Политика
03.01.2009

"Злобный, недоверчивый, постоянно угрожающий своими высокими связями и очень любящий устраивать синекуру для приближенных, Николай Кропачев заслуженно пользуется ненавистью подчиненных"

Борьба за должность ректора СПбГУ
По данным из источников в администрации Санкт-Петербурга уже летом 2007 года ректор СПбГУ и второй номер городского предвыборного списка «Единой России», 70-летняя Людмила Вербицкая, скорее всего, уйдет на пенсию. Ее место займет первый проректор и по совместительству – декан юридического факультета университета, бывший председатель Уставного суда Николай Кропачев. Соответствующее решение лоббируют друзья Кропачева – первый вице-премьер правительства РФ, потенциальный преемник Владимира Путина Дмитрий Медведев и председатель Высшего арбитражного суда РФ Антон Иванов.

Когда, закончившие в 1987 году юрфак студенты Медведев, Иванов и нынешний заместитель председателя правления «Газпромбанка» Илья Елисеев работали в консультационной юридической фирме «Балфорт», любимый учитель немало помог ее становлению. Теперь ученики щедро благодарят заслуженного профессора. Только на создание атриума во дворе юридического факультета Газпром выделил Николаю Михайловичу 2 миллиона долларов. По циркулирующим в кулуарах университета слухам именно из газовых доходов финансируется и начатая в прошлом году операция по свержению Вербицкой.

Первый удар по бастионам Людмилы Алексеевны нанесла федеральная служба по надзору за экономикой и налогами. Считая, что дружба ректорши с женой президента – гарантия от любых неприятностей, университетская бухгалтерия перестала подчищать хвосты и заслуженно попала под раздачу. Первая же серьезная проверка обнаружила нецелевое использование почти 210 миллионов рублей. Почти четверть этой суммы - 47 миллионов рублей - ушла ремонтирующей здание «Двенадцати коллегий» фирме ООО «Строительное дело-СГ», не сделавшей и двадцатой части планируемых работ, но успешно отчитавшейся за все.

Куда реально ушли деньги, и какой откат получили в ректорате неизвестно до сих пор, но следователи ФСБ полны решимости размотать клубок до конца. Служба экономической безопасности петербургского управления ФСБ всерьез взялась за проректора по развитию материально-технической базы СПбГУ Льва Огнева. Против Огнева и главы ООО «Строительное дело-СГ» Николая Сотникова возбуждено уголовное дело по статье 160 часть 4 (присвоение или растрата в особо крупном размере, совершенная группой лиц). С Огнева взяли подписку о невыезде, и, хотя он срочно лег оперировать внезапно прихватившее сердце, ближайшим соратникам уже пришлось ответить на ряд неприятных вопросов.

А пока следствие развивается своим чередом, к обстрелу Вербицкой подключились первые лица государства. «Я не верю, чтобы руководство ректората не было в курсе нарушений!» - недвусмысленно прокомментировал происходящее глава правительства Михаил Фрадков по информации сайта fontanka.ru и многие члены правительства его поддержали. Вслед за премьером на ректора набросились еще недавно преданно заглядывавшие ей в глаза журналисты, и Кропачев стал первым проректором Санкт-Петербургского университета, то есть вторым лицом СПбГУ! Сам Николай Михайлович постоянно бравировал тем, что его назначение было бы невозможно без личного одобрения президента. Казалось, Кропачев, вот-вот спихнет Людмилу Алексеевну, как Берия Ежова, но процесс неожиданно затормозился. Любимый преподаватель Дмитрия Медведева оказался не по нраву слишком многим.

Особняк для дамы сердца

В политико-педагогических кругах Петербурга Николай Кропачев считается фигурой весьма неоднозначной. Злобный, недоверчивый, постоянно угрожающий своими высокими связями и очень любящий устраивать синекуру для приближенных, Николай Михайлович заслуженно пользуется ненавистью подчиненных.

Многие из проявлявших недовольство уже уволены. Особенно много шума наделало изгнание ученого с мировым именем, бывшего заведующего кафедрой гражданского права Александра Сергеева. Причиной послужил конфликт Кропачева и Сергеева из-за приглянувшейся обоим аспирантки. Девушка выбрала Сергеева, и ревнивый декан уволил соперника, причем перед уходом Сергеев публично назвал бывшего шефа подлецом.

Поддерживают декана лишь два человека - доцент Михаил Шварц (на фото) и заведующий кафедрой уголовного процесса и криминалистики Алексей Александров. Первый в 2000 году сидел в «Крестах» по обвинению в уклонении от уплаты налогов и сожительствовал со своей сестрой. Второй известен как бывший депутат Государственной Думы, разумеется, от партий власти – «Нашего дома – России», «Отечества» и «Единой России». Еще более Алексей Иванович известен, как пассивный гомосексуалист, регулярно лоббирующий интересы гей-сообщества в органах власти. По имеющейся информации, именно он сыграл решающую роль в отказе «медвежьего» большинства Законодательного собрания Петербурга осудить гей-погром костела Святой Екатерины.

Понятно, что подобные субъекты солидным профессорам юрфака глубоко омерзительны. Еще больше ненавидят они его любовницу - тридцатилетнюю выпускницу юрфака Наталью Шатихину. В ходе подготовки диплома на тему: «Деятельное раскаяние», научный руководитель Кропачев влюбился в миловидную студентку по уши. Оставленная на кафедре и быстро подмявшая ее под себя Шатихина растолстела до безобразия и совсем не напоминает себя прежнюю, но отвязаться от нее Кропачев так и не смог. Обожающая фильм «Адвокат дьявола» Наталья Сергеевна творчески осмыслила уроки персонажа Аль Пачино и присосалась к шефу намертво.

Пришлось декану для пассии и виллу строить, и мать ее, Ирину Захидову начальником управления делами Уставного суда ставить. Поскольку законная жена тоже требовала загородный дом, придавленный двумя каблучками Кропачев начал возводить в Курортном районе два особняка сразу. Вместе оба сооружения, одно из которых расположено в ста метрах от столь же роскошной усадьбы Собчака, тянут почти на миллион долларов, и Николай Михайлович пустился во все тяжкие. В начале он получил 25 процентов отката от строительных фирм «Кларисс» и «Рост», где работает его хороший знакомый – любовник Захидовой Александр Кулагин. Но отката отставного прапорщика погранвойск, любящего представляться ветераном 2-го управления КГБ, отвечавшего за контрразведку, оказалось мало. Кое-что Кропачев позаимствовал из транша Газпрома, но угроза скандала вынуждает его брать очень мелкими порциями и обе стройки, к неудовольствию дам, еле двигаются.

Преподаватели, которым, не смотря на все заслуги до такого размаха далеко, довольны еще меньше, но на них можно было бы и не обращать внимание. Проблема совсем в другом. Потеряв чувство реальности, Кропачев восстановил против себя и нескольких влиятельных в городе людей.

Головокружение от успехов

Больше всего позициям Николая Михайловича повредил конфликт с Валентиной Матвиенко. Являясь председателем Уставного суда, Кропачев неожиданно прицепился к распоряжению о создании в структуре управления городом органа под администрацию губернатора, тем самым, задев интересы самых влиятельных обитателей Смольного и непосредственно серого кардинала Валентины Ивановны вице-губернатора Виктора Лобко. 14 марта 2005 года Уставный суд признал процедуру создания администрации незаконной. Многие считали, что таким образом Кропачев просто хотел продемонстрировать свою крутость. Но орешек оказался не по зубам. В СМИ немедленно появилась информация об использовании не по назначению выделенного Уставному суду Дома юриста. Затем сторонники губернатора ушли из суда, орган лишился кворума и был переизбран послушным Матвиенко Законодательным собранием. В бессильной злобе Кропачев сумел лишь выжить с Юрфака сына нового председателя Уставного суда Сергея Сергевнина, но его отношения с губернатором от этого лучше не стали.

В том же 2005 году Кропачев проиграл столкновение со спикером Совета Федерации Сергеем Мироновым. По его личному требованию дочери Миронова поставили три двойки за семестр. Но разъяренный отец не стал просить декана об одолжении и обещать ему достройку особняков. Вместо этого декану обещали столь серьезные проблемы, что зачетка девушки мигом пришла в нужный вид. Розыгрыши типа демонстративного ухода с совещаний якобы для звонков президенту на и Матвиенко и Миронова не действовали. Мало того, последний однажды не поленился послать проследить за траекторией уходящего декана и к всеобщему удовольствию сообщил местоположение финиша – конкретную кабинку заведения в котором Путин обещал замочить чеченских боевиков.

Видя глупость конкурента, Вербицкая воспаряла духом и втихую валит на Кропачева вину за все нынешние провала СПбГУ. Неожиданно на пост ректора стал претендовать близкий к Миронову лидер городского отделения СПС Станислав Еремеев, занявший после падения Огнева пост проректора по экономике. Влиятельным покровителям Кропачева не раз предлагали отказаться от поддержки дискредитировавшего себя проректора, но они категорически отказываются. Даже угроза Валентины Матвиенко организовать утечку компромата на Кропачева в официозные СМИ, не остановила бывших студентов Николая Михайловича.

Впрочем, Медведева, Иванова и Елисеева не смущают ни репутация их протеже, ни стойкое неприятие Кропачева со стороны Матвиенко, ни заслуги нынешнего ректора СПбГУ перед «Единой Россией», ни, наконец, особые отношения между Людмилой Вербицкой и супругой президента РФ. Борьба за питерский университет еще раз свидетельствует, что ни о какой «единой властной команде» в преддверие федеральных выборов 2007-2008 гг. говорить не приходится.