Политика
09.12.2015

Красноречивое молчание муфтия

Красноречивое молчание муфтия
  • Председатель Совета муфтиев России Шейх Равиль Гайнутдин. Фото inter13.ru
Гайнутдин поддерживает блокаду Крыма и ездит "куда НАТО"

За свою бурную историю человечество создало огромное количество механизмов самосохранения.  Один из таких механизмов, и довольно действенный, это народная дипломатия. В этом отношении трудно не оценить влияние общественных и религиозных общественных организаций. Именно им  на уровне горизонтальных связей удается решать некоторые трудные вопросы, а иногда и разрешать серьезные конфликты. Именно поэтому все государства приветствуют неформальные контакты религиозных и общественных лидеров. Главное, чтобы позиции этих лидеров не были замутнены политикой или иными, не гуманными соображениями. Правда иногда, по каким-то своим, будем надеяться, не корыстным соображениям, религиозные и общественные лидеры предпочитают отмолчаться.

Кстати, сейчас именно тот момент, когда слово лидеров общественного мнения не просто необходимо, а крайне необходимо. Дело в том, что на границе Украины и России, на дороге,  ведущей в Крым,  происходит то, что иначе как преступлением не назовешь. Группы экстремистов (прежде всего из запрещенной в России организации "Правый Сектор") препятствуют доставке на территорию Крыма продовольствия со стороны Украины. Как это не прискорбно, к экстремистам присоединились и некоторые члены меджлиса крымско-татарского народа, возглавляемые Рефатом Чубаровым. И это при том, что именно Крым,  – место компактного проживания крымско-татарского народа. Цель этой странной акции не понятна. Если как в средние века кого-то запугать голодом, то времена не те. И возникает вопрос, есть ли в России человек, которому должно обратиться к членам меджлиса и Чубарову лично. Если теоретически, то да, есть.

 
03102015yakunin10-

Равиль Гайнутдин и Рефат Чубаров


Еще в 2014 году муфтий Равиль Гайнутдин был приглашен в Симферополь на заседание меджлиса крымско-татарского народа. Правда там произошла маленькая странность. Когда Чубаров стал призывать образовать на территории Крыма некую крымско-татарскую автономию (автономию в автономии), то муфтий не стал спорить и говорить, что сила народов России в их единстве и негоже возводить между народами дополнительных барьеров. Просто отмолчался. Возможно, не хотел спорить и осложнять отношения. Т.е. с Рефатом Чубаровым он знаком неформально и вправе к нему обратиться. Мало того, как председатель президиума Духовного управления мусульман европейской части России он просто обязан это сделать.

Что бы мог сказать муфтий Гайнутдин Рефату Чубарову? Мог бы призвать его не заниматься суетой и напомнить ему: «О уверовавшие. Обретайте поддержку и терпение в молитве. Воистину – Аллах с терпеливыми» (Сура 2 «Корова» аят 153). Мог бы пристыдить его за то, что ради сиюминутных политических выгод, ухудшается жизнь людей. Мог бы обратиться к здравому смыслу человека с высшим образованием: в 21 веке такие деяния выглядят смешно, потому как доставка любых грузов - это чисто логистическая проблема, которая решается. Недоступен один путь – перевезут по другому. А мог бы обратиться к его здравому смыслу и объяснить, что торговля с Крымом это подчас единственная возможность заработать простым украинцам, потому как в самой Украине нынче и с работой и с заработком положение катастрофическое. А семьи простым людям кормить надо при любой погоде и при любой политике. Но муфтий не сказал ни первого, ни второго, ни третьего, ни четвертого. Может, ему мешает личная дружба с турецкими руководителями и их влияние на действия муфтия?

 

Даже ребенку понятно, что никакие хамские действия меджлиса были бы невозможны без согласия президента Турции Реджепа Эрдогана. Этот странный политический персонаж до сих пор считает крымских татар своими верными вассалами и всячески поощряет, как морально, так и материально любые действия, которые усилят напряженность на границе Украины и Крыма. В таком контексте (очень не хочется в это верить), по самые уши зависящий от Эрдогана муфтий Гайнутдин, естественно не может сказать никакого резкого слова в адрес верных вассалов его заморского спонсора. В такой ситуации самое разумное делать вид, что он просто  не хочет опускаться с «горних высий» высокой духовности в мир грубых материальных реалий. Для Турции такое поведение муфтия - безусловный плюс. А для России?

Сергей Марков

****

Турецкий гамбит Гайнутдина

Почему муфтий Гайнутдин так любит ездить за рубеж и так не любит Россию?


03102015yakunin09

Равиль Гайнутдин и Реджеп Эрдоган

Пора смириться с тем, что в эпоху информационных технологий почти не осталось секретов. Тот кто этими технологиями научился управлять, приложив некоторое усилие может легко узнать в каком магазине мы последний раз покупали одежду, сколько заплатили за чашку кофе или сколько раз мы приобретади авиационные билеты и куда, и с кем, летали. Именно так к нам попали сведения о некоторых заграничных вояжах московского муфтия Равиля Гайнутдина. И, признаться, никто не удивлен.

Дороги, которые не мы выбираем

Все знают, что муфтий Гайнутдин любит путешествовать. Все больше времени он проводит за границей и все меньше в России. Не будем его за это судить, каждый выбирает то место, где ему лучше. А лучше явно не на Родине. Иначе как объяснить, что за последние два года. Во всяком случае за последние два года муфтий покидал нашу страну 23 раза и провел за границей 174 дня. И маршруты у него были не самые дешевые и не всегда объяснимые. Если поездки в ОАЭ или Саудовскую Аравию еще как-то можно объяснить необходимостью налаживания связей по линии религиозных общин, то что муфтий делал в европейских столицах (не самых дешевых) покрыто мраком. Может просто решил отдохнуть: выпить кофе в Вене, съесть сосиску с капустой в Берлине и полакомиться макаронами в католической Италии.. А вот, что он делал в Бельгии, а именно - в Брюсселе - уже менее понятно. Пока не понятно. Кстати, Брюссель тоже не самый дешевый город.

А новогодние праздники, как истинный аристократ, Равиль Исмагилович проводит исключительно в Карловых Варах. И не один год подряд. Ради справедливости следует отметить, что бывают и исключения. Иногда муфтий Гайнутдин посещает и не очень престижные, так сказать, «бюджетные» места. Так в марте 2014 года он посетил Симферополь. Целенаправленно. Чтобы лично познакомиться с Рифатом Чубаровым, который называет себя лидером меджлиса крымско-татарского народа. Это такой странный человек, который уверен, что лучший способ борьбы за права крымско-татарского народа, это отключить (этому самому народу) электричество, воду и канализацию. С одной стороны, каких только странных людей не бывает, но с другой — «скажи мне кто твой друг...».

Берег турецкий

Но особенно муфтий полюбил Турцию. За последние два года он провел там 89 дней. А это — три месяца. Естественно не подряд. Может он там отдыхал, а может получал какие-нибудь инструкции от Эрдогана, с которым, как все знают, Гайнутдина связывают «особые» отношения. Т.е за два года — 10 визитов, каждый (в среднем) 9 дней. Причем только половину времени муфтий провел в курортной Анталии. Остальное время он пребывал в центре пантюркизма, в Стамбуле, в тесном контакте с Реджепом Эрдоганом. Простой человек может подумать, что причина столь длительных «турецких гамбитов» — личная дружба Равиля Гайнутдина с Эрдоганом. Но простые люди воистину просты. Никакой дружбы в политике не бывает. В политике бывают только интересы. Как утверждают мудрецы, людьми управляют деньги, жажда власти и похоть. Последнее, в данном случае, мы с негодованием отметаем: Эрдоган, во-первых, женат, во-вторых, всегда на виду. Остаются деньги и власть. А точнее одному из партнеров власть — другому деньги. Эрдогану, конечно власть. Тут надо понимать, что все последние истории в Турции завязаны на Сирийский вопрос. Эрдоган до сих пор считает Сирию чем-то вроде турецкой провинции, а законную власть страны досадной помехой своему будущему могуществу. Как мы знаем, Российская Федерация придерживает абсолютно иной точки зрения на сирийскую проблему. Так вот, при наличии таких разногласий, многодневное пребывание не самого незаметного российского гражданина в ближайшем окружении Реджепа Эрдогана выглядит несколько странно. Особенно странно то, что именно во время этого визита турецкий султан несколько раз оскорбительно угрожал России, самолеты которой, по его мнению, залетали в турецкое воздушное пространство. Тут стоит снова напомнить, что с точки зрения этого самого Эрдогана часть территории современной Сирии, это турецкие земли. Отсюда и фантазии о появлении российских самолетов в турецком воздушном пространстве. Обсуждались ли эти «турецкие предупреждения» с Равилем Гайнутдином не известно. Но был он там во время подготовки этой провокации, и был аж до 14 ноября. Все понимают, что решения о подобных делах принимаются не одним днем. Такие вещи тщательно взвешиваются и подробно обсуждаются с т.н. «ближним кругом». А то, что 24 ноября, после именно его визита Гайнутдина в Турцию был сбит именно российский бомбардировщик — упрямый факт. Конечно, как говорят юристы «после того не значит вследствие того», но какое-то неприятное послевкусие осталось.

Новый взгляд на историю

Естественно, столь частые и длительные поездки за границу вообще и в центр пантюркизма в частности несколько повлияли на его убеждения. И он стал делать исторические открытия. Последнее время Гайнутдин начинает подвергать ревизии историю Государства Российского. Если верить муфтию, то "Москва обязана своим величием хану. Это касается и России в целом» или ««именно благодаря политической воле золотоордынских ханов началось собирание разрозненных русских княжеств вокруг Москвы». Мы, конечно, привыкли, что «прошлое России — непредсказуемо», но не до такой же степени! Если так пойдет дальше, то скоро муфтий Гайнутдин нам поведает, что продажа захваченных крымскими татарами русских пленников в Турцию — начало международного туризма.

Особенно прискорбно, что плотное общение с господином Эрдоганом сильно ухудшило мнение Равиля Гайнутдина о собственных соотечественниках. Вот что он высказал по поводу трудовых качеств россиян на заседании президиума Межрелигиозного совета России: «Если коренное население не хочет работать, после получения зарплаты они пропадают на 15-20 дней, и в это время станки стоят, с этими рабочими производить что-либо невозможно". Представим себе последствия подобного высказывания, если его допустил бы какой-нибудь Государственный секретарь США. Тут же для объяснений в наше Министерство иностранных дел вызвали бы посла, все кто только можно «топтались» бы на несчастном американском дипломате за злобную и гнусную «русофобию». Но муфтию Гайнутдину никто по этому поводу не сказал ни одного худого слова. Может из политкорректности, а может быть из брезгливости.

Степан Благоверов

Источникstringer-news.com, 09.12.2015