Шоу-бизнес
15.10.2014

Измученные Васильевой военные просят усмирить ее в тюрьме

Измученные Васильевой военные просят усмирить ее в тюрьме
  • "Арест" с презентациями и визитами в салоны красоты: Васильева совершенно не похожа на заключенную. Фото ura.ru, "Известия"
Обвинение все ближе: наложница Сердюкова потерпела конспиративный провал

Председатель президиума общероссийской организации «Офицеры России» Антон Цветков обратился к руководителю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину с предложением инициировать изменение меры пресечения главной фигурантке дела «Оборонсервиса» Евгении Васильевой, которая в настоящее время находится под домашним арестом в собственной московской квартире, на арест с содержанием в следственном изоляторе.

По мнению Антона Цветкова, сам факт содержания Васильевой под домашним арестом с возможностью совершать прогулки, посещать магазины и салоны красоты, снимать клипы и устраивать их презентации дискредитирует принцип справедливости судебно-правоохранительной системы.

Весной этого года прошли две персональные выставки картин экс-чиновницы Минобороны, вышел сборник ее стихов «Васильковые песни Жени Васильевой», в июне она представила клип на свою первую песню. 13 октября обвиняемая по делу о миллиардных хищениях в «Оборонсервисе» выпустила очередной клип на песню «Тапочки», о чем сама написала в своем микроблоге, опубликовав ссылку на видео и не объяснив, как операторам удалось снять «артистку», находящуюся под домашним арестом, на проселочной дороге. В основу песни лег эпизод обыска у Васильевой, в процессе которого, как сообщали СМИ, были обнаружены тапки большого размера. В прессе не раз сообщалось о близких отношениях бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова и Евгении Васильевой.

— Складывается парадоксальная ситуация, когда чиновница, обвиняемая в хищениях и аферах, нанесших государству ущерб на огромную сумму, спокойно сидит у себя в квартире, при этом фактически ведет светский образ жизни, тогда как огромное число людей, укравших несколько тысяч рублей, в это же время находятся в СИЗО. Где справедливость? Своей бурной деятельностью Васильева не только нанесла ущерб обороноспособности страны, но и, по сути, залезла в карман сотням тысяч офицеров Вооруженных сил, — возмущается Цветков. — Члены нашей организации уже неоднократно высказывали справедливое негодование по поводу как меры пресечения для Васильевой, так и ее вызывающего, не побоюсь этого слова, наглого поведения. Многие офицеры и члены их семей воспринимают такое поведение как издевательство.

В 2012 году бывшего руководителя департамента имущественных отношений Минобороны Евгению Васильеву обвинили в 12 эпизодах хищения имущества военного ведомства через «Оборонсервис». Чиновнице предъявлены обвинения в мошенничестве, превышении должностных полномочий и злоупотреблении ими, а также обвинение в отмывании денег. Ущерб от ее действий и действий других фигурантов дела (руководители и сотрудники компаний, участвовавших в мошеннической, по версии следствия, деятельности чиновницы Минобороны — Юрий Грехнев, Лариса Егорина, Ирина Егорова и Максим Закутайло) следствие оценило более чем в 3 млрд рублей.

Поддержали требование перевести Евгению Васильеву из-под домашнего ареста в фешенебельной квартире в следственный изолятор и в Государственной думе. Член комитета Госдумы по обороне Игорь Зотов убежден, что «вор должен сидеть в тюрьме».

 

Snimok

Стоп-кадр из "Тапочек" - Васильева гуляет по Подмосковью

 

— Я поддерживаю Антона Цветкова. То, что Васильева сделала со своими подружками и дружками для армии, должно повлечь самое строгое наказание. Мы еще долго будем расхлебывать их делишки и махинации, — заявил он. — Пускай Васильева в изоляторе баланду поест, попишет там стихи и порисует картины на стенах.

Эксперты-политологи между тем полагают, что экс-чиновница намеренно старается перехватить информационный поток и играет перед общественностью роль беззащитной и обманутой женщины. Президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов считает, фигурантка дела «Оборонсервиса» выбрала себе амплуа беззащитной женщины, изменив для этого имидж и манеру поведения.

— Она пытается перехватить повестку, позиционировать себя как человека тонко организованного, нерасчетливого, занимающегося творчеством, который был духовно предан. Чтобы следствие не подумало, что она была мозговым центром всей операции, — говорит он. — Она хочет создать себе имидж человека, виновного с юридической точки зрения, но невиновного с человеческой. Она вместе с защитой хочет занять позицию обманутой и уязвленной, беззащитной женщины.

 

****

 

Указания конспирологического свойства

 

Помощница экс-чиновницы Минобороны Васильевой еженедельно покупала новые телефоны и сим-карты для начальницы и ее подельников


Все ближе подбирается обвинение непосредственно к главной фигурантке дела "Оборонсервиса", допрашивая людей, который работали непосредственно с Евгенией Васильевой. [...]

 

Из личных помощников — в совет директоров


Трудовая биография Елены Кодочиговой в рамках процесса весьма примечательна. За недолгое время девушка успела поработать в ООО "МИРА", стать исполняющей обязанности личной помощницы Васильевой и войти в совет директоров 31-го ГПИСС.

В мае 2012 года она стала ведущим юристом ООО "Правовой центр "Эксперт", пройдя собеседование с Евгенией Васильевой, которую позиционировали как "руководителя", и Динарой Биляловой, которая сменила Сметанову на посту гендиректора "Эксперта". Несмотря на то что юридический центр находился совсем по другому адресу, оформляться на работу Кодочигова приходила на Смоленский бульвар, в 31-й ГПИСС.

Девушка работала в отделе продаж и занималась анализом рынка цен и поиском потенциальных покупателей для имущества дочерних организаций "Оборонсервиса": получала отчеты по оценке имущества, обзванивала потенциальных покупателей, узнавала, сколько готовы заплатить они, и всю информацию вносила в реестры, которые потом направлялись руководству сначала "Правового центра", а потом ООО "МИРА", где, помимо поиска покупателей, занималась работой электронной площадки продаж. "Когда нас начали обвинять в заинтересованности, мы по распоряжению Васильевой решили организовать все более открыто и легально. Вышли на независимую электронную площадку и с июля 2012 года организовывали продажи через нее", — вспоминает Кодочигова. Вопрос о создании такой площадки поднимался и раньше, но предыдущий специалист по неизвестной свидетелю причине свое дело до конца не довел, так что ей пришлось проделать эту работу заново.

— Как она снижала риски? — спросила Васильева.

— Там все было официально, ни одно ценовое предложением мы не могли просмотреть до момента вскрытия конвертов. Выбирали лучшее только после вскрытия, что исключало заинтересованность.

— Через эти площадки искали покупателей? — спросила судья Васюченко.

— Они присылали туда свои предложения.

Также Васильева спросила, фиктивным ли предприятие было ООО "МИРА", на что свидетель несколько удивленно ответила, что компания работала не фиктивно, с результатами...

— С какого времени ООО, в котором вы работали, стало действовать открыто и легально... — начал неожиданный вопрос обвинитель Обухов.

— Что?! — не дала ему договорить Васильева, — Определение легальности — прерогатива суда!

— Я всего лишь повторил ваш вопрос!

— Я его так не задавала!

Судье пришлось унять спорщиков, чтобы продолжить процесс и выяснить, каким образом юрист компании, специализирующейся на продаже недвижимости, попала в совет директоров 31-го проектного института. Выяснилось, что в августе 2012 года Билялова вызвала свидетеля к себе и сказала, что ее назначают гендиректором одной из компаний [какой — не уточняется]. Кодочигова ознакомилась с бухгалтерскими документами предприятия и отказалась, хотя изначально ей сообщили, что неисполнение воли руководства равносильно увольнению. "Тогда мне предложили вступить в совет директоров 31-го ГПИИСС. Большого криминала я в этом не увидела и согласилась", — вспоминает девушка.

— Большого криминала вы не видели, но что-то усматривали? — иронично осведомилась судья.

— Ответственность была большая, это всегда обязывает, — уточнила свидетель.

Возглавил совет директоров коллега Кодочиговой — начальник юридической службы бывшего "Эксперта" Митяев. Совет занимался одобрением сделок, стоимость которых превышала 500 000 рублей. Собрания преимущественно проводились в заочном режиме. Члены совета знакомились с документами и при помощи голосования — заполнения опросных листов одобряли или не одобряли сделки.

— Я не поняла про совет директоров, — уточнила судья, — вы там какую организацию представляли?

— Сама по себе.

— Разрешите пояснить, к тому моменты акции 31-го ГПИСС уже были проданы, — вмешался Обухов.

— Чем вы руководствовались при принятии решения? Кто вас инструктировал по позиции? — продолжила спрашивать Васюченко.

— Инструктажа не было, мы голосовали на свое усмотрение, оценивая прибыльность сделки.

Никакого вознаграждения, кроме приобретения опыта, за свою работу свидетель не получала.

— Я была членом совета директоров более 30 обществ и никогда не получала ни копейки, такая практика, — пояснила Васильева.

В сентябре 2012 года свидетель по распоряжению Биляловой получила новую работу — временно выполняла обязанности личного помощника Васильевой. Этим этапом ее карьеры обвинение заинтересовалось особенно активно. Особенно много вопросов возникло по должностной инструкции — обыкновенному документу, в котором личный помощник по пунктам расписала свои обязанности. Как пояснила свидетель, она должна была выполнять "поручения личного характера" — от оплаты сотовой связи до покупка вещей, цветов, картин...

— Так вот, кто мне картины покупал, — заулыбалась в ответ на эту реплику Васильева.

Также Кодочигова рассказала, что все поступающие счета передавала Ирине Егоровой (сотрудница "Эксперта" и "консультант по экономическим вопросам 31-го ГПИСС, обвиняется по п. "а" ч. 3 ст. 174.1, легализация денежных средств — до пяти лет; и в мошенничестве), та оплачивала траты личного характера, например проезд Васильевой и ее мамы.

Услышав об оплате проезда, прокурор Вера Пашковская сделала стойку:

— Куда вы заказывали билеты Васильевой и ее маме?

— Прошу снять вопрос! — тут же вмешался адвокат Андрей Харитонов. — Васильева перестала быть председателем совета директоров 31-го института в августе. Я до сих пор не реагировал, но сейчас это никак не связано с обвинениями, которые ей предъявляют!

— Но подождите... — не желала оставлять тему Пашковская.

— Вера Викторовна, побойтесь бога!!! — воззвала к ней Васильева. — Это вторжение в мою личную жизнь и жизнь моих родителей. Я протестую!

— Вопрос прокурора снять, как выходящий за пределы пределы обвинения! — резюмировала судья Васюченко. А дальше прокурор Обухов задал вопрос, который на протяжении всего заседания дал немало поводов для шуток и зубоскальства со стороны защиты и подсудимых. "Получали ли вы от Васильевой указания конспирологического свойства? — поинтересовался он и, увидев искреннее изумление на лицах окружающих, уточнил: — Заменяли ли вы телефоны, сим-карты?"

— Это входило в инструкцию, — согласно кивнула свидетель, — каждую неделю закупались новые телефоны, самые обычные, новые сим-карты. Мне нужно было поменять симки и внести в телефонные книги все необходимые контакты. Это делалось с телефонами Васильевой, Егоровой, Биляловой, Митяева, некой Полины и... кажется, Людмилы, не помню их фамилий. У меня на период работы тоже был такой телефон.

Для чего нужно было каждую неделю меня аппараты и номера, новоявленному личному помощнику никто не пояснял.

В той самой инструкции, некоторые пункты которой были исследованы в процессе рассмотрения дела ("Жареные факты — любимое занятие!" — прокомментировала это Васильева), перечислялись далеко не все упомянутые свидетелем имена и фамилии. В частности, защита обратила внимание суда на то, что Егоровой такой телефон не предоставлялся, говорилось, что у нее нужно брать деньги на покупку новых "трубок" и сим-карт.

— Когда меняли телефоны, я конспирологические вещи вам говорила? — спросила Васильева, произнеся "шпионское" слово с особым удовольствием.

— Мне было дано указание на посторонние телефоны не звонить, общаться по этому номеру с людьми, с которыми контактирую по роду деятельности Васильевой, лишние вещи по телефону не говорить, — объяснила "конспирологию" свидетель.

Пока стороны защиты и обвинения подшучивали над "шпионскими играми" друг друга, выяснилось, что вопросов к свидетелю ни у кого не осталось. Заседание завершилось исследованием документов по делу.

 

[РИАН, 30.09,2014, "Васильева оплачивала VIP-перелеты из казны, показал свидетель": Бывшая чиновница Минобороны РФ Евгения Васильева, обвиняемая в хищениях на 3 миллиарда рублей, использовала средства военного института по разработке космодромов для оплаты своих перелетов, утверждает свидетель по уголовному делу.

По версии следствия, получая указания от Васильевой, переданные через еще одну обвиняемую по делу, Ирину Егорову, бухгалтер оплачивала перелеты самой Васильевой и ее матери в Санкт-Петербург, Краснодар, Анапу, пользование VIP-залами в аэропорту. Ущерб от этих действий превысил 650 тысяч рублей, установила прокуратура.

Замглавы 31-го Военного проектного института строительства Андрей Прокопюк подтвердил версию обвинения в ходе допроса в Пресненском суде Москвы, который рассматривает дело Васильевой.

"У Егоровой был ключ к окончательному распоряжению платежами института. Из этих денег она оплачивала перелеты и проживание Васильевой. Один из платежей прошел за перелет в Италию, а там институт деятельности не ведет", — сказал Прокопюк. — Врезка К.ру]

 

Марина Труханова

Источник: pravo.ru, 14.10.2014