Шоу-бизнес
06.04.2011

Розенбаумовщина

Розенбаумовщина
Живи тульский пианист Розенбаум не в наши гуманные времена, а в эпоху раннего большевизма, старший однофамилец гарантированно довёл бы его до лагеря и расстрельной команды
В конце прошлого года оплот приблатнённой попсы Александр Розенбаум развлёк музыкальный мир очередным скандалом. Речь шла не о безделье в кресле депутата Государственной Думы, не о получении из рук властей очередной недвижимости и даже не о дружбе с бандитами. В этот раз Александр Яковлевич превзошёл самого себя – наехал на тёзку и однофамильца, пианиста из Тульской области Александра Викторовича Розенбаума. От 28-летнего музыканта потребовали сменить фамилию, обвиняя его в паразитировании на могучей персоне блатопевца.

Продюсер Розенбаума-старшего Белла Купсина обозвала тульского тёзку «самозванцем» и «маленьким уродом», а адвокат Вадим Усков возмутился, что родители Розенбаума-младшего посмели назвать сына Сашей, а он после того занялся музыкой, не взяв псевдоним.

Вскоре выяснилось, что имя пианисту выбрали в честь Александра Невского, что в 1982 году, когда он появился на свет, о враче «скорой помощи» Александре Розенбауме мало кто знал и что оба однофамильца выступают для совсем разной публики. Нельзя же считать, что ценители композиций выпускника Государственного музыкального училища имени Гнесиных перепутают его с дилетантом, перебирающим на гитаре три блатных аккорда.



Александр Розенбаум

В качестве компромисса тульский Александр предложил именовать себя на афишах Алексом, но его идею отвергли. В интервью юрист Усков зловеще заявил, что «торг здесь неуместен. Александру Яковлевичу 60 лет, он имеет вес в этой стране, и с этим нужно считаться». За словами последовали и дела. Диски пианиста исчезли из продажи, а страницу в интернете закрыли.

Дальше произошло совсем странное. С начала нынешнего года все упоминания о Розенбауме-младшем начисто исчезли из сетевой прессы и газет, после чего даже поползли слухи, что он то ли срочно покинул Россию, то ли скончался при странных обстоятельствах. Слухи возникли не на пустом месте. Мы уже писали, что супругу Беллы Купсиной – авторитетному бизнесмену Евгению Купсину принадлежит торгово-развлекательный комплекс «Золотая страна», который до ареста являлся главной приёмной личного друга Купсина и Розенбаума, лидера «тамбовской» ОПГ Владимира Кумарина-Барсукова. Сама Белла Моисеевна владеет рестораном «Сакура» на канале Грибоедова на пару с одной из жён известного авторитета Владимира Голубева по кличке «Бармалей».

[РУСПРЕС: сын Евгения Купсина Даниил Купсин - бывший совладелец газеты "Московские новости" и партнер Аркадия Гайдамака]

Конечно, сидящему в изоляторе Кумарину сейчас не до таких мелочей, да и раньше он считал, что наезжать на артистов и музыкантов «не по понятиям». Но мало ли бесхозных отморозков бродит по улицам после ареста руководителя «тамбовцев».

Мы всё же надеемся, что у Розенбаума-младшего всё в порядке, и считаем, что ему очень повезло, что столкнулся с обнаглевшим однофамильцем сейчас, а не в 1920-е годы. Попавший тогда в аналогичную ситуацию поэт Александр Ярославский был в прямом смысле слова стёрт в лагерную пыль вместе с любимой женой.

Неприятности у Александра Ярославского начались в те же 28 лет, что и у Розенбаума-тульского. Подхалтуривая поэтическими вечерами и антирелигиозными лекциями, революционный пиит обратил на себя негодующее внимание более крупного борца с «религиозным дурманом», председателя «Союза воинствующих безбожников» и члена Центральной Контрольной Комиссии ВКП(б) Минея Губельмана, ещё до революции переименовавшегося в Емельяна Ярославского. Узнав о лекциях Александра, главный безбожник срочно написал на него донос первому заместителю председателя ОГПУ Генриху Ягоде, объявив поэта шантажистом, спекулирующим на его имени. Затем к травле присоединились редактор «Огонька» Михаил Кольцов и другие проверенные партийные журналисты.

Находившийся в то время с визитом в Берлине Ярославский обиделся и необдуманно разместил в двух эмигрантских газетах ответ партийному боссу. Александр с издёвкой напомнил, что в отличие от так называемого «тёзки», он свою фамилию носит от рождения. И спросил, не хочет ли Миней Израилевич заставить его стать Губельманом?

За язвительным письмом последовало несколько выступлений с критикой советских порядков, которых впоследствии с лихвой хватило для возбуждения дела. Когда Ярославский, поначалу решивший остаться за границей, не выдержал тоски по России и вернулся, то был арестован и отправлен на 5 лет в Соловецкий лагерь. Там надзиратели, то ли по собственным садистским наклонностям, то ли по указанию Ягоды целенаправленно сводили его в могилу, а в 1930 году расстреляли по вымышленному обвинению в попытке побега.

Жена Ярославского, сойдя с ума от горя, решила отомстить, стать уголовницей и поднять против советской власти криминальный мир. Её несколько раз арестовывали и, в конце концов, тоже расстреляли… Так что нетрудно предположить, какая судьба ждала бы тульского пианиста, вызови он гнев сановного однофамильца в те жестокие годы. Правда, и жизнь Розенбаума-старшего могла закончиться очень нерадостно. В наши дни он всего лишь потерял талант и превратился во всеобщее посмешище, а вот Кольцов, Ягода и прочие мучители Ярославского, за исключением умершего своей смертью Губельмана, очень скоро сами оказались у стенки.

Андрей Пекарев

****

Подписывая контракт с компанией «Квадро-Диск», исполнители серьёзно рискуют?

... мы писали о наезде команды питерского исполнителя приблатнённой попсы Александра Яковлевича Розенбаума на тульского пианиста Александра Викторовича Розенбаума («Розенбаумовщина», «Наша Версия на Неве», №170, 2011). От Розенбаума-младшего требовали сменить фамилию, в противном случае обещая ему разного рода неприятности. Как известно, неприятности в виде изъятия из продажи диска действительно последовали, после чего упоминания об Александре Викторовиче исчезли. Жив ли он вообще? Ведь связи Александра Яковлевича с авторитетными людьми ни для кого не секрет, а супруг его продюсера Беллы Купсиной Евгений Купсин и вовсе – свой человек у «тамбовских».

«Конфликт ничем не закончился, и иначе быть не могло, поскольку конфликта с юридической точки зрения никакого не было, а была пиар-компания молодого человека, полного тёзки Розенбаума-старшего, – успокоил нашего корреспондента гражданин, назвавшийся адвокатом певца Вадимом Усковым. – Иска также не было, потому что не было оснований – мы не видели ни одной афиши, ни одного диска, а были только намерения Розенбаума-младшего. Если такие афиши и диски появятся, тогда и будет иск, потому что с юридической точки зрения сценическое имя и имя в паспорте – разные вещи. Есть в кодексе статья «о недопущении введения потребителя в заблуждение», под неё попадут действия пианиста, если он на своей афише напишет имя всем известного автора и исполнителя песен. До сих пор никаких конкретных действий Розенбаум-младший не предпринимал, и у нас есть основания считать, что ему просто выгодно было устроить шумиху для своего пиара – теперь этот мальчик из провинции приобрёл известность. Я с ним всего лишь пообщался минут 15 по телефону, в мягкой форме предупредил, что его действия будут некорректны, а он из всего этого раздул скандал, будто ему угрожают, хотя ничего подобного не было».

Мы так и не поняли, каким образом афиша с подлинным именем и фамилией пианиста может ввести в заблуждение зрителей? Тем более, если рекламируется концерт инструментальной музыки, а не исполнение песен об одесском урке и его неверной Мурке. Оказалось, что и Розенбаум-тульский тоже не видит тут проблемы.

«Последний раз я выступал 12 марта в одном из клубов Москвы, и афиша с моим настоящим именем и фамилией была, – пояснил он. – Усков и Купсина действительно требовали сменить фамилию и грозили судом, но я на это не пойду, потому что давно выступаю под своим именем, и с Александром Яковлевичем мы работаем в разных жанрах. Мои диски из продажи изъяла и стёрла страничку со своего сайта в интернете компания «Квадро-Диск». Страница стёрта по требованию Александра Яковлевича, у которого тоже есть такая. Восстановят её только после получения письма о том, что он не имеет ко мне претензий. Возможно, я буду подавать в суд на «Квадро-Диск» за невыполнение ими обязательств по контракту – они в течение 5 лет обязаны продавать мне мои диски, чего сейчас не делают. Абсурд: не могу приобрести собственный записи, но зато их купила компания «Мегафон» и использует мои композиции в коммерческих целях – для замены телефонного гудка на мелодию. Как автор, я должен получать процент с каждого проданного диска, но не получаю, потому что всё делается втихую».

В компании «Квадро-Диск» сотрудники долго выясняли, кто будет с нами общаться, и на второй день к телефону подошёл субъект, отрекомендовавшийся продюсером Владимиром Кириленко. Манеры молодого человека были столь непосредственны, что заставляли вспомнить о персонажах песни Розенбаума-старшего «Гоп-стоп, мы подошли из-за угла». «Кто вы такая? – заорал продюсер. – Назовите точно вашу официальную должность и точный адрес, где вы находитесь? Какая ещё страничка? Представлять у себя на сайте? А с чего вы взяли, что мы вообще должны кого-нибудь представлять? И с чего вы взяли, что мы должны продавать какие-то диски? Розенбаум сказал? А если вам скажут, что инопланетяне прилетели, тоже сразу поверите? Договорённость по контракту? Это касается только двоих субъектов, которые контракт подписывают, и больше никого, я не буду вам давать никакой информации, потому что вдруг вы на самом деле – представитель Александра Викторовича или вообще его адвокат?!»

Истерика собеседника даёт повод предположить, что он не хочет суда и репутационных рисков. Александр Яковлевич тут вряд ли поможет – процессы ряда авторитетных граждан, считавшихся некогда покровителями шансонного Розенбаума, хорошо показали, что певец не особо стремится влезать в судебные дела. Так что пианисту прямой резон подавать иск на нерадивых торгашей. В конце концов, тульский музыкант выглядит куда смелее некоего субъекта, который, страшась происков виртуальных антисемитов, писался на афишах под псевдонимом Аяров, а потом суетливо отрекался от блатных куплетов.

Кроме того, Розенбаум-младший не учреждал конторы, отметившиеся в сомнительных аукционах по торговле таможенным конфискатом, не тусовался у ботинок начальства, получая в награду элитную недвижимость, и даже не пролезал в парламент, чтобы бездельничать там за государственный счёт.

Жанна Ильина

Источник: "Наша Версия на Неве", 11.04.2011