Политика
17.11.2009

"Бандитский Петербург". Жизнь и смерть Коли-Каратэ

"Бандитский Петербург". Жизнь и смерть Коли-Каратэ
  • Андрей Константинов. "Бандитский Петербург", т.1. СПб, 2004

    Ю. Геворкян "Гога"
Николай Седюк поставил под крышу бандитов - братьев Васильев и криминального авторитета Владимира Голубева по кличке "Бармалей"
Волна «рэкетиров первого призыва» накрыла Ленинград в середине 80-х годов, одновременно с началом перестройки и кооперативного движения. В городе стало много богатых (по советским меркам) людей, и, как следствие, появились и те, кто хотел заставить их делиться. В тогдашний рэкет шли люди с трудной судьбой — спортсмены с невостребованным потенциалом, нравственно искалеченные войной афганцы — люди, которые считали, что то. что им «недодало» государство, нужно брать самим, не стесняясь в методах и средствах.

Они работали просто и «по-домашнему», совершая элементарные вымогательства при помощи бытовых электронагревательных приборов — утюгов, паяльников и кипятильников. Их жертвами становились кооператоры и проститутки, спекулянты и валютчики, работники сферы обслуживания и просто заводские несуны. Система только зарождалась, разведка часто давала сбои, поэтому в те времена нередко наезды совершались на людей, назвать богатыми которых можно было лишь с глубокого похмелья.

"Новая волна" не брезговала и квартирными разбоя¬ми, и грабежами на авторынках. Оружие применялось крайне редко, и это было из ряда вон выходящим событием как для самих бандитов (только-только начинающих ТАК себя называть), так и для правоохранительных органов. В те времена больше всего ценились физическая сила и умение вырубить противника с одного удара. Жертвы рэкета зачастую ничего не получали взамен — реальная охрана их предприятиям от других команд ста¬ла предоставляться несколько позже. Тогдашнее милицейское руководство неоднозначно относилось к существованию бандитских рэкетирских группировок.

Большинство высоких чинов считало, что эти структуры не представляют серьезной опасности для общества, по¬скольку совершают посягательства в основном в отношении лип, извлекающих доходы неприемлемыми для коммунистической идеологии методами. Кроме того, эти руководители были озабочены прежде всего раскрытием зарегистрированных преступлений, а латентная (то есть скрытая) преступность их практически не интересовала.

Вот в такой обстановке и занял лидирующее положение в Ленинграде Николай Седюк, больше известный под кличкой Коля-Каратэ. Специалисты считают, что такого волевого, умного, решительного и жестокого лидера в Питере больше не было. Колю-Каратэ еще часто называли Мини-Шварценеггером — при росте около 178 см он весил за 90 кг и не имел ни капли жира. Он не пил, не курил, ел только отборную, «здоровую» пищу, тщательно следил и своим весом, посещал по три раза в наделю сауну. Недоучившись в одном из ленинградских технических вузов, Седюк стал завсегдатаем клуба «Ринг», где оттачивал свое мастерство в искусстве рукопашного боя. Позже клуб "Ринг" станет базой известного питерского бандита Колесника. Клуб "Ринг" располагался в доме № 14 по улице Ломоносова и, если верить городским справочным изданиям, он официально существует до настоящего времени. По странному стечению обстоятельств в соседнем доме до недавнего времени был зарегистрирован «Клуб ветеранов РУБОП».

Очевидцы рассказывали, что во время одной из разборок Седюк из положении сидя выпрыгнул метра на два, сломал человеку руку и мягко, как кошка, вернулся на свое место. Один из его подельщиков рассказывал даже, что Коля-Каратэ умел наносить «энергетические удары» и владел приемами бесконтактного кунг-фу, но это скорее все-таки можно отнести к разряду мифотворчества.

К 1987 г. Николай Седюк вместе со своим братом по прозвищу Маккена сколотил устойчивую группу, достигавшую численности 100 бойцов (в те времена еще считали по бойцам, а не по стрелкам, как сейчас). Идейным вдохновителем братьев Селюков стал Владимир Семенович Голубев, больше известный под кличкой Бармалей.

"Бандитский Петербург", т. 2, 2004; интервью Александра Седюка ("Маккена"): "То, что говорили, что некий Голубев — Бармалей — нашим идейным вдохновителем был, так это просто ерунда какая-то. Ну какой он идейный вдохновитель? Он, конечно, человек умный, аферюга, брачный аферист великолепный. Но какой же он бандит?".


Бармалея милиция не забывает до сих пор. В день его недавнего бракосочетания (данная глава писалась в 1995 году) с девятнадцатилетей особой к нему «в гости» нагрянул 5-й отдел РУОПа с СОБРом и сторожевыми собаками. Гости Дома дружбы народов, где проходила свадьба, были шокированы. Среди почетных гостей было много иностранцев, с российской стороны также были известные люди, например, Кирпич и многие другие. К тому времени Бармалей уже считался одним из активных "тамбовских".

Видными членами ... команды были Олег Мефтехудинов-Микатадзе, Гога Геворкян (Макси-Шварценеггер) и актер Малого театра Аркадий Шалолашвили, снявший¬ся в 18 кинофильмах (последняя роль Шалолашвили — главный герой в фильме «Остров погибших кораблей»). Когда он был арестован, за него ходатайствовали такие известные люди, как Михаил Боярский и Константин Райкин. Кстати, остальные бандиты очень уважали Шалолашвили и называли его не иначе как Аркадий Палыч.

Банда братьев Седюков занималась своим преступным промыслом на достаточно высоком интеллектуальном уровне. Они практиковали замысловатые разводки с использованием некоторых членов банды втемную. При постановке таких разводок — чтобы запутать и одурачить терпилу — использовались актерские и режиссерские способности Шалолашвили; и надо отдать ему должное, он их демонстрировал блестяще. На Седюка обратили внимание московские и кавказские воры в законе — что свидетельствовало о достижении этим представителем новой зарождающейся бандитской системы в мире отечественной организованной преступности солидного веса и авторитета.

Маккене до сих пор подносят стопочку-другую в центральных ресторанах в память о его брате.

"Бандитский Петербург", издание 1998 г.: "Николай Седюк был хорошим семьянином, со своими, впрочем, странностями. В частности, он держал дома два чучела в милицейской форме, на которых отрабатывал удары. Он был по-настоящему богатым человеком (например, мог позволить себе купить шикарный дом на Кавказе. После того как Седюка осудили, дом этот был конфискован, но на торги его так и не выставили - боялись продавать...), но ужасно, просто до неприличия, прижимистым. Тот же Шалолашвили, любивший кутнуть и изобразить из себя богатого аристократа, неоднократно говорил Коле-Каратэ: "Купи ты себе плащ нормальный, что ты ходишь в дырявых носках?!" Гога Геворкян, широкая кавказская натура, вспоминал однажды, как неловко он себя чувствовал, когда Седюк начал скандалить с таксистом изза восьми копеек сдачи, на которые тогда можно было купить разве что булочку. Это было характерно для Седюка - он, например, имел привычку выбежать "позвонить", когда нужно было рассчитываться в ресторане, предоставляя эти "мелочи" своим друзьям. Однажды поехав на разборки к кавказцам, которые гостеприимно накрыли стол, он потряс всех своей способностью жрать "на халяву". Из-за стола он еле вылез и, отдуваясь, признал: "Чего-то я... Это... Переел".

А может быть, именно прижимистость и скрупулезность сделали Колю-Каратэ лидером N 1 в тогдашнем Ленинграде?

Седюка боялись. Поговаривали, что за его командой есть и человеческие жертвы, но... Много у нас чего говорят разного... Коля-Каратэ вместе со своими ближайшими коллегами был арестован в 1987 г., в расцвете своего "величия", когда ему платили даже легендарные братья Васильевы (кстати, перелом в отношении к новым бандитским группировкам со стороны высшего милицейского руководства Ленинграда произошел именно после разоблачения команды братьев Васильевых, орудовавших на авторынке и буквально терроризировавших покупателей автомашин. Тогда стало очевидно, что бандиты посягают не только на спекулянтов и разного рода подпольных дельцов, но и на простых граждан, годами копивших деньги на приобретение машины). В свое время Кумарин ходил в любимцах Николая Седюка и многому у него научился, по крайней мере до сих пор многие авторитеты считают, что второго такого интригана, как Кумарин, в бандитском Петербурге просто нет.
"

"Герои и судьбы"

Аркадий Шалолашвили (Шалик). Умер в июле 1993 го¬да, отбывая заключение в одной из зон на территории Сверд¬ловской области. Ходили слухи, что в смерти Шалика было много загадочного, некоторые не исключали даже убийство, однако реального развития эта тема по разным причинам не получила. Кстати, многие (включая коллег из мира искусства) до сих пор не верят, что Аркадий мог быть серьезно связан с криминалом.

Владимир Голубев (Бармалей, Голубь). Сколотив первоначальный капитал стал активно заниматься бизнесом, продолжая при этом держаться -тамбовских. Начал "куриро¬вать" торговую сеть "Адамант" и спустя некоторое время умудрился вписаться в бизнес этой хорошо известной в городе фирмы на правах учредителя. Однако летом 1999 го¬да в до сих пор удачно складывающейся жизни Владимира Семеновича произошел неприятный инцидент - у него состоялась крупная ссора с Михаилом Глущенко. Поводом к ней якобы послужила неуместная и абсолютно "дутая" амбициозность Голубева. Говорят, что с некоторого времени он посчитал себя достаточно богатым и самостоятельным, чтобы полностью отойти от "тамбовцев". На это ему возразили, что всем, чем он владеет, он обязан -тамбовским, а посему с него затребовали отступной — миллион долларов. Конфликт перешел в мордобой (а точнее будет сказать — в избиение). После этого униженный Бармалей вынужден был исчезнуть из города и переждать опалу в Израиле. Говорят, встретить в Москве, нежели в Питере. (Кстати, и там он. по слухам, нет-нет, да и начинал не к месту "быковать").

Между тем для большинства же российских обывателей Владимир Семенович с некоторых пор стал известен отнюдь не как бандит с погонялом Бармалей, а как бой-френд экс-мисс Вселенной, питерской краса вицы-милиционерши Оксаны Федоровой. Об их любовном романе в 2001-2003 гг. -желтой- прессой написаны груды публикаций.

Юрик Геворкян (Гога). Дважды судим. Первый раз по банальной -хулиганке, а второй раз (уже как член ОПГ Седюка) получил полновесные девять лет за грабеж и разбой (в дальнейшем скостили до шести с половиной лет).

Олег Мефтехудинов-Микатадзе. Как член ОПГ Седюка в 1989 году был осужден к восьми годам лишения свободы (срок так же немного "скостили"). Так же, как и его "патрон", впоследствии за хорошее поведение был переведен доси¬живать срок в колонию-поселение.