Политика
06.08.2009

Они сражались за родину президента. Часть I

Они сражались за родину президента. Часть I
  • "Стрингер"

    Юрий Рыдник
Путина в Москву трудостроил Илья Трабер
Питерские мафиозные кланы переживают тяжелые времена. За последние полтора года расклад криминальных сил в северной столице полностью изменился. Многие из тех, кто начинал контролировать Петербург в период мэрства Собчака, а потом окончательно расцвел при Яковлеве, сегодня оказались либо за решеткой, либо на том свете, либо скрываются за границей. А ведь еще недавно их положение в городе казалось незыблемым.

Междоусобные войны в Петербурге возобновились сразу поле того, как ельцинская «семья» назначила на роль преемника бывшего вице-мэра в администрации Анатолия Собчака - Владимира Путина.

Перебравшись в Москву, Владимир Владимирович не забыл родной город, как некоторым казалось. Наоборот, он принялся его активно зачищать.

Исполнители президентской воли взялись за работу по-чекистски, при помощи подстав и провокаций. При этом они явно не представляли, какой нарыв им предстоит вскрыть. Или наоборот - представляли прекрасно. Поэтому и спешили вскрыть, пока сам не лопнул.

За годы «демократических» реформ политическая элита страны настолько тесно переплелась с криминалитетом, что разделить их без крови оказалось невозможно.

Антисистема воров в законе и авторитетов призвана была в свое время помогать администрации поддерживать порядок на зоне. А когда администрация рухнула, антисистема осталась единственным противовесом беспределу. Зона распространилась на все государство.

Но разделять рано или поздно все равно придется.

В очередь!

В ходе зачисток досталось всем неформальным отцам Петербурга. После прихода Путина к власти и фактического разгрома «тамбовской» преступной группировки в спешке покинул Россию Илья Трабер, продав Санкт-Петербургский и Выборгский порты. Арестован Михаил Мирилашвили. Проблемы возникли у главы БалтОНЭКСИМбанка Юрия Рыдника. Сильно сдал позиции Константин Яковлев (Костя Могила).

Кремль шуганул даже самого Владимира Яковлева. Следственный комитет МВД возбудил уголовное дело в отношении ООО «Всеволожский молодежный центр», со счетов которого в мае 1999 года финансировался учредительный съезд общественно-политического движения «Вся Россия».

Контора эта была создана по липовым документам, а средства, проходившие через нее, нигде не учитывались. В ходе следствия было установлено, что деньги для ВМЦ, на радость губернатору, добыл его однофамилец Костя Могила. А принадлежали они предположительно московскому воровскому «общаку».

Атака со стороны Кремля, скорее всего, должна была напомнить губернатору, что о его разношерстном окружении «где надо» знают. И могут, в случае его неправильного поведения, этими знаниями воспользоваться.

Яковлев милицейского маневра не понял и решил, что это разовая акция без дальнего прицела. Мол, Рушайло таким образом пытается наказать его за союз с Лужковым. После выборов он окончательно укрепился в своих догадках и продолжил руководить по старинке.

Хороший, но слабохарактерный

Петербург, в плане криминала, уникальный город. Здесь на сферы влияния различных ОПГ поделена не столько экономика, сколько власть. Каждая бригада имеет своих представителей как в администрации, так и в Законодательном собрании. Поэтому, видимо, Питер получил устойчивый статус криминальной столицы России, а каждые выборы в городе сопровождаются кровопролитием.

Все вновь изобретенные грязные избирательные технологии отрабатывались на берегах Невы, после чего успешно продолжали свое шествие по просторам страны. Ни один бюджетный рубль или инвестиционный доллар не проходит мимо местной братвы.



Возглавляет город губернатор, который умудряется дружить сразу со всеми, что позволяет ему сидеть в своем кресле уже пятый год. Результат такой дружбы налицо.

Визитной карточкой «окна в Европу» стали разбитые, словно после бомбежек, дороги, обшарпанные дворцы и загаженные подъезды, которые петербуржцы любовно называют «парадными».

По оперативным данным МВД, к середине первого срока Яковлева в городе окончательно сформировалось пять финансово-криминальных сообществ.

Это «тамбовская» группировка, «московское воровское лобби» Константина Яковлева (Костя Могила), «кутаисская» ОПГ во главе с Михаилом Мирилашвили, а также БалтОНЭКСИМбанк (выделяется в отдельную ОПГ-»!») во главе с Юрием Рыдником. В конце списка так называемые «черные». Под этим названием объединили дагестанскую, азербайджанскую, чеченскую и таджикскую группировки.

Не последнюю роль играет и супруга губернатора Ирина Ивановна Яковлева, координирующая очередность подходов к телу мужа вышеназванных товарищей.

Особняком в этой компании стоит глава питерского Промстройбанка Владимир Коган, который на сегодняшний день является едва ли не самым влиятельным финансистом в регионе да и в стране выходит на первые роли.

Мальчик хочет в Тамбов

Лидеры некогда самой мощной и влиятельной «тамбовской» преступной группировки любят называть себя «реальными инвесторами» петербургской экономики. За место под солнцем они бились в течение 12 лет. Жадничали, не хотели делиться. В итоге оказались в гордом одиночестве и соответственно в крайне уязвимом положении, в то время как остальные кланы активно между собой сотрудничали.

Справедливости ради стоит сказать, что те же Костя Могила и Рыдник - нынешние противники «тамбовцев» выросли и окрепли благодаря их, «тамбовцев», неустанной заботе.

Первый в начале 90-х командовал одним из самых организованных и мобильных «тамбовских» подразделений. Потом сошелся с московскими ворами, в частности с Усояном (дед Хасан), получил практически полную самостоятельность и был назначен новыми покровителями одним из смотрящих в Питере. Партнерами второго по топливному и портовому бизнесу были «тамбовские» креатуры Павел Капыш и Илья Трабер.

«Тамбовцы» первыми подобрались к Смольному. Долгое время они обладали монополией на общение с городской властью. Итогом плодотворного сотрудничества стала приватизация ими Балтийского морского пароходства. Говорят, сделано это было не без помощи тогдашнего советника председателя Ленсовета по внешнеэкономическим связям Путина.

Фактическим хозяином пароходства со всеми его портами стал все тот же Илья Трабер. Злые языки болтают, что именно Трабер через свои контакты с Пал Палычем Бородиным просил позже пристроить безработного Путина в Москве.

В 1994 году у «тамбовских» в мэрии появился первый конкурент - Михаил Мирилашвили (МММ, Миша Кутаисский), контролировавший банковский и игорный бизнес Питера.

За короткий срок, благодаря особому расположению к нему Людмилы Нарусовой, Мирилашвили получил в эксклюзивное пользование несколько крупных городских компаний: «Петротелеком», «Петро-Вест», «Инта», «Акад», «Генус», «Гамма». Прибрал Миша и фармацевтический бизнес Петербурга.

Службой безопасности МММ стала фирма «Балтик-Эскорт», которую организовал бывший шеф охраны Собчака, а ныне руководитель Службы безопасности президента Золотов.

Появление новичков явно не устроило «тамбовских». Начались конфликты.

Первый тревожный звонок прозвенел 1 июня 1994 года. На лидера «тамбовской» группировки Владимира Кумарина (Кума) было совершено покушение. Его «мерседес» изрешетили из автоматов.

Водитель и телохранитель Кумарина погибли, а сам он в критическом состоянии был госпитализирован. Пролежав месяц в коме, Кум вышел из больницы без руки, после чего, опасаясь новых покушений, уехал на долгое время за границу. Бизнес Мирилашвили стал еще активнее развиваться.

На выборах 1996 года «тамбовские» отказались поддерживать Собчака и сделали ставку на хозяйственника Яковлева, после победы которого им были дарованы сразу два вице-губернаторских кресла. Интересы бригады стали защищать заместители губернатора Антонов и Малышев. Нарусовский фаворит Мирилашвили был временно нейтрализован.

Однако, поддерживая Яковлева, Кумарин, видимо, не осознавал, что собственными руками роет себе могилу. При новом руководителе доступ в администрацию получили почти все питерские кланы. Соответственно лоббировать нужные решения Куму стало вдвойне тяжелее.

Несмотря на это, «тамбовцам» удалось установить контроль над топливным комплексом. Им достались Киришский нефтеперерабатывающий завод, Петербургская топливная компания, банк «Менатеп-СПб», кусок в Балтийской финансово-промышленной группе (БФПГ) и практически вся городская транспортная сфера.

Тем временем Мирилашвили, отстраненный от «кормушки», начал наступление на «тамбовских» с другого фланга.

Благодаря своему товарищу по Российскому еврейскому конгрессу Владимиру Гусинскому, Миша Кутаисский организовал настоящую травлю кумаринской бригады с помощью тогдашнего начальника питерского ГУВД Пониделко. Жена генерала возглавляла в то время отделение Мост-банка в Петербурге.

Сергей Чернов


****

Они сражались за родину президента. Часть II
Путин мстит Кумарина за дружбу, а Яковлев - за вражду

Пока Кумарин громко бодался с людьми МММ (сам Миша после поражения Собчака отсиживался в Израиле), силу стали набирать другие группировки, которые тоже ненавидели "тамбовских", подмявших под себя едва ли не 70 процентов питерского рынка.

Вплотную к губернатору подобрался хозяин БалтОНЭКСИМбанка Рыдник. Финансируемое им PR- агентство "Новоком" во главе с Алексеем Кошмаровым фактически обеспечило Яковлеву победу на выборах.

Начальником канцелярии губернатора с подачи Ирины Яковлевой был назначен ранее судимый за хищение госимущества Виктор Яцуба. Этот персонаж успел наладить совместный бизнес со всеми. И "чеченцам" помог, и "казанцам", и Когану, и Костю Могилу не забыл. По сути, Яцуба исполнял роль разводящего в отношениях администрации Яковлева с разными финансовыми, криминальными и политическими структурами. Обделенными вниманием Яцубы оказались только "тамбовцы".

В 1997 году Рыдник помирил вернувшегося с исторической родины Михаила Мирилашвили с Владимиром Яковлевым.

Монополия "тамбовцев" на "дружбу" с городской властью дала очередную трещину. Однако влияние их было все еще велико.

Все на выборы!


В 1998 году Питер вновь затрясло в предвыборной лихорадке. Легализовавшимся бандитам пришлось вспоминать порядком подзабытое гангстерское ремесло.

Расстановка сил была явно не в пользу "тамбовских", против которых стали активно "дружить" все остальные группировки. От количества бандитов в Смольном стало слишком тесно. Рано или поздно война должна была начаться.

Яковлев, как когда-то Собчак, перестал устраивать "тамбовских", и они в открытую начали присматриваться к другим претендентам на главное кресло в городе. При этом глава контролировавшейся "тамбовцами" Петербургской топливной компании (ПТК) Дмитрий Филиппов оставался основным казначеем депутатов из так называемого губернаторского списка. Средства на выборы должны были прокачиваться через Академию национальной безопасности, возглавляемую ближайшим сподвижником Филиппова М.Ошеровым.

В разгар предвыборной борьбы Филиппов дал понять, что спикер Госдумы Геннадий Селезнев как потенциальный претендент на пост градоначальника ему наиболее симпатичен. "Предательство" дорого обошлось бензиновому королю. Сначала было совершено покушение на Ошерова, а затем был убит и сам Филиппов. Роль губернаторского казначея перешла к Рыднику.

Беспрецедентные по количеству грязи и крови выборы в Законодательное собрание (напомним, что в этот же период была убита Галина Старовойтова - "!") все же состоялись, и Яковлев получил то, что хотел - практически ручной городской парламент. Именно после этих выборов за Питером закрепился статус криминальной столицы.

Одновременно в фигуры общенационального масштаба выбился ранее незаметный Владимир Путин. Вступив в права наследника престола, Путин уже не мог не реагировать на то, что происходило на родине. А на родине разворачивался очередной спектакль под названием "губернаторские выборы".

Антитамбовская коалиция окончательно встала на ноги и с каждым днем все успешнее теснила неприятеля. Последнее, что удалось сделать Кумарину, так это добиться отставки Яцубы с поста вице-губернатора. Дальше пошли одни поражения.

Рука Москвы колоть устала


После жестокого убийства Дмитрия Новоселова, защищавшего интересы кумаринской бригады в Законодательном собрании, действия "тамбовцев" начали напоминать агонию.

Играя на чувствах питерцев, генетически не переваривающих москвичей, они развернули в подконтрольной им прессе настоящую антимосковскую истерию. Все городские беды списывались на московских олигархов и их питерских прихлебателей.

Под последними имелись в виду Рыдник как человек Потанина, Константин Яковлев - представитель московской воровской элиты, возглавляющий к тому же питерское отделение АФК "Система", и Мирилашвили.

26 июля 1999 года на Университетской набережной был взорван автомобиль председателя совета директоров Балтийской финансово-промышленной группы Павла Капыша. Организацию убийства предпринимателя дружно свалили на "тамбовцев".

Мол, БФПГ является основным конкурентом ПТК на топливном рынке, соответственно Кумарин, незадолго до этого занявший пост вице-президента ПТК, Капыша и убил. Хотя следы этой расправы, похоже, ведут к Косте Могиле, который с назначением новым руководителем БФПГ Виталия Рюзина установил контроль над одним из крупнейших нефтетрейдеров Северо-Запада.

Напомним, что двумя месяцами раньше в Питере случился жесточайший бензиновый кризис, последствия которого горожане расхлебывают до сих пор.

Цены на горючее в городе по-прежнему выше, чем по всей России. Губернатор тогда однозначно заявил, что тяжелая ситуация на топливном рынке была создана искусственно и стала результатом ценового сговора нефтетрейдеров. Населению еще раз напомнили: 70 процентов топливного рынка контролирует ПТК. Дескать, догадайтесь с трех раз, кому это было выгодно.

Развод и девичья фамилия


После победы "Единства" и провала "Отечества" на думских выборах уже ни у кого не оставалось сомнений, что новым президентом страны станет Путин.

Незавидные перспективы перед губернаторскими выборами складывались у Владимира Яковлева. Многие считали, что уж теперь то ВВП отомстит за своего бывшего шефа и не позволит губернатору повторно стать таковым.

Больше всего на это рассчитывали "тамбовские", окончательно решив встать в оппозицию к городскому голове. Однако Путин, попугав Яковлева Валентиной Матвиенко, оставил его в покое.

И президентские, и губернаторские выборы прошли без сюрпризов. Зато с наступлением 2000 года в Питере начался настоящий отстрел видных представителей "тамбовской" ОПГ, а также бизнесменов, так или иначе с ними связанных.

10 января в собственной квартире через окно расстрелян заместитель директора пивоваренной компании "Балтика" Илья Вайсман.

В начале марта убивают главу крупного многопрофильного концерна "Орими" Дмитрия Варварина. Через десять дней в Красносельском районе Петербурга вместе со всей семьей расстреливают друга и партнера Варварина Сергея Крижана.

Одновременно оперативники задерживают двух жителей Новгорода, якобы готовивших покушение на Костю Могилу, успевшего за выдающиеся заслуги перед Смольным получить звание президента Фонда развития телевидения. На допросах задержанные сознались, что их наняли "тамбовские".

26 апреля в спорткомплексе питерского университета МПС пятью выстрелами в упор убивают Георгия Позднякова - правую руку Владимира Кумарина и одновременно его телохранителя.

Убийство Позднякова стало восемнадцатой с начала года громкой расправой в северной столице.

В мае и июне на тот свет отправляются еще два "тамбовских" бизнесмена - Владимир Хомяков и Ян Гуревский.

В Москве терпение лопнуло. В Петербург нагрянула представительная комиссия из МВД, которая с ходу арестовала одного из владельцев корпорации "Норд" и депутата Законодательного собрания Сергея Шевченко. Его тоже причисляют к лидерам "тамбовской" ОПГ.

Кумарин оказался всем неудобен. Путин сводил с ним счеты за старую дружбу. Яковлев - за вражду.

Недавно ПТК проиграла тендер на снабжение городского транспорта горючим дочке БФПГ "Балт-трейду", потеряв, таким образом, лидерство на питерском нефтяном рынке. Вице-губернаторы Антонов и Малышев утратили в Смольном былое влияние и пустились в самостоятельное плавание.

Растоптав "тамбовских", команда президента взялась за остальных. Достаточно вспомнить прошлогодний банковский скандал.

Это означает, что и у губернатора Яковлева наступают тяжелые времена. Уж очень крепко он повязан со своим "авторитетным" окружением.

Один "в шоколаде"


А что же Коган? Большинство наблюдателей считают, что он остался единственным питерским олигархом, по-прежнему находящимся в фаворе у президента. Нынешним положением Коган обязан дружбе с чиновниками не столько городского, сколько федерального уровня. Не повредили ему и тесные, взаимовыгодные отношения с чекистами.


Источник: "Ленправда"