Политика
06.05.2013

Нелегальный благотворитеритель Керимов

Нелегальный благотворитеритель Керимов
  • Сулейман Керимов. Фото Forbes.ru
Чтобы не покидать Совет Федерации, сенатор объявил иностранную собственность меценатскими активами
Все новые и новые способы, которые придумывают заседатели Государственной Думы для того, чтобы легализовать зарубежное имущество, все-таки не блещут оригинальностью. Одна из самых популярных таких схем — перевод банковских активов в категорию благотворительности. В частности, таким путём пошёл член Совета Федерации от Дагестана Сулейман Керимов.

Как сообщают «Ведомости»  со ссылкой на помощника сенатора Алексея Красовского, предприниматель передал все свое состояние в оперативно созданный  швейцарский благотворительный фонд Suleyman Kerimov Foundation. Документы об этом бизнесмен подписал на днях, уточнил Красовский.

Швейцарский фонд станет единственным выгодополучателем структур, бенефициаром которых ранее являлся Керимов, пояснил Красовский. «Структура управления активами при этом не изменится», — уточнил он. В компании бизнесмена Nafta Moskva отказались комментировать эту информацию. Представитель фонда Suleyman Kerimov Foundation подтвердил факт подписания бумаг. По его словам, фонд организован в виде эндаумента. По швейцарскому законодательству меценат не имеет права отозвать активы назад.

Чиновники и депутаты парламента скоро будут лишены права держать счета в зарубежных банках, владеть ценными бумагами иностранных эмитентов, а также передавать активы в управление трастов или частных фондов. Соответствующий законопроект принят Госдумой и одобрен Советом Федерации. В ближайшее время его должен подписать и президент. В течение трех месяцев после этого чиновники и депутаты должны избавиться от зарубежных активов. Некоторые уже загодя стали готовиться. К примеру, один из самых обеспеченных российских чиновников — первый вице-премьер Игорь Шувалов в конце прошлого года вскрыл слепой траст и начал переводить активы в Россию. Законопроект установил и более жесткие правила контроля, например, для проведения проверок достоверности деклараций: проверяющие могут не только рассылать запросы в банки и другие организации о наличии запрещенных счетов, но и использовать оперативно-розыскные методы.

Таким образом, «национализация элит» усиливает контроль государства над чиновниками и депутатами, отмечает политолог Михаил Виноградов. Впрочем, он полагает, что ситуация с Керимовым все-таки скорее исключение. Ведь его фонд работал давно, поэтому этот шаг едва ли вызовет негативную реакцию Кремля.

Председатель совета директоров GHP Group Марк Гарбер констатирует, что владение зарубежными счетами становится все менее легитимным для чиновников и госслужащих: «Поэтому перевод активов в Россию — наиболее логичный шаг для многих из них ввиду непредсказуемости внешнего удержания активов». Он уверен, что большими состояниями можно управлять и в России: «При правильном структурировании этот вопрос решаем».

Какие именно активы переданы в Suleyman Kerimov Foundation, не афишируется. Журнал Forbes оценил состояние бизнесмена в $7,1 млрд. Крупнейшие его активы — 40,22% Polyus Gold (стоит $3,8 млрд) и 17,16% «Уралкалия» ($3,63 млрд). За 2012 г. на эти пакеты будут выплачено $342,9 млн дивидендов. Правда, весь пакет в Polyus Gold и почти треть доли в «Уралкалии» заложены по сделкам репо. Партнер King & Spalding Илья Рачков отмечает, что передать в управление другим лицам проданные по сделке репо пакеты невозможно. «Можно только переуступить их право выкупа, а также право голосовать переданными акциями, если такое предусматривалось сделкой репо», — говорит он. По праву Швейцарии учредитель фонда, как правило, все-таки может вернуть пожертвованные активы, добавляет Рачков. Для этого он должен направить в совет фонда уведомление о ликвидации фонда, а совет должен принять соответствующее решение и определить, кто получит право в дальнейшем распоряжаться активами бывшего основателя фонда.

Согласно информации, размещенной на сайте Suleyman Kerimov Foundation, фонд был создан в 2007 г. В его отчетности отмечается, что фонд финансирует проекты в сферах здравоохранения, спорта, религии, инфраструктуры и социального обеспечения. На фонд работает девять человек, все они трудятся на волонтерских началах, за исключением швейцарского представителя компании Бет Макбратни. Совет директоров фонда состоит из трех человек: Александра, Филипа и Альбины Штудхальтеров. Первый также владеет управляющей компанией Studhalter Treuhand AG, которая зарегистрирована и расположена в швейцарском городе Люцерне, в нескольких кварталах от места регистрации Suleyman Kerimov Foundation. Совет директоров не получает вознаграждения за свою работу, следует из отчетности фонда.

Керимов представляет Дагестан в Совете Федерации с 2007 г. Срок его полномочий истекает в марте 2016 г. До этого бизнесмен с 1999 по 2007 г. был депутатом Госдумы от ЛДПР. Как напоминает «Форбс»,  миллиардер с 2008 года представляет в Совете Федерации родной регион, так что юридически занятие предпринимательской деятельностью прекратил еще несколько лет тому назад. Новые операции с активами понадобились из-за ужесточения антикоррупционных требований к чиновникам и парламентариям.

Процесс перевода иностранных активов госслужащих в Россию должен завершиться к 1 июля 2013 года. Те чиновники и парламентарии, что не успеют переоформить собственность к кремлевскому «дедлайну», вынуждены будут оставить свои должности. За последние месяцы Госдуму и Совет Федерации покинул целый ряд депутатов и сенаторов, имеющих бизнес-интересы. Спикер верхней палаты Валентина Матвиенко ранее анонсировала уход из Совфеда еще 2-3 членов, способных сделать выбор в пользу занятия предпринимательской деятельностью.

Предположение о том, что Керимов попытается любой ценой совместить пребывание в Соовфеде с владением зарубежным имуществом, высказываись и ранее. Скорее всего сейчас с помощью медиа-атак милллиардер попытается создать видимость законности такой вот легализации зарубежного имущества. Хотя по идее Следственному Комитету именно сейчас и стоило бы проверить на соответствие закону и иностранный бизнес Керимова, и самого его владельца. Не говоря о том, что вряд ли перед нами ноу-хау одного только сенатора. Надо полагать в Госдуме сейчас многие пытаются перевести свои активы в благотворительные или другие некоммерческие фонды. Но вряд ли такие «иностранные благотворители» имеют право просиживать штаны в высшем законодательном органе Российской Федерации.