Политика
23.04.2013

Воровской "Агролизинг" пополнился свидетелем из Таиланда

 Воровской "Агролизинг" пополнился свидетелем из Таиланда
  • Еена Скрынник. Фото «Ъ»
Гендиректор "Виты" предпочел написать следователю из-за границы
Фигуранты дел о хищениях скандальной компании «Росагролизинг», через которую были разворованы миллиарды государственных средств, в большинстве своем благополучно покинули Россию, оставив нелегкий труд отвечать за хищения самым мелким клеркам. Сама «мадам Лизинг» Елена Скрынник давно уже пребывает за границей, где даже родила близнецов. Также за пределами родины скрывается объявленный в розыск ее сподвижник Олег Донских. Теперь же в этом запутанном деле появился еще один свидетель, который перед тем, как дать показания, предпочел спрятаться в Индокитае.

Как стало известно "Ъ", из Таиланда в следственный департамент МВД РФ направил свои письменные показания гендиректор воронежского ООО "Вита" Сергей Цветков, ключевой свидетель по уголовному делу о хищении 1,125 млрд руб. у ОАО "Росагролизинг" в организации которого следствие обвиняет экс-заместителя главы Минсельхоза и основателя холдинга "Маслопродукт" Алексея Бажанова (на фото). По версии силовиков, именно через "Виту" и были похищены деньги. Господин Цветков утверждает, что был лишь номинальным главой "Виты", действовал по распоряжению находящегося, как и господин Бажанов, в СИЗО бывшего топ-менеджера "Маслопродукта" Романа Малова, а подпись на соглашении ООО с «Росагролизингом» — подделка.

Копию показаний Сергея Цветкова предоставил представляющий его интересы адвокат Алексей Хорольский. "Мой клиент сейчас находится в Таиланде, виновным он себя не считает, а в деле фигурирует как свидетель,— рассказал адвокат.— Сергей готов всячески сотрудничать со следствием. Но мы хотим от правоохранителей некоторых гарантий. Есть подозрение, что его хотят сделать козлом отпущения в этой истории с участием влиятельных людей. Нужна ясность в позиции следствия и понимание, что в России он и его семья будут в безопасности".

Сергей Цветков был единственным учредителем и гендиректором ООО "Вита", через которое, по версии следствия, были похищены 1,125 млрд руб. "Росагролизинга". Деньги предназначались для закупки импортного оборудования для основного актива холдинга Алексея Бажанова — маслоэкстракционного завода в Верхнехавском районе Воронежской области. На тот момент предприятие контролировало ЗАО "Маслопродукт-Био". Руководство компании указало "Виту" как поставщика оборудования. В 2008-2009 годах «Росагролизинг» заключил с ЗАО договор финансовой аренды оборудования и перечислил ООО деньги. Следователи считают, что никакого оборудования "Витой" не закупалось, а деньги были выведены из нее и потрачены на сторонние цели. Впрочем, модернизация предприятия все равно была проведена. В часттности, закупленная техника была несколько раз заложена банкам. Уголовное дело по факту мошеннического хищения (ч. 4 ст. 159 УК РФ) денег «Росагроизинга» было возбуждено 4 марта нынешнего года. Сотрудники следственного департамента и главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РФ в начале апреля в Воронежской области и Москве провели серию обысков и задержаний. Под стражей оказались сам Алексей Бажанов и топ-менеджеры холдинга Роман Малов и Сергей Дуденков. Обвиняемый Бажанов в 2009-2010 годах был заместителем главы Минсельхоза, которым на тот момент руководила Елена Скрынник. Она же возглавляла «Росагролизинг» в период, когда структуры "Маслопродукта" договаривались о получении денег в госкомпании.

Сергей Цветков пытается доказать следователям, что был лишь номинальным руководителем "Виты". В своих показаниях он рассказал, что начал работать в "Маслопродукте" простым весовщиком на входящем в холдинг элеваторе в Пензенской области. Затем перешел на работу в воронежский ЧОП "Ястреб-М", предприятие "Маслопродукта". Господин Цветков утверждает, что, будучи профессиональным кикбоксером, охранял объекты холдинга. "Затем мне предложили учредить фирму и стать ее директором. Объяснили, что она будет полностью легальной. Сказали, что им просто нужен надежный человек",— пишет он. Сергей Цветков рассказывает, что несколько раз был по делам фирмы в Москве, а также ездил вместе с юристом на таможню оформлять поступившее оборудование. "Работу "Виты" мне объясняли поверхностно. Я подписывал документы, не вникая в их суть, действовал в соответствии с распоряжениями руководства холдинга, которые до меня доводили Роман Малов и Денис Курилов. Они же контролировали деятельность фирмы. Говорили, что закупается оборудование для "Маслопродукта-Био". Ни о сроках, ни о ценах, ни о конкретных денежных суммах я не знал. Все документы оформляли юристы, которыми руководил Курилов. Я ежемесячно получал зарплату как директор",— отмечает он. Через некоторое время ему "сообщили, что фирма закрыта", и он полностью вернулся к работе в охране. "В течение трех лет компания мне помогала с поездками на тренировочные сборы в Таиланд. В январе мне снова предложили поехать потренироваться, я согласился и нахожусь сейчас в Таиланде",— добавляет он. Свидетель несколько раз подчеркивает, что видел Алексея Бажанова "очень редко" и не получал непосредственно от него никаких распоряжений. Он также утверждает, что незнаком и никогда не встречался с Еленой Скрынник.

Между тем среди материалов уголовного дела есть копия договора между «Росагролизингом» и "Витой", подписанного именно госпожой Скрынник и Сергеем Цветковым. Бывшая глава компании отмечала, что документ подписывала не она лично, а было лишь поставлено факсимиле. "У нас большие сомнения в подлинности подписи Цветкова. Не исключено, что ее по какой-то, вполне возможно, технической причине подделали юристы",— отметил Алексей Хорольский. Адвокат добавил, что его клиент не чувствует себя в безопасности и в Таиланде. "Ему постоянно звонят незнакомые люди с предложениями встретиться там",— отметил юрист.

В воронежской адвокатской конторе "Баев и партнеры", представляющей интересы Романа Малова и Сергея Дуденкова, ситуацию не комментировали, сославшись на отсутствие руководителя организации Максима Баева. Адвокат Юрий Ширинян, защищающий Алексея Бажанова, оценивать показания Сергея Цветкова не стал, сославшись на то, что еще не ознакомился с ними и с точностью не знает "источника этих записок". "Само дело мы считаем возбужденным преждевременно. Речь идет о хозяйственном споре, который совершенно необязательно было переводить в уголовную плоскость",— отметил господин Ширинян.

****

Таиландское интервью Сергея Цветкова

4 марта этого года Следственный комитет возбудил очередное уголовное дело по факту хищения у холдинга «Росагролизинг» около 1,1 млрд рублей, фигурантами которого стали бывший заместитель министра сельского хозяйства Елены Скрынник Алексей Бажанов, а также гендиректор воронежской компания «Вита» Сергей Цветков. Цветков считается ключевым свидетелем в этом деле, однако для следствия пока недоступен: он уехал в Таиланд, откуда в настоящее время не намерен возвращаться в Россию из-за угрозы своей жизни. В интервью «Известиям» Цветков рассказал о своем видении этой истории.



— Что вас привело к сотрудничеству с предприяти­ем Алексея Бажанова «Маслопрод­укт-БИО»? 

— Я сотрудничал со структурами Бажанова давно. До 2008 года работал на одном из его элеваторов. Затем в структуре охраны — ЧОП «Ястреб-М». Затем мне предложили стать гендиректором ООО «Вита». Зарплата по воронежским меркам была солидная, более 50 тыс. рублей в месяц, и я согласился.

— Знакомы ли вы лично с Алексеем Бажановым?­ 

— Знаком. До возбуждения уголовного дела я был абсолютно уверен в том, что Бажанов никакими криминальными схемами не занимается. 

— Какая задача стояла перед «Витой»?

— Поставка по договору с «Росагролизингом» оборудования из-за границы для завода Бажанова «Маслопродукт-БИО», таможенные вопросы, оформление документации, сопутствующие вопросы.

— Исполнила ли «Вита» свои обязательс­тва, и если да, то в каком объеме? 

— Да, исполнила. Однако непосредственным оформлением всей документации занимались бухгалтеры и штат московских юристов, поскольку офис компании и документация были в Москве. Что они там оформили по документам в итоге, я не видел и не читал. Полностью был убежден в том, что юристы все делают по закону.

— Знакомы ли вы с бывшим главой «Росагролизинга» Еленой Скрынник? Знаете ли, какую роль она играла в заключении­ и реализации­ этого контракта?­ 

— Со Скрынник я лично не был знаком. Знаю, кто она. Однако воочию с ней не встречался. Совместно мы с ней никаких договоров не подписывали, личных переговоров не вели.

— В распоряжении «Известий» имеются документы, на которых стоят ваши подписи и Елены Скрынник.


— Я подозреваю, что они могут быть поддельными. Окончательную ясность должна внести почерковедческая экспертиза.

— Вы догадывались о том, что через «Виту» расхищаются бюджетные средства?

— Я узнал об этом, когда пошли звонки из МВД, когда начали вызывать на допросы меня и моих родственников. Я до последнего был убежден, что это дело имеет исключительно политический характер, а Скрынник и Бажанова преследуют только по им известным причинам и пытаются подобрать им соответствующую статью. О чьем-либо намерении что-либо похищать — я не был в курсе. Узнал уже по факту заключения Бажанова в СИЗО. И в настоящий момент я уверен, что это уголовное дело направлено на решение политических задач и не факт, что выгодоприобретателем по хищениям был именно Бажанов.

— Вы предприняли какие-то меры для того, чтобы вывести из-под удара свою фирму или пресечь сами махинации?­ 


— Никаких. Так как фактически вся деятельность осуществлялась в московском офисе и многие документы до меня просто не доходили, я до последнего был уверен, что пресекать собственно нечего.

— Когда к вам впервые обратились­ следовател­и? 

— Во второй половине 2012 года. Причем сначала без всяких повесток и официальных вызовов. Мол, приходи — поговорим. Затем я уехал в Таиланд на спортивные мероприятия (Цветков — спортсмен и увлекается единоборствами). И находясь там, узнал, что меня чуть ли не в розыск объявили. Тогда же пошли непонятные звонки от неизвестных людей с разными вопросами. Например, меня спрашивают, когда я собираюсь возвращаться. И я стал бояться за свою жизнь и здоровье.

— Думаете, что с вами могут расправиться, как с важным свидетелем?

— Да, я опасаюсь этого. Но это могут быть необязательно люди Бажанова. Дело в том, что неясно, кто был непосредственным выгодоприобретателем по всей этой схеме. И откуда ждать угроз — неясно.

— Вероятно, фигуранты дела заинтересованы в том, чтобы вы не давали показания против них?

— Да. Все фигуранты заинтересованы, чтобы я не появился в качестве свидетеля в этом деле. Они даже поначалу посылали мне деньги в Таиланд, поскольку мне не на что было жить из-за непредвиденной задержки за границей. Правда, суммы пустяковые — 10 тыс. рублей, например. А потом и вовсе перестали делать переводы, поэтому деньги мне передают родственники.

— Когда вы намерены вернуться в Россию, на каких условиях?


— Если будет гарантирована моя безопасность. Но следователи на этот вопрос никак не ответили. Поэтому пока решил остаться здесь и переждать. Но от дачи свидетельских показаний я не отказывался никогда. Я знаю, что за это существует ответственность. В настоящий момент решается вопрос о том, как гарантировать мою безопасность и как мне начать официально сотрудничать со следствием. Однако, по сведениям адвокатов, следствие намерено «закрыть» меня в СИЗО как подозреваемого. Поэтому неясно, как долго я останусь свидетелем по делу. Естественно, свои планы следствие не афиширует. Гарантий никто не дает.

— Какую позицию занимает следствие?


— Следствие ведет неясную игру, гарантий не дает, давит, под разными предлогами запугивает... Так нельзя. Если Цветков — свидетель, к тому же ключевой, нужно как-то иначе подходить к вопросу.

— Как вы намерены доказать свою невиновность? 


— Вопрос некорректен: мою виновность должны доказать правоохранители, а невиновность доказывать не надо. Она и так есть — презумпция все-таки... Однако я считаю себя абсолютно невиновным. Денег от всех этих махинации я не получал. Единственное, в чем я виноват, — что согласился стать гендиректором «Виты», считая ее деятельность на 100% законной. Я получал официальную хорошую зарплату — и это единственный мой доход от участия в делах «Виты». И сам факт того, что я был директором, не означает, что я занимался хищениями или как-то в них участвовал. Возможно, моя вина есть и в том, что я халатно относился к документации, не читал, где-то подписывал не глядя. Если меня и использовали — то без моего ведома. И к тому же большинство подписей, скорее всего, подделка.

— Почему прошли обыски в редакции воронежско­го «Коммерсан­та», главредом которого является ваш брат Андрей Цветков? Какое отношение редакция имеет к этой афере? 


— Газета и мой брат не имеют вообще никакого отношения к этому делу. Это был исключительно акт устрашения, чтобы Андрей начал активнее просить меня приехать и начать сотрудничать. В ходе обыска ничего изъято там не было. Оперативники почитали нашу с Андреем переписку по электронной почте и успокоились. Это давление на семью, на репутацию. Это некрасиво и глупо.

Источник
: «Известия», 24.04.2013