Политика
30.08.2009

Криминальная биография Владимира Кириллова-3

Олег Митволь "История одной карьеры", часть 3
Часть первая
Часть вторая
Часть четвертая

Владимир Кириллов из замполитов волею судьбы стал главой администрации Выборга. Бывало, попадаешь в Выборг, первое впечатление – будто война с финнами закончилась только вчера. Причем освобождению города предшествовали жестокие уличные бои.

5. ЕДИНСТВЕННЫЙ МЕТОД РУКОВОДСТВА – ПОВЫШЕНИЕ ТАРИФОВ НА ВСЕ

Как бедному замполиту, захватившему администрацию района, поправить свое тяжелое материальное положение? Один из простейших способов – повысить в этом районе тарифы... На что? А на все: например, на проезд в общественном транспорте, на коммунальные услуги и т. д. И такая попытка была произведена кирилловской администрацией. Правда, к счастью для выборжан, безуспешно. Помешал Выборгский муниципалитет. За что Владимир Кириллов этот муниципалитет искренне возненавидел.

Дело было так. Осенью 1998 года у кирилловской администрации кончилась фантазия и, наверное, деньги. Владимир Кириллов издает постановление № 1875 от 14.10.98 года «Об изменении тарифов на проезд пассажиров и провоз багажа в автобусах общего пользования». Вообще, издавая правовые акты в форме постановлений, Кириллов уже нарушал порядок, установленный ч. 2, ст. 17 Устава Муниципального образования «Выборгский район Ленинградской области». Наименование и виды правовых актов, издаваемых главой администрации муниципального образования, определены ст. 17 Устава Муниципального образования следующим образом: «...глава администрации Муниципального образования издает индивидуальные акты в форме приказов и распоряжений». Таким образом, из самого Устава МО явствует, что Кириллов не имел права издавать какие-либо постановления. Только благодаря настойчивости муниципальных депутатов незаконное постановление Кириллова было отменено.

6. МУНИЦИПАЛЬНОЕ, ЗНАЧИТ, МОЁ!

Ужас охватывает каждого, кто видел, что Кириллов и кирилловцы сделали с историческим центром Выборга. Надо было проявить поистине исключительное умение, чтобы довести один из красивейших городов Северо-Запада России до такого плачевного состояния. Когда попадаешь в Выборг, первое впечатление – будто война с финнами закончилась только вчера. Причем освобождению города предшествовали жестокие уличные бои. Стоит ли удивляться, что из-за руководителей, подобных Кириллову, у приезжающих в город иностранцев складывается впечатление обо всем нашем народе.

Кириллов, раздавая муниципальную собственность, похоже, мало заботился о сохранении вверенного ему государственного имущества. Попытки муниципальных депутатов провести проверку их деятельности натолкнулись на отчаянное сопротивление районной администрации. Часть документов, касающихся использования муниципальной собственности, оказалась спрятанной. Отказ в выдаче необходимых документов КУГМИ чиновники мотивировали необходимостью сохранения «конфиденциальной информации». Можно было подумать, что речь идет о какой-то частной лавочке, а не о деятельности государственной организации, подконтрольной депутатам.

Тем не менее, сформированная депутатами комиссия выявила огромное количество нарушений в деятельности кирилловской администрации. Достаточно привести выдержки из письма председателя Муниципального собрания «Выборгский район Ленинградский область» М. Носова прокурору Ленинградской области Порукову Г. Н. № 102 от 2.06.97:



«В нарушение положений Устава Муниципального образования без рассмотрения в Муниципальном собрании в 1997 году Администрацией предоставлены льготы по арендной плате за сданную в аренду муниципальную собственность более, чем 100 юридическим лицам. Причем части юридических лиц вышеуказанные льготы предоставлены необоснованно.

Не проводится должным образом работа по взысканию задолженности по арендной плате за сданную в аренду муниципальную собственность, в связи с чем общая сумма задолженности исчисляется уже миллиардами.

Сложилась незаконная практика в работе КУГМИ, когда продажа муниципальной собственности проводилась в нарушение установленного действующим законодательством порядка, без назначения конкурсных торгов, и муниципальная собственность необоснованно продавалась по ценам значительно ниже рыночных лишь на основании постановления Главы Администрации Кириллова В. В.

Так без конкурса реализовано значительное число объектов, в т. ч.: здание – ул. Водной заставы, 3; здание медпункта – пос. Комольский; гараж – ул. Суворова; здание – Петровская наб., 96; сухогрузный теплоход «Подпорожье»; транспортные средства и другие объекты.

Вызывает удивление оценка продаваемых объектов. Так, сухогрузный теплоход продан всего за 1 млн 115 тыс. рублей (а простой катер «Дельфин» – за 133 млн рублей); автомашина ГАЗ-24 продана частному лицу за 2 млн 294 тыс. рублей; помещение в здании ул. Водной заставы, З, площадью 183 кв. м продано за 40 млн рублей; здание медпункта (76 кв. м.) продано за 342 тыс. рублей; здание комбината бытового обслуживания общей площадью 872 кв. м. оценено в 9 млн рублей.

В Муниципальном образовании созданы предприятия с долей муниципальной собственности, соучредителем в которых является КУГМИ. Однако при создании подобных предприятий не проводится анализ целесообразности участия имущества в уставном капитале, имущество вносится без оценки рыночной стоимости муниципального имущества, отсутствует контроль за деятельностью этих предприятий, что приводит к недополучению дохода, потере управляемости, причинению убытков Муниципальному образованию».

7. ОКАЗЫВАЕТСЯ, И НИЩЕГО МОЖНО ОГРАБИТЬ!

В 1998 г., когда в результате банкротства остановился Выборгский Целлюлозно-бумажный комбинат в поселке Советский, правительство Ленобласти в лице тогдашнего губернатора Вадима Густова выделило для оказания временной матпомощи рабочим 2 млн. руб. безналом, переведя их на счета Выборгской администрации. Владимир Кириллов, получив перевод, не спешил использовать его по прямому назначению. Уже имевшийся у него опыт освоения средств подсказывал ему, что можно придумать какую-то схему обналички и прикарманивания этих денег. Именно тогда произошел довольно-таки известный трагикомедийный инцидент, когда группа местных депутатов привела прямо в кабинет к Кириллову группу женщин и детей из голодающего Советского, а сам Кириллов из собственного кабинета попытался сбежать.

8. «Я ТВОЕГО СЫНА В ЧЕЧНЮ НЕ ПОСЫЛАЛ!»

Представители выборгской организации «Солдатская мать», среди них Алла Борисовна Непомнящая – мать двоих ветеранов-инвалидов Первой Чеченской войны, пытались получить у администрации Кириллова какую-либо помощь в получении квартир для ветеранов-инвалидов из Выборга и Выборгского района, не имевших собственного жилья, и установке памятника погибшим перед выборгским военкоматом. Кириллов, в недавнем прошлом сам подполковник погранвойск, не только не оказал никакой помощи, но и хамски обращался с матерями и с самими солдатами. Лично Алле Непомнящей заявил в лицо: "Я твоего сына в Чечню не посылал". Деньги, собранные выборжанами на установку памятника, поступили на счета Выборгской администрации, после чего бесследно исчезли. Скульпторы и каменщики делали свою работу в долг, и когда после установки монумента, пришло время с ними рассчитаться, инициаторам установки пришлось снова собирать необходимую сумму. Ее внесли несколько выборгских бизнесменов.

9. «НЕ ТРОГАЙ ЕГО – ЭТО НАШ ИШАК!»

Примерно к этому времени и относится история с ночным визитом Кости-Могилы и Паши Кудряша в гости к тогдашнему спикеру выборгского муниципального собрания Сергею Рубиновичу.

Рассказывают, что на следующий день Рубинович зашел в кабинет Кириллова с вопросом: «Володя, так я не понял, кто из нас «блатной»: ты или я?». Впрочем, подобные вопросы уже были излишними…

Остается лишь недоумевать, что могло связывать всемогущего персонажа «Бандитского Петербурга» с вчерашним советским замполитом? Ведь к 1996 году – времени, когда Анатолий Собчак проиграл выборы своему заместителю Владимиру Яковлеву – Могила становится едва ли не фигурой номер один в криминальном мире северной столицы. Его даже называют «ночным губернатором» (как позднее Кумарина) и «вторым» Яковлевым (а некоторые почитают и первым).

Вероятно, все дело в том же выгодном расположении Выборга и золотом контрабандном дожде, льющемся на оборотистых посредников из-за российско-финской границы. Логично предположить, что две петербургских группировки – Трабера и Яковлева – вступили в конфликт по вопросу, кому будет принадлежать Выборг. Менее естественным кажется то, что выборгский мэр в этой ситуации предпочел занять не позицию государственного мужа, а, по всей видимости, сторону одной из группировок.

10. ДОМ, КОТОРЫЙ НЕ ПОСТРОИЛ КИРИЛЛОВ

А вернее, два стоквартирных дома. Этих домов нет в поселке Советский, хотя существует документ, а именно акт сдачи-приемки этих домов, подписанный Владимиром Кирилловым. Нет даже фундаментов или следов каких-то предварительных работ или исследований.

11. ИСТОРИЯ СО СНЕГОХОДОМ

5 апреля 1999 года около семи вечера на погранично-таможенном посту «Брусничное» был задержан грузовой автомобиль «Урал» с контрабандным грузом. Это можно было бы счесть рядовым эпизодом – одним из тысяч задержаний, какие регулярно случаются на границе с ЕС – если бы машина нарушителей не принадлежала выборгскому погранотряду, а сам контрабандный груз не предназначался мэру Выборга Владимиру Кириллову.

Грузовик «Урал» попался на глаза таможенников, по сути, случайно. Как следовало из официальных протоколов, он уже подъехал к выезду из погранично-таможенной зоны, и слегка затормозил, ожидая, пока откроют шлагбаум. Обычно на этом участке зоны находятся только пограничники, собирающие бланки с отметками о въезде и выезде. Но в этот раз выборгская таможня проводила какой-то очередной рейд, призванный усилить борьбу с контрабандой, и незнакомому автомобилю махнули рукой: приглуши мотор.

Бывшие в машине пограничники, солдат и прапорщик, по требованию таможенников, приподняли тент. В кузове, на подстилке из опилок выглядывал новенький и никем не задекларированный снегоход Polaris стоимостью около 20.000 американских долларов.

Прапорщик, видя, что дело принимает неожиданный оборот, решил идти ва-банк и подействовать на стражей границы громкими именами. Он открыто заявил, что снегоход загружен в «Урал» во 2-й комендатуре, находящейся на территории Сайменского канала, по личному распоряжению начальника погранотряда полковника Бобряшова. А хозяином груза, по его же словам, являлся никто иной, как глава Выборгского района Владимир Кириллов.

Вскоре это, как ни странно, подтвердилось. Как сообщали СМИ, Кириллов в тот же вечер позвонил руководству Брусничного, признал принадлежность груза и заверил, что готов предъявить на него чек и задним числом оплатить таможенную пошлину. Начальника поста это, говорят, возмутило: что же получается, а если бы не попался – и платить было бы не надо? Предложение отклонили.

Наутро информация о случившемся достигла Москвы и Петербурга, и руководству выборгской таможни было рекомендовано начать проверку по факту нарушения таможенных правил. Специалисты оценивали инцидент как полностью подпадающий под статью Уголовного кодекса РФ о перемещении через границу контрабанды в крупном размере (средняя стоимость снегохода Polaris в то время была близка к 7 тысячам долларов).

Кстати, пошлину за снегоход Кириллов все-таки оплатил, тем самым юридически признав свои притязания на незаконный груз. Правда, восседающим на злополучном «Полярисе» его после этого никто не видел, в связи с чем ходили слухи, что машина предназначалась не самому выборгскому мэру, а одному из его высоких покровителей в Петербурге. Не исключено, что именно этот высокий покровитель и позаботился, в конце-концов, чтобы дело по факту контрабанды закончилось ничем. Если не считать, конечно, того, что сам Кириллов якобы получил в память об этой истории красноречивую кличку «Вова-снегоход».