Спецслужбы
16.05.2012

Вышел из-под контроля

Вышел из-под контроля
Главу группы "СОК" Качмазова обвинили в угрозах убийством
Прокуратура проводит проверку по заявлению депутата Самарской Губернской Думы Дмитрия Сивиркина

По поручению прокурора области Юрия Денисова отделом по расследованию особо важных дел прокуратуры Самарской области проводится проверка в порядке ст.144-145 УПК РФ по заявлению депутата Самарской Губернской Думы Дмитрия Сивиркина, сделанному им 24 марта 2007 года на заседании Думы о том, что ему угрожал убийством руководитель группы компаний "СОК" Юрий Качмазов. О результатах проверки на сайте прокуратуры области будет размещена дополнительная информация.

****

Вышел из-под контроля

Депутат Самарской губернской думы Дмитрий Сивиркин выступил 23 марта с публичным заявлением, в котором обвинил руководителей группы "СОК" в угрозе убийством. Демарш Сивиркина - следствие не столько его позиции, сколько отражение конфликта между президентом СОКа Юрием Качмазовым и владельцем холдинга "Техоборонпром" Алексеем Леушкиным.

Свое заявление Дмитрий Сивиркин сделал 23 марта в самом начале работы губернской думы четвертого созыва. Депутат публично зачитал обращение, в котором обвинил представителей группы "СОК" в давлении на него лично и на бизнес его родственников. Из речи Сивиркина следовало, что во время беседы, на которой присутствовали президент СОКа Юрий Качмазов, вице-президент Дмитрий Богданов, а также владелец холдинга "Техоборонпром" Алексей Леушкин и сам депутат, в адрес последнего прозвучали угрозы.

Угрозы также касались бизнеса депутата и его близких. По версии Сивиркина, от него требовали политической лояльности. Свою речь депутат закончил тем, что объявил с трибуны о недопустимости влияния группы "СОК" на властные структуры и попросил считать свои слова официальным заявлением в прокуратуру области.

Выступивший в ответ Дмитрий Богданов назвал Сивиркина марионеткой в чужих руках (по версии вице-президента СОКа, им управлял Алексей Леушкин) и пообещал депутату, что весь срок своего пребывания на этом посту он проведет в судах. Свое не менее эмоциональное заявление Богданов также попросил считать официальным и направленным в адрес прокуратуры. Вице-президент СОКа дал крайне резкую оценку действиям Сивиркина, которые, по его версии, нанесли урон стотысячному трудовому коллективу группы. О намерении инициировать судебное преследование Дмитрия Сивиркина сообщили и в управлении по связям с общественностью группы "СОК". "Мы будем подавать на него в суд за клевету. Сделанные им заявления наносят ущерб репутации группы и носят абсолютно надуманный характер", - заявили в управлении. 

Конфликт, который стал политической сенсацией, а при определенном развитии событий может стать и сенсацией криминальной, для значительной части депутатов неожиданным не был. Конфликт по линии Качмазов-Леушкин-Сивиркин начал развиваться еще в конце 2006 года. Ему предшествовало неожиданное появление Сивиркина в партийном списке "Единой России" на проходном 10-м месте. Это появление, пролоббированное компаньоном и спонсором проектов Сивиркина Алексеем Леушкиным, как и некоторые другие изменения в списке, сломало ранее намеченное распределения мест. В частности, из-за этого на грани непрохождения в парламент оказался Дмитрий Богданов. Итогом конфликта стало обязательство Сивиркина выиграть выборы в одномандатном округе. В его кампании приняли участие представители группы. Ее технологи активно работали против главного, как они считали, соперника Сивиркина, депутата Самарской городской думы Михаила Матвеева, и пытались добиться его снятия. Эта работа потребовала определенных затрат. Переговоры по этому поводу вылились во взаимные разбирательства не столько Сивиркина, сколько Качмазова и Леушкина.

Трения нарастали, и по мере приближения выборов спикера напряжение усиливалось. 21 марта Сивиркина пригласили на беседу о политических рекомендациях в преддверии голосования. Он на встречу не поехал и предложил вести консультации с Алексеем Леушкиным. 22 марта МП "Самараинформресурс" (муниципальное предприятие, возглавляемое выходцем из СОКа Алексеем Офицеровым) начало сносить рекламные щиты, контролируемые дочерью депутата, а 23 марта Сивиркин вышел со своим заявлением на думскую трибуну. Уже в пятницу вечером Сивиркин и Леушкин были вызваны на допрос в областную прокуратуру. Туда же, по логике, должны были быть приглашены представители СОКа. Алексей Леушкин подтвердил "СО" факт своего приглашения в прокуратуру.

Прокурор Самарской области Юрий Денисов заявил представителям СМИ, что "прокуратура изучит эти заявления, в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством проверит их и примет решение о наличии или отсутствии признаков состава преступления в тех действиях, о которых говорили депутаты.

Есть право любого человека, не только депутата, если он считает, что совершены какие-то действия, которые он считает уголовно наказуемыми, обратиться в соответствующие органы, а обязанность органов - проверить и принять соответствующие решения". Главный федеральный инспектор по Самарской области Сергей Сычев счел заявление Дмитрия Сивиркина очень серьезным. "Я думаю, что правоохранительные органы расследуют подобное заявление очень ответственно и скрупулезно, кстати, об этом же просил и Богданов. Я по просьбе обоих возьму расследование на особый контроль", -подчеркнул Сычев.

Последствия начавшегося конфликта могут быстро почувствовать на себе обе стороны. Для группы "СОК" публичная огласка конфликта может повлечь за собой разбирательства вокруг механизма возникновения претензий к Сивиркину. Кроме того, всю эту историю оппоненты группы могут легко перенести на федеральный уровень: официальный статус заявления Сивиркина позволяет это сделать. Это, в свою очередь, может осложнить взаимоотношения руководства группы с представителями федеральных властей.

Самому же депутату предстоит объяснить историю возникновения рекламных щитов, не прошедших должным образом процедуру регистрации, и пройти через судебные разбирательства. Кроме того, Сивиркин явно будет вынужден нести затраты по своей охране, т.к. произошедшее делает его разменной картой в политической игре. Любые происшествия вокруг депутата могут быть крайне выгодны оппонентам группы "СОК". Для Алексея Леушкина события вокруг его политического протеже могут означать конец совместных с группой проектов.

Известно, что контролируемый Леушкиным Элкабанк пытался участвовать в программе расчетов предприятий СОКа, а в Краснодаре владелец 'Техоборонпрома" совместно с владельцами СОКа начал реализацию типографских и девелоперских проектов. Не исключено, что теперь взаимодействие прекратится. 

Демарш Дмитрия Сивиркина сказался на итогах голосования по кандидатуре спикера Самарской губернской думы и помог оппоненту СОКа Виктору Сазонову.

Впрочем, по мнению многих депутатов, конфликт не мог повлиять на исход голосования решающим образом.

Как отметил депутат Самарской губернской думы Александр Живайкин, "я бы не хотел комментировать заявления Сивиркина и Богданова, прозвучавшие на заседании думы, это их личное дело. Но я не думаю, что эти высказывания могли повлиять на позицию депутатов при выборе спикера". Такого же мнения придерживается вице-спикер СГД Николай Мусаткин: "На меня эти заявления нисколько не повлияли при выборе спикера, я полагаю, что и на других депутатов, серьезных людей, тоже. А те депутаты, которые первый раз в думе, помоложе и, может быть, были в этом даже заинтересованы. На них это, может, и повлияло".

Руководитель департамента по информационной политике и взаимодействию с институтами гражданского общества аппарата правительства Самарской области Андрей Колядин заявил, что "когда речь идет о широких слоях общества, на которые так или иначе воздействуют СМИ, наверное, можно вести речь о том, что такое высказывание Сивиркина может повлиять или привлечь на его сторону какое-то количество людей. Но когда речь идет о депутатах, прошедших через выборную кампанию, сталкивавшихся в ходе ее со многими необычными утверждениями и по поводу себя, и конкурентов, и вообще без повода, так сказать нельзя. Я не думаю, что эти люди подвержены влиянию эпатирующих высказываний. Они принимают решения сами, вне зависимости от подобных заявлений, а исходя из личных внутренних установок. И вряд ли такая информация способна кардинально изменить их позицию по такому важному вопросу. Заявление Сивиркина наверняка имеет под собой основу, но это слишком серьезное дело, чтобы о нем рассуждали журналисты и чиновники без соответствующих расследований и, может быть, даже решения суда. Прозвучавшие высказывания должны привести к прокурорскому расследованию с соответствующим вердиктом в конце. Других вариантов быть не может. Очень серьезное заявление, и оно должно иметь последствия. Если оно канет, исчезнет, это будет неправильно".


****


Без купюр


Дмитрий Сивиркин, депутат губернской думы


- Уважаемые коллеги, информирую вас, а также общественность и правоохранительные органы о давлении, которое оказывает на меня как на депутата руководство группы компаний "СОК". Еще в начале выборной кампании руководитель группы компаний "СОК" Качмазов пригласил меня поговорить в свой офис, расположенный на Московском шоссе. В то время я являлся кандидатом в депутаты губдумы и депутатом Госдумы. Разговор свелся к следующему. Г-н Качмазов прямо спросил меня, готов ли я, став депутатом губернской думы, голосовать там так, как он мне укажет. Я ответил, что делать этого не буду.

Тогда он спросил меня, не боюсь ли я за свое благосостояние, общественное положение и жизнь. Я ответил, что не боюсь. Тогда г-н Качмазов сказал мне, что я говорю так, потому что мне еще ни разу не приставляли пистолет ко лбу, и затем продолжил убеждать меня следовать в думской работе его указаниям. Я отказался и покинул офис СОКа. Разговор происходил в присутствии работника СОКа Богданова, а также сопровождавшего меня на эту встречу г-на Леушкина, готового засвидетельствовать изложенное мною. Позавчера днем г-н Качмазов позвонил мне и пригласил еще раз встретиться с ним лично. Понимая, что разговор пойдет о предстоящем первом заседании губдумы, и не желая вновь выслушивать угрозы в свой адрес, я отказался от этой встречи. Г-н Качмазов сказал, что теперь пострадают интересы моего бизнеса. Разговор велся мною по громкой связи в присутствии свидетелей. Данная угроза осуществилась. Вчера работниками городских служб, аффилированными с группой компаний "СОК", был произведен массовый незаконный снос рекламных конструкций, принадлежащих фирме моей дочери. Я выражаю опасение, что теперь в планы г-на Качмазова входит осуществление его угрозы моей жизни. В соответствии со статьями 140 и 143 УПК РФ прошу считать это мое публичное выступление заявлением в адрес правоохранительных органов Самарской области. Прошу областные управления ФСБ и УВД, облпрокуратуру провести проверку изложенных мною фактов и возбудить уголовное дело по статье 318 УК РФ, а также обеспечить безопасность мою и моих близких. Уважаемые коллеги, среди вас немало людей, которые могут рассказать о подобных фактах. Это говорит о том, что попытки группы компаний "СОК" влиять на формирование властных структур выходят за рамки допустимого в гражданском обществе, становятся вредны и опасны для государственной власти в регионе. А я с этого дня присоединяюсь к тем из вас, кто, отказавшись стать политменеджером СОКа, ходит с удвоенной охраной.


Дмитрий Богданов, депутат СГД, вице-президент группы "СОК"


- Я являюсь одним из руководителей группы компаний "СОК". С упорством, достойным лучшего применения, г-н Сивиркин уже не первый раз обвиняет кого-то в угрозе своей жизни. Меняются персонажи: то это один из вице-спикеров губернской думы третьего созыва, то это ряд бизнесменов. Что можно сказать? Во-первых, я обращусь с заявлением в соответствующие органы и прошу присутствующего здесь прокурора Самарской области Юрия Денисова считать мое заявление заявлением в прокуратуру. Бизнес наш социально-ответственный, мы финансируем ряд федеральных программ. Я считаю заявления г-на Сивиркина, который обращался ко мне с просьбой сохранить бизнес его дочери, к которому я не имею никакого отношения, надуманными, лживыми и порочащими нашу честь и достоинство. Я думаю, что Дмитрий Вадимович свой созыв проведет в судебных тяжбах. И я прошу органы ФСБ, прокуратуры выяснить не то, что сказал этот так называемый депутат, который состоял во фракции коммунистов, потом во фракции Георгия Сергеевича Лиманского, который сейчас находится я не знаю где, я прошу дать комментарии по этому поводу члена Совета Федерации от Самарской области Андрея Ищука, прошу поддержать меня присутствующих депутатов Госдумы, высшее руководство партии в лице г-на Гришина, потому что здесь затронуты не только моя честь и достоинство, а достоинство нашего более чем 100-тысячного коллектива, и мы не намерены мириться с тем, что говорят всевозможные профессиональные депутаты, являясь марионетками в чужих руках. Одни руки мы, кажется, знаем: это г-н Леушкин. Я с полной ответственностью заявляю, что никаких угроз в адрес Сивиркина, ни тем более г-на Леушкина, который является основным политическим спонсором профессионального депутата Сивиркина, не было и нет, ни один факт, изложенный Дмитрием Сивиркиным, не имеет не малейшего подтверждения, полностью выдуман данным депутатом. И я прошу присутствующих, Гришина считать мое заявление также заявлением в высший совет партии, потому что я считаю, что человек, который насквозь пытается извратить и придумать несуществующие факты, не достоин быть в партии. Я прошу помимо уголовного преследования данного депутата применить к нему меры партийного воздействия и прошу считать это официальным заявлением. Что касается бизнеса его дочери, то о нем мы не имеем ни малейшего представления. Уважаемые коллеги, вы видите, что я говорю не с листа, поэтому вслушайтесь внимательно: этот человек, который избрал ширмой для своего бизнеса религиозные мотивы, который не является верующим человеком, ибо верующий человек никогда не солжет, этот человек, прикрываясь этими мотивами, на своих рекламных щитах, принадлежащих фирме его дочери, распространяет рекламу табака, алкоголя, нижнего белья и своей собственной личности.


Источник: "Самарское обозрение", 26.03.2007

****

Непарламентское поведение

Группа «СОК» и пистолет

- Юра и Дима вполне могли провести решение по Васе, - с результатом 26 голосов против 24 - эмоционально рассказывал очевидец событий в Думе. - Но Юра и Дима повели себя неправильно. Они решили, что они самые великие люди в Самаре, поэтому по их свистку, окрику или звонку депутаты должны скопом нестись в их офис и пасть ниц, целуя туфли. Реально они показали не самым последним людям в области, что их ни в грош не ставят, а это неправильно. Хозяин оплошностью Юры воспользовался и все сделал как надо. Отнесся к людям с уважением согласно их статусу, амбициям и переиграл Юру, как мальчишку. Сейчас если парни с Мичурина что-либо попробуют протащить через Думу, депутаты сто раз подумают, а надо ли им вообще связываться с ними… 

Первое заседание Самарской губернской Думы войдет в историю как самое скандальное и самое непредсказуемое по последствиям для участников конфликта. Несмотря на то, что прошло заседание совсем недавно, оно уже обросло легендами, а некоторые из мифов оказались разрушены.  Выступление депутата Дмитрия Сивиркина с обвинениями в адрес руководителей группы «СОК» Юрия Качмазова и Дмитрия Богданова, угрожавших его жизни, разрушает миф о «добрых и пушистых» парнях из группы «СОК», дарующих людям праздник. В нужный момент, когда решаются принципиальные вопросы, карнавальные и деловые костюмы сбрасываются и возникает недавнее прошлое в трениках, избавиться от которого никак не удается.

СОК вкладывает в положительный имидж группы огромные средства, сравнимые с бюджетами малых городов Самарской губернии. Все идет как надо. Основная масса жителей Самары уверена, что СОК - это карнавал, развлекательные центры, автомобили Kia Spectra, фонд «Спорт. Образование. Культура», детский футбол и так далее. Но созданная информационная ширма была разрушена одним ударом. Заседание Думы началось с выступления депутата Дмитрия Сивиркина, который заявил, что президент группы «СОК» Юрий Качмазов пытается угрозами заставить его работать в интересах компании. 

- Он пригласил меня к себе в офис и спросил, не хочу ли я голосовать так, как мне скажет руководство СОКа. Я ответил, что не хочу, - рассказывает Дмитрий Сивиркин. - После этого Юрий Качмазов спросил, не боюсь ли я в таком случае за свою жизнь и за свой бизнес. Когда я сказал, что нет, не боюсь, он произнес: «Это, наверное, потому что тебе ни разу не приставляли пистолет к голове». После этого я развернулся и ушел.

Через день или два диалог повторился вновь. Мне снова позвонил Юрий Качмазов и попросил приехать. Догадываясь, о чем пойдет речь, я отказался. Тогда он мне сказал, что пострадают интересы моего бизнеса. После этого произошел массовый незаконный снос рекламных щитов, которые принадлежат компании моей дочери. Телефонный разговор состоялся по громкой связи, и у меня есть его запись. 

Собственно, больше ничего не надо. СОК, усиленно открещивающийся от каких-либо намеков на криминальные методы решения вопросов, сам себя и высек.

Хотя чему удивляться – «биография» группы подпорчена разного рода историями с возбуждением уголовных дел против разных людей, имеющих к ней отношение, в том числе ее руководителей. С момента создания группы в середине 90-х годов о ее методах разрешения споров ходили легенды. Если про главу СОКа Юрия Качмазова говорили, что он всегда старается решить вопросы путем переговоров, то его партнеры с репутацией миротворцев как-то не уживались. Первые десять лет своего существования группа «СОК» старательно избегала громких публичных скандалов, связанных с переделом собственности. Все делалось тихо. Прорвало в 2002 году, когда был убит владелец холдинга «Самарские автомобили» Юрий Гашимов. Через несколько дней после его убийства СОК официально объявил, что стал собственником бизнеса компании. Оперативность, с которой СОК подобрал оставшееся без хозяина наследство, удивила многих. Появились разные версии о том, почему был убит Гашимов. Это сейчас стало известно, что причиной расстрела бизнесмена стали его разногласия с московскими партнерами. Но в 2002 году очень многие проводили параллель между смертью бизнесмена и покупкой его бизнеса СОКом. 

До 2004 года группа «СОК» не имела особых проблем с правоохранительными структурами области, что вполне объяснимо. Тогдашнее руководство ГУВД и его подразделений связывали дружеские отношения с руководством группы. После выхода на пенсию многие офицеры работали в структурах СОКа, поэтому ожидать каких-либо жестких действий со стороны силовиков по отношению к группе и ее руководству не приходилось.

Ситуация изменилась летом 2004 года, когда, не поставив в известность местные правоохранительные органы, в офис группы «СОК» нагрянули с обыском сотрудники ФСБ. Среди них были сотрудники УФСБ по Самарской области, московской ФСБ, а также служб безопасности других регионов. В течение дня они провели обыск и изъяли компьютерный сервер, документы в центральном офисе Самарской Объединенной Компании и ряде ее дочерних предприятий. В СОКе настаивали на политической подоплеке этого дела, в ФСБ говорили, что СОК не платит налоги. Была и другая версия, озвученная в газетах: СОК подозревали в вывозе за пределы России под видом сельхозтехники танковых двигателей производства входящего в СОК ОАО «Барнаултрансмаш». 

Появление людей в камуфляже с лаконичной надписью «ФСБ» и ордерами на обыск вызвало шок у руководства группы «СОК». В тот же день первые лица холдинга в спешном порядке бежали за границу. История получила широкий общественный резонанс, и руководству СОКа стоило больших усилий спустить его на тормозах, замолчав тему поставок военного оборудования и переведя все в плоскость политического противостояния с мэром Самары Георгием Лиманским.

Однако скандал получил дальнейшее развитие. Уже в сентябре 2004 года силовики объявили директора департамента стратегического развития компании, вице-президента группы Игоря Ежова (Ежик) в розыск. В его доме и в служебном кабинете прошли обыски. 

В СОКе Ежов отвечал и за экономическую безопасность, но в большей мере - за анализ и приобретение новых активов. Специально под него было сформировано подразделение, расположившееся в здании ОАО «Волгокабель» на ул. Красноармейской рядом с офисом Анвара Абдуразакова (Анвара). Ежов активно участвовал в большинстве операций с профильными активами и в других, разовых, акциях. 

В большинстве случаев диалог велся с позиции силы, а в некоторых ситуациях методы и средства, которыми пользовался Ежов, вызывали бешенство оппонентов. Похоже, что в ряде сделок, совершенных в 2003-2004 годах, менеджеры СОКа явно перегнули с использованием силового ресурса. 

Конфликт, который называют истоком проблем группы, начался вокруг самарского ОАО «СТЭК» - компании, владеющей торговым центром «Муравейник». В федеральном выпуске газеты «Московский комсомолец» вышла заметка под названием «СОК закапал». В ней утверждалось, что «Юрий Качмазов попытался приобрести акции торгового комплекса «СТЭК» в Самаре». Усердие в попытках приобретения в собственность ТЦ «Муравейник» формальными и особенно неформальными методами проявил как раз Игорь Ежов, к которому за помощью обратился один из уволенных директоров СТЭКа. По странному стечению обстоятельств спустя некоторое время совладельцев «Инвестфлота» и СТЭКа стали преследовать неизвестные люди, которые не просто следили за бизнесменами, но и угрожали им, а также членам их семей. В ответ подвергнутые угрозам менеджеры нашли структуру, которая обеспечила им защиту, - московское ЧОП с хорошо известным названием «Вымпел». Также обиженные СОКом бизнесмены нашлись в Тольятти, Оренбурге и Барнауле, и с их подачи были возбуждены уголовные дела: руководство СОКа обвинялось в угрозах и давлении на этих бизнесменов. Итогом стали обыски в офисе СОКа, вопросы силовиков к Игорю Ежову и, по любопытному совпадению, проблемы еще с рядом дел. 

В Оренбурге все тот же департамент стратегического развития группы с помощью самарской компании «Вектор эффективности» пытался приобрести доли в ООО «Детская одежда», ЗАО «ОренбургавтоВАЗтехобслуживание», ОАО «Гидропресс». При этом в случае с ООО «Детская одежда» некие хмурые люди вели беседы с директором ООО Валентиной Томиной. Гости почему-то не выяснили, что г-жа Томина является родственницей одного из заместителей начальника УВД Оренбурга. В результате реплики третьих лиц (действовавших, надо полагать, строго в рамках стратегического развития), которые рекомендовали Томиной брать лопату и копать себе могилку в случае если магазин (площадью всего 600 кв. м) не будет продан, были зафиксированы на камеру. На этом основании прокуратура возбудила дело по факту понуждения к сделке, в рамках которого были задержаны двое жителей Самары. 

Весной 2005 года группа «СОК» приступила к скупке акций ЗАО «Самарская кабельная компания». Ряд акционеров, недовольных методами работы группы, обратились в СМИ, в частности, к генеральному директору ООО «Медиа-Самара» Дмитрию Сурьянинову, с просьбой помочь в ситуации. Как впоследствии вспоминал директор «Медиа-Самара», акционеры рассказывали, что на их машины нападают, что некие люди их вывозят в лес и «уговаривают» отказаться от акций. Представители СОКа просили Сурьянинова «не обращать внимание на конфликт», но получили отказ. В ответ через несколько дней Дмитрий Сурьянинов подвергся нападению со стороны неизвестных лиц. В тяжелом состоянии, с сотрясением мозга и глубокой рваной раной головы он был доставлен в больницу. И прокуратура, и сам Сурьянинов были уверены, что нападение - давно и тщательно спланированное преступление. «Я не исключаю, что нападение на меня связано с господами, которые похожим образом действовали на многих предприятиях, включая кабельную компанию. Я не знаю, способен ли кто-то их остановить», – говорил в СМИ пострадавший. 

Дмитрий Сурьянинов вспоминал тогда: «Еще в апреле, сразу после публикации в одном из номеров «Самарского обозрения» фотографии Юрия Качмазова (эта фотография была опубликована впервые в Самарской области) на первой полосе под заголовком  «Объявлен миллиардером» какие-то люди стали говорить, что мы «перешли черту», что мы «неправильно себя ведем». В ходе следствия он назвал имена людей, у которых могли быть с ним проблемы, это оказались Юрий Качмазов, Анвар Абдуразаков, Игорь Ежов. Следствие по делу не закончено до сих пор. 

Дальше больше. Зимой 2005 года в столичном и самарском офисах СОКа опять появились люди в форме, в очередной раз они провели обыски и выемку документов. Причиной для этого стали два уголовных дела, возбужденных в процессе работы на АвтоВАЗе сотрудниками МВД, ФСБ и Генпрокуратуры. Одно из дел возбуждено по факту хищения денежных средств. Второе связано с неуплатой АвтоВАЗом налогов в размере 230 млн руб. Как писал тогда «КоммерсантЪ», «правоохранительные органы нашли массу оснований для возбуждения уголовных дел в отношении как бывших менеджеров завода, так и структур, приближенных к АвтоВАЗу, в частности, группы «СОК». 

В СОКе действия правоохранительных органов назвали «стандартной плановой проверкой», что не помешало главе группы Юрию Качмазову в срочном порядке уехать за границу. Противостояние между СОКом и госструктурами началось накануне отставки Владимира Каданникова с поста главы совета директоров АвтоВАЗа. Летом 2005 года между СОКом и господином Каданниковым была достигнута договоренность о приобретении группой 51% акций завода. Ситуация изменилась осенью, когда администрация президента приняла решение о передаче контроля над АвтоВАЗом госкомпании – ФГУП «Рособоронэкспорт», - и СОК подвергся прессингу со стороны госструктур. Потом число дел против менеджеров СОКа, близких к ним людей стало множиться. В СОКе решили, что бороться с государством - бесполезное занятие, и занялись выборами. Одержав победу на выборах мэра Самары, владельцы группы решили, что теперь они могут делать все что угодно. Опасное заблуждение. 

Интересно, как поведет себя в ситуации с заявлением депутата Дмитрия Сивиркина областная прокуратура. Если дело будет спущено на тормозах, некоторые люди уверятся в том, что им опять зажгли зеленый свет, и бросятся вперед. Как бы их не пришлось потом нашатырем откачивать…

Источник: Газета "Время" (Самара), 26.03.2007