сотрудники. В Чечню были направлены в командировку два офицера ОР в звании полковников и два вольнонаемных — Юрий Александров и Юрий Тутов. Позже Александров стал начальником ОР, получив звание майора внутренней службы.

В 2008–2009 годах Александров и Тутов стали ветеранами боевых действий, получив соответствующие удостоверения. Наличие такой «корочки» дает их обладателю ряд льгот: бесплатный проезд в пригородном транспорте, скидка при оплате услуг ЖКХ, право на дополнительное медицинское или санаторно-курортное лечение или же ежемесячная выплата в размере порядка 2 тыс. рублей.

Двум полковникам, которые вместе с Тутовым и Александровым ездили в Чечню, ветеранских удостоверений не выдали. Они обратились к руководству, но получили ответ, что «для получения удостоверения необходимо подтверждение фактического участия в боевых действиях с указанием количества дней участия в них». Свои «корочки» они получили лишь в 2012 году.

К этому времени Юрий Александров уже три года возглавлял ОР, в которую на данный момент входят газета «Казенный дом», журналы «Преступление и наказание» и «Ведомости УИС». Так же ОР, штат которой превышает 50 человек, периодически выпускает различные сборники, альбомы и т.д. Кстати, редакционный совет ОР традиционно возглавляет директор ФСИН, а в его состав входят многие старшие офицеры, включая замов директора и начальников ключевых управлений.

В феврале этого года во время служебной проверки была установлено, что ветеранские удостоверения Александров и Тутов получили незаконно. Первый добровольно сдал «корочку» и вернул Пенсионному фонду незаконно полученные 23 тыс. рублей. После этого в мае следователь СК отказал в возбуждении уголовного дела по факту выдачи удостоверения.

Юрий Тутов, как следует из документа, подписанного новым директором ФСИН Геннадием Корниенко, был в июле приглашен в управление кадров ведомства, но добровольно сдать удостоверение отказался. Поэтому все материалы переданы в следственные органы.

— В отношении меня никакого дела вообще не было — не я же сам себе выдавал это удостоверение, — говорит «Известиям» Юрий Александров. — Тутов выезжал в Чечню больше 30 раз, был там ранен и получил медаль «За заслуги перед Отечеством». На мой взгляд, эти претензии вообще странные.

Источники «Известий» отмечают, что это уже не первый скандал в ОР ФСИН. С середины 2000-х в тюремном медиахолдинге находили «факты нарушений финансовой дисциплины», завышения отпускных цен на печатную продукцию, махинаций со служебными машинами, сотовыми телефонами, премиями и т.д. Юрий Александров до службы во ФСИН успел поработать журналистом в Фонде гражданских свобод Александра Гольдфарба — ближайшего соратника беглого офицера ФСБ Александра Литвиненко и Бориса Березовского.

— Когда начальником стал Юрий Александров, работать в ОР стало очень сложно, — утверждает бывший редактор газеты «Казенный дом» полковник в отставке Николай Леонтьев. — Непонятно, зачем вообще нужна ОР. У каждого управления в регионах есть свой сайт, который оперативно вывешивает как свои новости, так и из центра.

Печатная продукция, по его словам, поступает с новостями, которые опаздывают примерно на месяц. Между тем на нее подписываются в «добровольно-принудительном» порядке после «рекомендательных» писем из столицы. Леонтьев описал все это в заявлениях в ФСБ и Генпрокуратуру с просьбой проверить законность расходования бюджетных средств.

По словам Леонтьева, из-за авторитарного и даже грубого стиля руководства из ОР были уволены или вынуждены уйти многие опытные сотрудники. Причем некоторых чуть ли не выгнали накануне пенсии. Вместо них были взяты совсем молодые люди, которым благоволил Александров. Ветеранское удостоверение помогло ему в свое время досрочно получить звание подполковника — этих «звездочек» его лишать не стали, но с руководящей должности он ушел, хотя и остался в штате ОР, утверждает Леонтьев.

— В первую очередь сокращались те сотрудники, у кого есть пенсия, у нас такие же сокращения были, как в МВД, или по достижению возраста, я и сам так ушел, — возражает Александров. — Я устал от всех этих анонимок, те, кто увольнялся, уходили по своей инициативе.

Между тем массовые увольнения как из ОР, так и из пресс-служб многих региональных управлений бывшие сотрудники ФСИН связывают с именем Александра Реймера, лишь пару месяцев назад отправленного в отставку. По их мнению, это стало частью общей кадровой политики, которую воплощал в жизнь главный кадровик ведомства полковник Андрей Романов. По некоторым данным, его судьба в ближайшее время будет решена и он покинет свой пост.

Сотрудники, незаконно уволенные при Реймере, уже подали заявления на имя нового начальника ФСИН Геннадия Корниенко с просьбой отменить необоснованные приказы прежнего директора, не вынуждая их обращаться в суд.

«Известия» выяснили, что часть офицеров в региональных подразделениях увольняли, когда они были на больничном или в отпуске. Лишь немногие обжаловали приказы руководства в суде, поскольку кадровики их сразу предупреждали о бесперспективности, так как у них там «все схвачено».

Например, Наталью Касприв, которая сама отработала в отделе кадров УФСИНа Ленинградской области 20 лет, увольняли незаконно несколько раз и снова восстанавливали по решению суда, после чего опять увольняли с нарушениями.

— Так и говорили: иди в суд, но там тебе ничего не светит — мы все равно со всеми договоримся, — рассказывает Наталья Леонидовна. — Мне до сих пор не произвели положенные выплаты, а то как относятся к людям, отдавшим десятки лет службе, иначе как беспределом и безобразием не назовешь.

Сотрудникам не предоставляют положенный отпуск, увольняют задним числом, а если те возмущаются — стараются откомандировать в отдаленное подразделение, вынуждая тем самым уйти самому, говорят экс-тюремщики.

— Военизированная система подразумевает жесткий контроль, — рассказывает один из недавно уволенных сотрудников питерского УФСИНа. — Если же ты возмущаешься, что твои права нарушены, то тебя потихоньку пытаются «слить», придумываются командировки в далекие подразделения, от которых ты не можешь отказаться, при этом общественный транспорт не оплачивается, время, которое дополнительно тратится на дорогу, никак не учитывается, вот люди и уходят сами. Другой способ — перед тем как уволить, выводят в распоряжение и, как правило, предлагают должность с понижением, а уж затем и вовсе уйти со службы.

Всего за три года, пока директором ФСИН был Александр Реймер, из ведомства были уволены 25 тыс. офицеров, из 53 тыс. всего офицерского состава. Причем увольняются в основном те, у кого есть выслуга (т.е. прослужившие 13–15 лет, в самом профессиональном расцвете), или те, кто имеет небольшую выслугу. Официальный комментарий ФСИН на эту тему оперативно получить не удалось.

— «Красных» зон уже не осталось, общак есть везде. В большинстве учреждений администрация ночью боится заходить в зону, а в некоторые отряды — даже днем, — описывает кадровый голод один из высокопоставленных сотрудников ФСИН.

Из 250 тыс. общего состава в 2010 году было уволены 26,8 тыс. аттестованных сотрудников, а приняты на работу чуть больше 7 тыс. В 2011 году уволились еще 32 тыс. человек. В центральном аппарате при прежнем директоре Александре Реймере из 31 руководителя уцелели лишь четверо.