Спецслужбы
27.07.2012

Александр Бастрыкин и его собственное «я»

 Александр Бастрыкин и его собственное «я»
Большинство журналистов и прогрессивная общественность возмущены поступком председателя СК России Бастрыкина
По словам главного редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова, Александр Иванович угрожал журналисту расправой. В информационный обстрел вступил даже такой калибр, как депутат ГосДумы Александр Хинштейн. Скандал набирал обороты, а ведомство молчало сутки. «Фонтанка» предлагает обратить внимание на аналогичные проделки генерала, но считает, что профессор Бастрыкин абсолютно безобиден.

Александр Иванович Бастрыкин искусно отвлек внимание общества от обсуждений самого важного в Российской Федерации обыска за ее новейшую историю – обыска у дочери покойного друга Владимира Путина. Его угрозы в адрес шеф-редактора «Новой газеты» Сергея Соколова дошли до цели – за исключением главного федерального телевидения вся пресса разместила новости и тексты по этому поводу. Даже пресс-секретарь президента Песков вынужден был выворачиваться, признав, что Владимиру Путину доложено о сообщениях СМИ на тему конфликта между Бастрыкиным и Соколовым». Молчанием был обуреваем лишь сам Следственный комитет. В незавидном положении находится его главный ньюсмейкер - Владимир Маркин.

До 14 июня безмолвствовал и сам Бастрыкин. Наконец, он дал отповедь, буквально как гражданин и поэт, обозвав толкование журналиста о расправе в лесу «бредом воспаленного сознания». Тем не менее по-мужски Бастрыкин признал факт диалога на повышенных тонах. Пользуясь таким выгодным случаем, «Фонтанка» решила также признать пару аналогичных эпизодов в тех же тонах, чуть ранее происшедших с председателем СК на территории Санкт-Петербурга. Один воплощен в официальном документе, второй - в нашей редакционной памяти.

Пистолетное «я»

15 августа 2004 года Александр Бастрыкин не только работал начальником Федерального управления Министерства юстиции РФ по Северо-Западному федеральному округу, но и около 11 часов 45 минут как-то вышел во двор дома 26 по Галерной улице, где и проживал. Там же и тогда же Бастрыкин окликнул неизвестного ему гражданина, прогуливавшегося с собакой породы эрдельтерьер. Спор из-за уместности животного вызвал реакцию, дотошно описанную в дальнейшем в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела.

Вначале идет повествование о собаке. Она «довольно старая, ей 14 лет, на поводке, но без намордника». Чуть позже заместитель прокурора Адмиралтейского района переходит к сути: «…Гражданин (Бастрыкин. – Ред.) потребовал: «Уходи, или я  пристрелю тебя и твою собаку!» - достал из-под куртки пистолет и направил его в сторону заявителя… Для убедительности он пару раз ткнул его пистолетом в грудь».

Далее между ними произошла перепалка, на чей вызов милиция приедет быстрее, и милиция все-таки приехала.

Когда же сотрудники ОВО встали между Бастрыкиным и эрдельтерьером, начальник питерской юстиции сел в служебную «Вольво С-80» и убыл. До этого милиционеры ознакомились со статусом Бастрыкина, согласно показанному им удостоверению, и перешли к изучению личности собаковода. Им оказался главный государственный инспектор Управления Министерства по налогам и сборам России по Ленинградской области Коротенко. На следующий день происшедшим занимались в прокуратуре. В материале комментариев Бастрыкина не оказалось, так как «в беседе по телефону Бастрыкин А. И. от дачи объяснений отказался в категорической форме».









1 октября 2004 года заместитель прокурора Адмиралтейского района Гладков установил: «В действиях Бастрыкина А. И. усматривается лишь недостойное государственного служащего поведение, а не преступление». И постановил: в возбуждении уголовного дела отказать, информацию об отказе направить для опубликования. Далее идет прочерк, а мы просто исполнили забытое указание и вписали «Фонтанку».
 
Мордобойное «я»

А через четыре года, когда Бастрыкин уже был настоящим Бастрыкиным, и мы попали под его гнев. Ничто не предвещало смеха, когда 23 августа 2008 года «Фонтанка» добилась аудиенции у Бастрыкина и опубликовала интервью «От ответственности никто не уйдет». Говорили о событиях в Южной Осетии. После одна его близкая знакомая поблагодарила нас от его же имени и попросила нас же обратить внимание на лекцию Александра Ивановича в Академии Минюста. Лекция шла утром 27 сентября 2008 года, и журналист на нее пришел.

Не то чтобы корреспондент и студенты узнали что-либо новое о теории государств и права, но наблюдать за масштабом личности было забавно. В результате родился репортаж, описывающий больше поведение студенчества при встрече с всероссийской грозой непорядка. И до сих пор редакция уверена в правильности выбранного заголовка: «Бастрыкин оказался большим либералом». После публикации журналисту передали очередное гранд-мерси от Александра Ивановича, и в ответ было элегантно замечено: мол, всегда к вашим услугам.

Другое дело, что журналисты нашего издания не оценили подвох. 24 ноября того же года в Таврическом дворце проходила Международная конференция по вопросам международного гуманитарного права, более того, посвященная 140-й годовщине принятия Санкт-Петербургской декларации 1868 года. И у Бастрыкина случился поход прессы. Установив, что в репортерских кругах присутствуют журналисты «Фонтанки», он публично заявил: «Передайте Вышенкову, что когда я уйду на пенсию, то набью ему морду». Конечно же, Бастрыкин мотивировал: «Он тайком пробрался на мою лекцию и все извратил».

Новости тогда не получилось, так как коллеги недопоняли, о чем идет речь, а восприняли выпад как тайную интригу. Получилось официальное письмо от АЖУРа на имя Председателя. Оно было выполнено на нашем бланке, отправлено быстрой почтой, с уведомлением о доставке (уведомление получено). Текст был человечен и немудрен. В нем заместитель директора АЖУР Евгений Вышенков ответил, что, при всем уважении, Бастрыкин запамятовал – журналист не проник, а его пригласили. Также выразил недоумение быстротой смены точки зрения, ведь Бастрыкину вроде бы изначально все очень понравилось. В последних строках письма исполнитель журналистских материалов предложил генералу не выжидать удобного пенсионного случая, а встретиться с обидчиком в удобное время и в удобном месте, вплоть до Черной речки. Конечно же, дав честное слово, что если кулачная дуэль состоится, то результаты ее не выйдут ни в правовое, ни в публичное поле. Лишь напоследок напомнив, что сословное государство в России отменено в 1917 году и у журналиста будет право на ответ, и притом ручной.

Официального ответа не последовало. Лишь по телефону Вышенкову прозвучал укор от знакомой Бастрыкина: «Женя, зачем же так?» Мы все же публикуем эту новеллу. Так как поединка на «эспадронах», как и беседы, не состоялось, то честное слово считаем аннулированным.

Научное «я»

Несмотря на возможные варианты толкования как конфликта с «Новой газетой», так и петербургских случаев, журналисты «Фонтанки» все же считают Александра Ивановича безобидным. Конечно, он может обидеть, но не рукой и не табельным оружием, а словом. А это говорит о том, что ничто нормальное ему не чуждо.
Истоки же такого стереотипа поведения мы видим в его положительном детстве. Он никогда не был шпаной, которая, говоря «а», обязательно дойдет и до «б».

Наш главный следователь сформировался в тиши юстиции, в праве и публикациях. Их у него достаточно. Как у настоящего профессора. Одна из самых ранних и, на наш взгляд, важных - «Мода, кумиры и собственное «я» (Лениздат, 1988 год).

Александр Иванович пусть иногда и коряво, но умеет создать настоящие новости. Там много его «я». То он разворачивает летящий в Финляндию самолет, когда заподозрил, что арестованный мегагангстер Кумарин угрожает безопасности его ведомства, то нелицеприятно, но честно дает отповедь журналистам. А не прячется за расплывчатыми формулировками, как другие сановники.

Нам кажется, у Александра Бастрыкина есть киномечта: столичный небоскреб захвачен террористами, навроде «Крепкого орешка». Вокруг толчея, министр МВД, директор ФСБ, другие мелкие лица. Возле суеты останавливается «Вольво С-80», из-за тонированных стекол появляется он. Статный вид, неплохой светлый  костюм с отливом.

- Кто здесь старший? – спрашивает он.

Кто-то козыряет.

- Уже нет, – отвечает Бастрыкин, и начинается настоящая работа.

Так он и говорит иногда нам, но несколько в свой моде.

P.S. Гимн Следственного комитета.

Юлия Никитина, Евгений Вышенков