Политика
26.06.2017

Маркелов озадачил Путина рифмованной челобитной

Маркелов озадачил Путина рифмованной челобитной
  • «Среди стального бытия о красоте мечтаю я!». Портрет Леонида Маркелова из коллекции Леонида Маркелова. Фото "КП", FTimes.ru
В тюрьме у экс-главы Марий Эл проснулся вой стального волка, достойный Улюкаева

В то время, когда в США на аукцион выставлена песня, написанная в тюрьме мафиози Аль Капоне, со стартовой ценой в $20 тыс, арестованный по делу о коррупции экс-глава Республики Марий Эл Леонид Маркелов из-за тюремной решетки отправил президенту страны Владимиру Путину послание, написанное в стихах. Содержание этого странного литературного произведения не является чем-то оригинальным и сводится к пресловутому «товарищ Сталин, произошла чудовищная ошибка» и вряд ли оно имеет шансы когда-нибудь быть выставленным на аукционе. Литературоведы же сходятся в одном: тюрьма в некоторых случаях может исправить даже матерого преступника, но графомана невозможно вылечить даже строгим режимом.

Свое стихотвореное письмо гражданин Маркелов передал членам Общественной наблюдательной комиссии. Он написал обращение 27 мая, однако общественники получили его только сейчас.

По информации правозащитников, следователи в лучших традициях ведомства цензурировали письмо около месяца. Полную версию произведения опубликовал «Дождь».

«Вы, Маркелов, взяли взятку».
Кто вам это рассказал?
Отвечаю по порядку:
Взятку, взятку я не брал.

У моих друзей купили
Агрохолдинг. Много лет
Им потом руководили
Это сделка, — мой ответ.

Заплатили все налоги
Через свой расчетный счет.
Вы поверьте! Видят боги,
Все же я не идиот.

Если взятка для чего же
Огороды городить,
Господи, помилуй боже,
Как же мне их убедить?

Ночь прошла перед распятьем,
И последовал арест.
Вот и новое занятье,
Испытанье — новый крест

Семь шагов вдоль стенки прямо
И направо только три.
Дворик — каменная яма,
И охрана у двери.

Из угрюмых укоулков
Не узнаешь новостей.
Час — тюремная прогулка,
Только в камере страшней.

Конвоир гремит ключами,
И защелкнули засов.
И бессонными ночами
Не увидишь вещих снов.

Мы грешили несомненно
С объективной стороны,
Но признаться откровенно
Я страдаю без вины.

Без вины и доказательств
Заговор моих врагов,
При стеченье обстоятельств
Все понятно и без слов.

Я врагов не осуждаю,
Я их смог давно простить.
И скорее предлагаю:
Мир навеки заключить.

Вот друзьям не дозвониться,
И не стоит полагать,
Трудно им сейчас решиться
Арестанту помогать.

Я, бросая все на свете,
Был готов для вас служить,
А сегодня моим детям
Не на что, простите, жить.

Для наивного поэта
В этот миг, как никогда,
Нужна помощь и защита.
Где вы «Дамы», господа!

Мое горе не измерить,
И, по правде говоря,
Продолжаю все же верить
В справедливого царя.

Верить в бога и молиться,
И прощения просить.
Я надеюсь сохраниться
И детей своих растить.

Мне один лишь путь остался
«Еже си на небеси»,
Чтобы в доле разобрался
Президент всея Руси.

Миловать — прерогатива
Праведных государей.
Их божественная нива —
За грехи прощать людей.

 

 21 06 2017 markelov 02

Леонид Маркелов (слева) поучает Александра Пушкина (справа), как следует писать настоящие стихи. Картина из собрания Леонида Маркелова.

 

Маркелова обвинили в получении взятки в размере 235 миллионов рублей. В середине апреля его арестовали на два месяца, в июне Басманный суд Москвы продлил ему арест до сентября.

Следствие считает, что Маркелов получил деньги от бизнесмена Николая Криваша а и главы телеканала «Регион 12» Натальи Кожановой. Сам Маркелов говорит, что не брал взятки, а просил у правительства госсубсидии: по его словам, деньги были нужны для развития птицефабрики «Акашевская» в Марий Эл.

Тогда же суд арестовал 116 объектов недвижимости шести организаций, принадлежавших мачехе Маркелова. Кадастровая стоимость имущества составила порядка 550 миллионов рублей. До этого суд арестовал 23 объекта имущества Маркелова и его бывшей жены. Среди них — две квартиры в Йошкар-Оле и квартира в центре Москвы. Всего было арестовано имущество на сумму в миллиард рублей.

В начале апреля Маркелов, возглавлявший Марий Эл с 2001 года, подал в отставку по собственному желанию. Путин принял его прошение и заявил, что губернатор попросил «использовать его на другом участке работы», но вместо этого заточил губернаторское поэтическое дарование в СИЗО.

Как это исторически заведено, поэтическое призвание и неволя у российских чиновников связаны воедино, а может быть просто в силовом блоке президентской администрации устали от графоманов, но в застенках, кроме Маркелова, ныне коротает дни еще один высокопоставленный поэт — бывший министр экономического развития Российской Федерации Алексей Улюкаев. Алексей Валентинович, правда, сейчас слишком подавлен, чтобы творить на нарах, однако из написанного видно, что мысли об аресте преследовали чиновника довольно долго. Нечто пророческое чувствуется в произведениях Улюкаева, часть которых опубликовал «Сноб»:

 

* * *

 

До бога далеко. Начальство близко.
Мосты уже разведены повсюду,
И жены, утомившись бить посуду,
Сидят устало. Что еще там в списке?
Совсем немного: пара истин низких
И пара возвышающих обманов.
Ты только дай нам знак: уже не рано.
И мы уходим. Тихо. По-английски.
...А можно я еще чуть-чуть побуду?

 
* * *

 

Меняю первородство на чечевичную похлебку
И бабу, у которой я не первый.
Требования к похлебке: едкая, к бабе — ебкая
И желательно не полная стерва
С подлинным верно.

 

* * *

 

Мыслю: следователь существует,
Вижу: дела подшиты,
Слышу: одесную и ошную
Глотку дерут пииты.
Да успокойтесь — забудут следствие,
Рифмы скорей забудут,
А мысль и вообще не цель, а средство,
Как аспирин от простуды.

 
* * *

 

Считай до трёх, до полчетвёртого,
Считай, что жизнь полна чудес,
Как крема и цукатов тортик — Почти без горечи и без
Последствий. Налетай, подследственный, На харч богов! — безынтерес...
Мне эти перлы не по средствам.Мне скучно, бес.

Как видим, подследственный Улюкаев предвидел даже время своего ареста, который произошел между тремя и половиной четвертого часами утра. Маркелов в своих стихах, которые он читал на массовых мероприятиях, был более самокритичен. Вот, например, что он писал о власти:

Закон нам предложил сценарий,
Где мог любой пассионарий
Во власть явиться всенародно.
Замученный народ почти свободно,
Как водится, почти формально
Голосованием прямым,
Доверившись словам пустым,
Стал избирать тиранов тайно.
На этой деловой волне
Во власть прийти случилось мне.

Не забыл Маркелов и об одной из двух российских бед:

Вчерашний вечер коротая с заботами наедине,
Печалью сердце разрывая в раздумьях о грядущем дне.
А день расписан на минуты, а так и на мои редуты,
Дожди со снегом проливные, как прежде, боли головные,
Зимой убитые дороги, лежат как трупы ледяные,
Летают разговоры злые.
И ждут команду «фас» бульдоги
Найти на дне реки иголку
И снова вой стального волка.

«Вой стального волка» кочевал из одного произведения марийского губернатора в другое, так же, как и тема «ада». Обе они соединились в безымянном стихе, прочитанном журналистам после интервью о ходе модернизации в здравоохранении, ситуации в лечебных учреждениях республики:

Под небом голубым, бескрайним
И в ярких солнечных лучах
И в депрессивных днях скандальных,
По-крупному и в мелочах.

Я изменяю жизнь рабочего поселка
Уж минуло тому 12 лет.
И слышу вой стального волка,
Давая в дождь классический балет.

Растут на берегах песчаных
Дворцов и замков стройные ряды.
Река в своих глазах стеклянных
Их отражением смотрит из воды.

Непонятное и многим ненужное
Заветной мечты воплощение,
Соединил я северное и южное
На марийской земле возрождение.

Полагаю, не всем это нравится,
Только каждый себе б пожелал
Чтобы дочь родилась красавицей
И в сомнениях не летал.

Но ползут по гранитным плитам
И по паперти мостов
Стая форменных паразитов
Из созвездия Гончих Псов.

Уничтожить, стереть, разрушить
Хрупкий замок из хрусталя,
Не желая разумное слушать -
Жаждут гибели корабля.

И к кому в мольбах мне обратиться
И спросить: за что и почему?
Знакомые и каменные лица
А я не нужен никому.

Я иду с крестом своей дорогой
Под серый, прозаичный лай тирад
И жизнь моя переплелась с тревогой,
Работу превращая в ад.

Говоря о высокопоставленных поэтах за решеткой, нельзя обойти молчанием и осужденную по делу «Оборонсервиса» Евгению Васильеву, которая в тюрьме отдала все свои таланты сочинениям в жанре интимной лирики:

Ты меня обманул, ну за что и зачем?
Разве я виновата, обидела чем?
Ты за что меня пнул, пусть слегка, сапогом?
Или я не твоя и не твой это дом?

Ты ушел и сказал: «Минут двадцать, вернусь».
Ну а я жду тебя уже сутки, молюсь!
И с чего же ты взял, что так можно со мной —
Как с жеманной, постылой и скучной женой?

Полчаса меня не было, это чуть-чуть!
Из-за мелочи этой не можешь заснуть!
Не волнуйся так сильно, меня ты прости.
Иногда я могу хоть на час отойти?

Ты не бойся, дороже тебя нет имён,
Ты моя плоть и кровь, благодарность времен!
Без тебя в жизни я ничего не хочу.
Я пришел, ты моя, разожжём вновь свечу!

Как сообщало агентство «Руспрес», скорее всего эти строки были обращены к возлюбленному Васильевой, экс-министру обороны РФ Анатолию Сердюкову, который как раз тогда на фоне скандала и возможного ареста предпочел вернуться к своей официальной жене — дочери члена кооператива «Озеро» Виктора Зубкова.