Шоу-бизнес
16.12.2014

Божена Рынска: Фридман купил французский паспорт, Якобашвили — шведский, Малашенко разорился, ушел в депрессию и больше не может делать детей

Божена Рынска: Фридман купил французский паспорт, Якобашвили — шведский, Малашенко разорился, ушел в депрессию и больше не может делать детей
  • Божена Рынска. Фото «Ъ», Forbes, Роман Медный
Собирая деньги для украинской военной операции против Донбасса, московская журналистка исповедалась о личной половой трагедии, страшных ватниках, «еврейских мальчиках» и не пускающих на Запад гопниках из британского консульства 

Не так давно журналистка Божена Рынска посетила Киев, где дала выступление на тему отношение граждан России к украинским событиям. Основным выводом стало заявление о том, что 85% жителей северного соседа Украины поддерживают путинский фашизм, а потому их мнение не стоит принимать во внимание. В промежутках между пропагандой АТО гостья рассказала о политических планах своих знакомых из числа российских олигархов. Выступление было записано и опубликовано присутствовавшими корреспондентами. ИА «Руспрес» приводит этот текст без сокращений.

«РЫНСКА: Как женщина, я не счастлива. Нет. У меня есть планы [на детей]. Но, к сожалению, меня загубило советское здравоохранение. Меня увезли на скорой в две тысячи каком-то году с ерундовой историей. И занесли инфекцию тяжелую... И поэтому сейчас это очень трудно. Это ЭКО. И с ЭКО тоже уже в этом возрасте непросто. Игорь Евгеньевич [Малашенко — актуальный сожитель Божены Рынски, бывший заместитель Владимира Гусинского в группе «Медиа-Мост», бывший директор РГТРК «Останкино» - прим. ИА «Руспрес»] вообще детей не хочет. Не понимает, на что жить. Еще до Украины у нас были планы заниматься ребенком. После того, как мы потеряли все деньги, он как-то очень упал духом. И он сейчас не хочет жить в России. Но и как вывезти меня туда, когда мне не дают визу из-за судимости, тоже непонятно. И на какие деньги жить в Англии - тоже не поймешь. Англия - адски дорогая страна. Там никаких денег не напасешься.

 

11092014rynska3

Борис Березовский, Игорь Малашенко и Борис Немцов


Англия сейчас практически не дает визу. Они сейчас реально издеваются над русскими. Меня пригласили в консульство за паспортом, я не могла войти в консульство. Потом на меня посмело какое-то го*но, которое скачало порнофильм и обесточило консульство, он на меня еще смел хайло раззявить. Поэтому я ему ответила. И поэтому у нас с ним отношения ужасные. Им абсолютно не важно - оппозиционер, не оппозиционер. Они просто не хотят пускать никого из русских сейчас. Ведут себя отвратительно, неуважительно. И мне очень трудно эти унижения перенести. У меня даже у мужа сейчас там нет рабочей визы, при том, что она всю жизнь у него была.

… Когда мы улетали с Игорем Малашенко из Израиля, Игорь сказал, что «я впервые в жизни жалею, что я не еврей. Когда люди на улице любят тебя за то, что ты еврей или в тебе есть капелька еврейской крови.

… Я еврейка наполовину. По папиной линии. По маминой линии мы обрусевшие немцы. Путин преследовал только хороших еврейских мальчиков, которые не способны на мокруху. Ни [Михаил] Ходорковский, ни Гусинский, ни даже [осужденный российским судом за организацию ряда убийств компаньон Ходорковского, миллиардер Леонид] Невзлин не способны по ментальности отбашлять какие-то крупные серьезные деньги и Путина мочкануть.

 

11092014rynska4

Михаил Фридман

 

… Такие бизнесмены, как [главный акционер «Альфа-групп» Михаил] Фридман, например, у него давным-давно паспорт Франции. У Давида Якобашвили паспорт Швеции. У них у всех есть визы в Англию и давным-давно паспорта. Они относятся к режиму так: был бы Каддафи, мы бы с Каддафи выпивали. Мы здесь зарабатываем. Мы здесь не живем. Мы живем там. Здесь мы работаем. И зарабатываем бабки. Поскольку бизнес в России высокомаржинален. Для жизни там. Поэтому нам похрен.

 

11092014rynska5

Давид Якобашвили


… И вот эти «ватники» – они нам не родня, они нам никто. И, к сожалению, презренная часть общества, те самые «ватники».

… Скажем так, среди моих близких друзей, слава богу, не было ни одного крымнашевца. Я очень правильно себе подбираю близкий круг друзей - это люди в высшей степени благополучные. Это мультимиллионеры.

… В регионах как раз эти люди из хрущевок. "Пятиэтажная Россия". Они непроходимо глупые, к сожалению. Они дремучие. Они нигде не были, они не видели других стран. Они хавают все дерьмо, которое льет телевизор. В их хрущевках, в этих отвратительных клетушках, блочных страшных домиках, прописано всегда несколько поколений быдло-семейств: бабушки, дедушки, мамы, папа, сыновья, их дети и внуки. На этих вот сорока метрах прописано до хрена народу. По новому закону, ты платишь налог, если у тебя больше 20 метров на человека (в хрущевках, дай бог, если четыре метра на человека было, потому что там прописаны все). Они все поколения: когда-нибудь отец-токарь с фрезера получил эту хрущевку, они переехали из комнаты в общежитии, и они ничего не делают для улучшения жилусловий.

… Я – серьезный опинионмейкер в интернете. Навальный, Акунин. Эти люди не продаются. Верхушка интернета не продается ни за пять, ни за двадцать пять, ни за тридцать пять.

… С одной стороны, конечно, для меня санкции мучительны. Потому что я обеднела. Я вот тот самый класс, по которому ударило больше всего. Но если доллар будет и дальше расти, если Путина санкциями удастся удушить, это будет здорово.

… Я считаю, что Ксения Собчак — ловитель трендов, безусловно. Я много раз в жизни сталкивалась с ее довольно подлыми поступками. Я считаю, что в ней эти всплески иррациональной подлости присутствуют.

… У меня гражданский муж, который не хочет потерять свои деньги. Да, сейчас мы покупаем мне хорошую квартиру. Я хотела всегда иметь дружную, здоровую семью. Но как раз этого я не достигла.

… У меня была цель - выйти замуж за человека душевно близкого, которого я уважаю и люблю. И состоятельного в той мере, чтобы я могла не гнобиться на работе, не думать все время, где заработать, а работать в свое удовольствие, воспитывать ребенка. Просто у меня была такая цель. Для меня жизнь без крепкой, теплой, дружной семьи большого смысла не имеет. Кто-то может без этого жить, кто в детстве это получил. И они понимают, что я, в принципе, могу обойтись без этого, мне интересней другое. Но мне было интересно именно это. И поэтому здесь у меня большой жирный минус. Но это не моя вина. Я работала. И с терапевтами работала, и разбиралась в семейной истории. Но, к сожалению, есть вещи, которые травматикам не даются. Не доступны».