Версия для печати
Политика
18.04.2013

Детальная схема лесного распила и почтового отката братьев Навальных

Детальная схема лесного распила и почтового отката братьев Навальных
  • Алексей Навальный. Фото "Ъ"
Команда Никиты Белых начала воровать немедленно после его назначения губернатором
Правоохранительная система России, кажется, всерьез решила отправить Навального за решетку. Очередное уголовное дело на него заведено относительно почтовых перевозок, а в Кирове начались судебные заседания относительно дела "Кировлеса". Вероятность того, что популярный блоггер и миноритарий многочисленных компаний лишится свободы не имсключают и официальные лица Следственного комитета России.

Как сообщают "Известия", Алексей Навальный вместе со своим родным братом — одним из топ-менеджеров «Почты России» Олегом Навальным — стали фигурантами уже второго уголовного дела о мошенничестве. Следственный комитет подозревает Навальных в том, что они через подконтрольную им фирму «Главное подписное агентство» (ГПА) похитили почти 4 млн рублей у Межрегиональной процессинговой компании (МПК), организовав грузоперевозки по завышенным ценам. Следователи считают, что похищенные деньги выводились на счет семейного предприятия Навальных — Кобяковскую фабрику по лозоплетению, а затем обналичивались матерью блогера Людмилой Навальной.

Как сообщил источник, близкий к следствию, уголовное дело возбуждено по ч. 4 ст. 159 УК («Мошенничество в особо крупном размере»).

Главным фигурантом этого уголовного дела вновь стала компания ГПА, которая, по версии следствия, контролируется братьями Навальными и через которую они ранее похитили около 55 млн рублей у косметической корпорации «ООО «Ив Роше Восток».

Потерпевшей стороной в новом уголовном деле стала столичная фирма «Межрегиональная процессинговая компания», которая с 2006 года работает на рынке безналичного отпуска нефтепродуктов. МПК оказывает услуги по обеспечению автотранспорта любым видом топлива на АЗС как по талонам, так и по пластиковым смарт-картам, а также поставкам горюче-смазочных материалов (ГСМ) и других видов нефтепродуктов по всем регионам России.

Навальные предложили услуги по грузоперевозке квитанций, бланков и другой печатной продукции МПК через свою компанию ГПА. Как считает следствие, эти услуги были оказаны по завышенным ценам, что позволило Навальным заработать около 4 млн рублей. По версии следствия, главным исполнителем этой схемы была бухгалтер семьи Навальных — Жанна Чиркова.

[gazeta.ru, 18.04.2013, "Завышенные цены на уголовное дело": Навальные, «навязав» услуги ГПА — причем как утверждает следствие, в услугах «не было никакой необходимости» — причинили ущерб компании «МПК в размере не менее 3,8 млн рублей. «Эти денежные средства были перечислены на счета «Главного подписного агентства», а затем, как полагает следствие, похищены братьями Навальными», — сообщает СК. - врезка Рууспрес.]

Вся незаконная прибыль, по версии СКР, выводилась на счета семейного предприятия Навальных — Кобяковской фабрики по лозоплетению, а часть средств якобы обналичивала сама Людмила Навальная.

Алексей и Олег Навальный оказались недоступны для комментариев «Известиям». Первый возвращается из Кирова, где состоялось первое заседание по делу о хищении продукции холдинга «Кировлес» на 16 млн рублей. Что касается Олега Навального, то его подчиненные по департаменту внутренних почтовых отправлений филиала ФГУП «Почта России» заявили изданию, что он находится в отпуске.

— Уголовное дело возбуждено по результатам проверки, проведенной по заявлению генерального директора Межрегиональной процессинговой компании, — подтвердила изданию и.о. руководителя управления взаимодействия со СМИ СКР Светлана Петренко. — Схема преступления, в котором подозреваются братья Навальные, аналогична той, по которой были похищены средства у «Ив Роше Восток». По версии следствия, Олег Навальный, будучи чиновником, убедил руководство МПК заключить договор на грузоперевозки с Главным подписным агентством, не имеющим для этого необходимой материально-технической базы.

По словам Светланы Петренко, следователи установили, что на счета ГПА было перечислено 3,8 млн рублей, которые затем были похищены братьями Навальными.

— Это дело соединено в одно производство с ранее возбужденным делом по хищению средств «Ив Роше Восток», — добавила представитель СКР. — Сейчас по этим уголовным делам проводятся необходимые следственные мероприятия.

Напомним, что первое уголовное дело по статьям «Мошенничество» и «Отмывание денег» против Навальных было возбуждено Следственным комитетом в декабре 2012 года. По версии следствия, Навальные похитили около 55 млн рублей, которые «Ив Роше Восток» перевела за транспортные услуги на счета ГПА.

По версии следствия, в мае 2008 года адвокат Алексей Навальный организовал фирму ГПА. Формально он не имел к ней никакого отношения, потому что учредителем были записаны кипрская компания Alortag Management Limited ["Известия" сообщали что она аффилирована с фирмой Владлена Степанова, одного из фигурантов «дела Магнитского» - Руспрес] и бизнесмен Леонид Запрудский, которым принадлежали доли в 99% и 1% соответственно. Уставный капитал компании составляет 15 тыс. рублей.

По оперативным данным, в том же году глава департамента внутренних почтовых отправлений филиала ФГУП «Почта России» Олег Навальный убедил ООО «Ив Роше Восток» заключить договор на грузоперевозку его товаров с ГПА.

По версии следствия, на самом деле эта компания была пустышкой — у нее не было ни своего транспорта, ни возможностей для перевозок. Как считает СКР, в реальности перевозки с августа 2008-го по май 2011 года осуществлялись фирмой одного из знакомых Олега Навального.

Заказчик в общей сложности перечислил на счета ГПА более 55 млн рублей, хотя, по версии следствия, реальная стоимость перевозки составила 31 млн. Однако компания, на деле осуществлявшая перевозки, ничего более не получила.

По версии следствия, братья Навальные похитили эти 55 млн рублей и легализовали их: большую часть денег потратили на свои нужды, а 19 млн перечислили на счет фирмы-однодневки, а оттуда — по фиктивным договорам якобы за аренду помещения, за сырье и материалы — на счет семейной фирмы «Кобяковская фабрика по лозоплетению».

["Известия", 12.04.2013, "Владимир Маркин:" Навальный сможет бороться с коррупцией и из тюрьмы":
 Накануне суда над Алексеем Навальным официальный представитель Следственного комитета рассказал «Известиям», на чем строится обвинение известного оппозиционера.[...]

- Не связан ли общественный резонанс с политической мотивацией в возбуждении дела против известного оппозиционера?

— Политика в этом деле присутствует исключительно в связи с фигурой и действиями обвиняемого. Со стороны следствия — только исполнение Уголовно-процессуального кодекса в связи с выявленными фактами злоупотреблений. Если бы не навязчивая политизированность Навального, то в деле не было бы никакой политики. Наоборот, все, в том числе и оппозиция, были бы довольны, что очередного жулика вывели на чистую воду.

— Но если бы в деле не было Навального, то, наверное, и дела не было бы?

— Возможно, его бы не было так скоро, потому что число и силы следователей, увы, ограниченны. До банальной растраты с «распилом» руки могли дойти не так быстро. Но если фигурант всеми силами привлекает к себе внимание, можно даже сказать, дразнит власть — вот, мол, я какой весь в белом на общем фоне, то интерес к его прошлому увеличился и процесс выведения на чистую воду, естественно, ускорился. [...]      

— Почему бы, наоборот, не использовать опыт Навального в борьбе с коррупцией?

— Никто ему не мешает заниматься общественной деятельностью. Даже на зоне многие осужденные пишут письма и заявления, борются с недостатками системы. Так что и там такой опыт может пригодиться. Я считаю, что общественная активность Навального принесла какую-то пользу, ведь ему нужно было заработать репутацию борца. Хотя, разумеется, уголовное дело еще более добавило известности в криминальной хронике.

Когда и если вина будет доказана в суде, суд может объективно оценить заслуги и личность осужденного, общественные характеристики, кто-то из известных деятелей может за него поручиться, что он больше так не будет жульничать и воровать. В этом случае возможна мера наказания, не связанная с лишением свободы. В любом случае это дело суда — избрать адекватное наказание, а следствие свою работу сделало, как положено по закону. - врезка К.ру]

Кировский гей-парк

В то же время в Кирове суд над навальным напрямую затрагивает и губернатора Никиту Белых.

Как напоминает «Форбс», бывший лидер СПС Никита Белых возглавил Кировскую область в январе 2009 года. Регион не подарок, почти половину средств областного бюджета составляли дотации — федеральные трансферы. «Средняя зарплата была 8-10 тысяч рублей, люди жили огородами. Банкротились предприятия, бастовали рабочие. В глухих деревнях за мешок сахара люди попадали в рабство», — вспоминает то время высокопоставленный источник из окружения губернатора. По его словам, правительство шло на любые меры, чтобы затащить инвесторов в регион.

«Хотели даже открыть в Кирове гей-парк», — уверяет собеседник Forbes.

Костяк команды Белых составили его друзья-оппозиционеры из Москвы — Мария Гайдар и Алексей Навальный и земляки из Перми — Андрей Вотинов и Роман Шипов. «Все молодые, креативные, но для некоторых главный вопрос был, где можно заработать», — характеризует бывших коллег экс-заместитель губернатора Сергей Карнаухов. Сам он бывший начальник референтуры экс-главы МВД Рашида Нургалиева и в либеральной команде смотрелся более чем странно.

Есть версия, что его прикомандировали контролировать команду Белых. В пользу этого говорит прошлое место работы Карнаухова — департамент экономической безопасности МВД и его специализация: кандидатская посвящена особенностям агентурного проникновения в международные нефтяные компании. Сам Карнаухов эту версию не комментирует, но во время встречи в столичной пиццерии показывает докладные записки и аналитические справки, которые во время работы у Белых писал и рассылал в ФСБ, МВД и Следственный комитет.

Этот бумажный труд не прошел даром. Спустя полгода после инаугурации Белых начались первые «посадки». В июне 2009 года с кейсом, набитым деньгами, в Москве задержали руководителя целевых программ кировского правительства Романа Шипова. За попытку получить «откат» в 1,2 млн рублей с  ОАО «НИПИЭИлеспром» Шипов получил 5,5 лет колонии.

В феврале 2010 года на взятке в 2 млн рублей погорел одноклассник Белых, советник губернатора Андрей Вотинов. Он требовал с директора «Кировлеса» Вячеслава Опалева за сохранение его кресла 10 млн рублей и 5% от годового оборота предприятия. Приговор — 3 года колонии.

В январе 2013 года был объявлен в федеральный розыск директор регионального департамента госсобственности Константин Арзамасцев — в связи с расследованием дела о хищении 25,5% акций ОАО «Уржумский спиртзавод». Тогда же в кабинете губернатора прошли обыски. «Это закономерный итог деятельности команды Белых, — утверждает лидер кировских коммунистов, депутат Госдумы Сергей Мамаев. — За эти 4 года на людей из команды Белых возбуждено около 10 уголовных дел».

«Под колпаком» спецслужб, кажется, оказались и сам Белых, и его ближайшее окружение — Гайдар и Навальный. «Оперативная разработка Навального, технический контроль его каналов связи, начался уже с начала 2009 года», — утверждает Карнаухов. Это значит, что у Навального слушали телефоны, фиксировали на видео его встречи, читали переписку. По одной из версий, появление в интернете писем Навального и Белых (они были выложены в блогах под видом добытых хакерами) — это попытка силовиков легализовать добытую оперативную информацию. Что и получилось. Письма Навального легли в основу многих депутатских запросов в прокуратуру и СК.

Зачистка Мордора

В феврале 2009 года в кабинет директора «Кировлеса» Опалева вошел бодрый молодой человек в костюме, при галстуке. Посетителя звали Петр Офицеров, он только что приехал из Москвы. «Я сразу прошел в кабинет к директору и сказал, что хочу заниматься лесом», — вспоминает в интервью Forbes тот разговор Офицеров. Гендиректор «Кировлеса», хмурый лысый мужчина, сначала обрадовался деловому предложению, но потом вдруг испугался. «Он почему-то решил, что я из правительства и потом всем меня так представлял», — недоумевает Офицеров.

Как директора московской консалтинговой компании Real Work Management, устраивающей тренинги по продажам для сотрудников «Ашана», занесло на лесную делянку? «После кризиса бизнес у меня схлопнулся,  так что я решил заняться чем-то более материальным», — рассказывает Офицеров. По его словам, он увидел по телевизору призыв Белых, взял билет на поезд и поехал в Киров. В день приезда, вспоминает Офицеров, он долго катался на такси по городу и обошел почти все хозяйственные магазины. «Волей случая решил заниматься лесом, а поскольку самый крупный игрок на рынке лесозаготовок — ГУП «Кировлес», пошел к ним», — немного туманно объясняет Офицеров.

Есть другая версия. Следствие считает, что Офицерова в лесной бизнес позвал и просил взять под контроль сбыт древесины «Кировлеса» его давний приятель Навальный. «Никто меня персонально не приглашал», — отнекивается Офицеров, хотя факт дружбы с Навальным не скрывает — познакомились в 2001 году в общественной приемной «Яблока» в Сетуньском проезде. «Мы долго общались, но потом наши пути разошлись. О делах Навального узнавал из прессы, да изредка пересекались на вечеринках», — вспоминает бизнесмен. По его словам, с Навальным в Кирове они виделись крайне редко — обедали 5-6 раз, а Белых он видел один раз в толпе.

Офицеров, как ему тогда казалось, сел на «золотую жилу» — лесной бизнес выглядел весьма аппетитно, хотя риски все же существовали. «Весь криминал исходил от самих участников рынка — кидалово с поставками и оплатой были как в 90-е», — говорит Офицеров. «Такая вятская реальность: хмурые мужики в телогрейках и валенках, гоняющие по разбитым дорогам на новых Land Cruiser и Pajero, — это не воры в законе, а директора лесхозов и лесопилок. У них в лесу вся власть и деньги».

Отчасти контролировать все это огромное и непрозрачное лесное хозяйство должен был созданный в 2007 году ГУП «Кировлес». В него входит 36 филиалов-лесхозов. «Кировлес» получил от государства участки в аренду — продавал древесину, а выручку направлял на поддержание лесхозов и борьбу с лесными пожарами. Но уже в 2009 году у предприятия появилось 179 млн рублей убытков, в 2010 году — еще 70 млн рублей. В 2011 году «Кировлес» стал банкротом. Что случилось?

«С самого начала госконтракты были заведомо убыточными», — уверяет гендиректор Нововятского лыжного комбината Владимир Сысолятин, бывший и. о. гендиректора «Кировлеса». Рассказывать подробности собеседник Forbes не хочет. На него самого завели уголовное дело по факту возмещения НДС — Сысолятин теперь лежит под капельницей. «Долги были искусственно накопленные, сбыт не проплачивался своевременно и был упущен контроль со стороны губернатора и Опалева, зато было много желающих присосаться к госпредприятию», — считает лидер кировских коммунистов Мамаев.

Навальный и Офицеров между собой называли «Кировлес» Мордором. В том смысле, что черт ногу сломит. «Нормальной бухгалтерии у «Кировлеса» не было, — делится впечатлениями Офицеров. — Лесхозы с большим удовольствием продавали налево, отгружали по любой цене, а потом долги списывали». В 2009 году Белых и Навальный попытались вывести «Кировлес» из тени. «Я этого жулика [Опалева] начал плющить на предмет централизации и прозрачности сбыта. В итоге я добился его увольнения и принятия решения о проведении полного аудита предприятия», — писал Навальный в своем блоге.

Поговорить с Опалевым Forbes не удалось, но на Youtube выложено видео — как он, усталый, в толстом вязанном свитере, сидит в кабинете следователя и на камеру рассказывает о том, как его заставили подписать кабальный договор с Офицеровым. Во время своей монотонной исповеди Опалев оживляется лишь раз — когда говорит о том, что всю жизнь отработал в лесу. А москвичи, говорит, и леса не знают. «Думают, доски прямо на деревьях растут около асфальтовой дороги», — усмехается Опалев.

Лесная арифметика

18 марта 2009 года Офицеров зарегистрировал «Вятскую лесную компанию» (ВЛК), открыл счет в Вятка-банке, снял офис и посадил 12 менеджеров на телефон. 15 апреля ВЛК и «Кировлес» заключили договор на поставку леса. Схема простая: ВЛК ищет клиентов и договаривается о поставках, «Кировлес» формирует заказ и отправляет бревна, доски и опилки клиентам. Клиенты перечисляют деньги ВЛК, а та, забрав агентские 5-7%, перечисляет деньги на счета ГУПа. ВЛК работает с 6 клиентами «Кировлеса» и еще находит 10 своих. «Мы выстроили продажи, обзвонили 2000 клиентов. Мне до сих пор звонят из Германии,  ОЭА — хотят купить лес», — уверяет Офицеров.

С 15 апреля по 30 сентября «Кировлес» отгрузил клиентам ВЛК 10 000 кубометров леса на 16,1 млн рублей, включая транспортные услуги. На счета предприятия, судя по заключению экспертизы, вернулись 13,7 млн рублей. Долг в размере 3,1 млн рублей Офицеров не оспаривал — говорит лишь, что «Кировлес» не может предоставить документы на 1,5 млн рублей. 1,4 млн рублей ушло у Офицерова на аренду офиса и административные расходы, еще 1,2 млн — на налоги и зарплату.

Проблемы между Офицеровым и Опалевым начались уже в мае 2009 года. Заявок было много, и возник дефицит. «Цены нам выставляли космические, каждая отгрузка была с боем — задержка была до трех месяцев, отгружали одну из десяти наших заявок, — вспоминает Офицеров. — Опалев мне говорил: Петя, работай вчерную: нет налика, нет товара, а я даже воду для кулера по безналу покупал».

ВЛК занимала всего 5% от поставок «Кировлеса» — капля в море. Это подтверждают клиенты ВЛК. «Мы работали с ВЛК, — вспоминает коммерческий директор «Уфимских спичек» Лилия Прокофьева. — Они нам поставили один вагон и больше не смогли. Это мизер — два дня работы для нашей фабрики». О том, какие были цены, Прокофьева не помнит — говорит, что стремились всегда покупать как можно дешевле. О деле Навального и Офицерова она узнала из газет — никто на допрос или в суд ее не вызывал.

Следствие утверждает, что Навальный и Офицеров «Кировлесу» навязали кабальные условия, — цена продукции была занижена по сравнению с рыночной, ГУП недополучил прибыль, которую мог бы получить, если бы не воспользовался услугами ВЛК. Речь идет о сумме 589 000 рублей. То, как ущерб раздулся до 16 млн рублей, — большая загадка.

«Три года назад следственные органы придумали для себя такое понятие, как «рыночная цена», и начали штамповать дела по мошенничеству и растрате, — полагает Яна Яковлева, лидер движения «Бизнес-солидарность». — То есть на языке следствия извлечение прибыли — это извлечение корыстного интереса. Таким образом, любая сделка там, где предприниматель извлекает прибыль, может быть истолкована как растрата.

«Дело «Кировлеса» — это восстановление советской статьи «За спекуляцию», когда перепродажа с повышенной ценой была уголовно наказуемой», — считает Павел Чиков, председатель правозащитной организации АГОРА. По его словам, подобные посреднические схемы широко используются в бизнесе — но силовики давят лишь тех, с кого можно срубить «палку», деньги или выполняют политический заказ.

Вот лишь один яркий пример подобной избирательности. Компания Ивана Шабалова «Северный трубный проект» (СЕПТ) была посредником между производителями труб и «Газпромом» — к 2010 году концерн получал через СЕПТ около 60% труб для своих строек. ФАС проверяла СЕПТ — зачем нужна «прокладка» между производителем и клиентом, но нарушений не нашла — производители, отмечают проверяющие, не внакладе — есть клиенты, заказы, рабочие места и налоги в бюджет. Схема работы СЕПТ та же, что и у ВЛК, но никаких уголовных дел нет. И у СЕПТ, кстати, новые владельцы — Шабалов продал компанию давним знакомым Владимира Путина — братьям Аркадию и Борису Ротенбергам.

Другое дело с лесом. Уже летом 2009 года Офицерова настигло разочарование. «Бизнес суетной, нервный и малодоходный, — признается он. — Потерял 1,5 млн, надо было фиксировать убытки и возвращаться в Москву». ВЛК он оставил на брата — тот осел в Кирове и завел семью. Навальный уехал из Кирова в феврале 2010 года, Офицеров — чуть позже. Повестки на допросы им направляли уже в Москву.

«Они вежливо разрушают мою жизнь»

Влиял ли Навальный на «Кировлес», вмешивался ли в работу ВЛК? «Доказательств того, что советник губернатора делал что-то сам и получил материальную выгоду, в материалах дела нет», — говорит правовой аналитик АГОРы Рамиль Ахметгалиев, проводивший общественную экспертизу «дела «Кировлеса». «Навальный — советник на общественных началах — чувак с пропуском и званием, которое не давало ничего. Как он мог влиять?» — недоумевает Офицеров.

Карнаухов, напротив, считает, что доказательств более чем достаточно — и они будут озвучены в суде. К концу 2009 года, по его словам, вся деятельность Навального по «Кировлесу» была задокументирована. Замгубернатора ездил в МВД и просил взять на контроль расследование. Но сотрудников ДЭБа оно не заинтересовало — ущерб был 1,5 млн рублей.

«Не нанесли большого ущерба, потому что не успели, — признает Карнаухов. — Хотя есть и другая причина: Навальный тогда еще был никем. Если бы не его политическая деятельность, дело вряд ли бы дошло до суда».

Но уже в мае 2011 года дело против Навального и Офицерова возбуждают по ст. 165 УК РФ (причинение ущерба путем обмана). Поскольку Навальный — адвокат, расследованием занимается не полиция, а местный Следственный комитет. «Мы расследовали это дело как обычно, без оглядки на личности — ведь воруют лес и черные лесорубы, и белые воротнички», — говорит в интервью Forbes бывший глава СК Кировской области Александр Панов.

В апреле 2012 года то дело против Навального и Офицерова было прекращено за отсутствием состава преступления. «На тот момент у нас не было доказательств их вины, о чем было и доложено руководству», — рассказывает Панов. По его словам, у следователей не было результатов оперативно-розыскных мероприятий — всех этих прослушек и писем, которые всплыли позже. «Оперативное дело просто затерялось где-то в столичных кабинетах», — объясняет Карнаухов.

5 июля глава СК Александр Бастрыкин на коллегии в Санкт-Петербурге устроил разнос кировским следователям. «Есть у вас такой человек, Навальный. У вас было дело, и втихаря вы его закрыли», — негодовал Бастрыкин. Кировский следователь Панов сейчас пожимает плечами: «Возможно, не докопали». Но комментировать расследование уже не хочет. Спустя несколько месяцев после разноса от Бастрыкина он покинул свое кресло — говорит, как раз закончился контракт. С недавнего времени Панов возглавляет ассоциацию «Совет муниципальных образований Кировской области» — структуру, подконтрольную Белых.

Навальный сразу же «ответил» Бастрыкину, припомнив силовику вид на жительство и бизнес в Чехии. В итоге — новое уголовное дело и обвинения уже по более тяжкой статье 160 УК РФ (растрата). Сумма ущерба как на дрожжах выросла до 16 млн рублей. «Это дело — политика чистой воды. Активность следствия напрямую зависит от политической деятельности Навального, его кампании против «жуликов и воров», — уверен Чиков.

«Несколько раз мне поступали предложения — если будете умным, все будет хорошо,  — признается Офицеров. — Следователи вообще очень вежливые люди. Они очень вежливо разрушают мою жизнь».

Офицеров держался. Не выдержал Опалев. Из жертвы, которого якобы обманули и запугали Навальный и Офицеров, сам превратился в соучастника преступления. «Я не знаю, что нужно сделать, чтобы человек, не совершавший преступления, все взял на себя», — недоумевает в разговоре с Forbes даже один из участников следственной группы.

«Что делает следствие по групповым преступлениям, когда нет доказательств? Они уламывают одного из группы признавать вину, дело выделяют в отдельное производство, быстро его прогоняют через суд, а потом штампуют под копирку обвинительные приговоры», — объясняет Ахметгалиев. На признательных показаниях Опалеву, который получил 4 года, строится вся версия обвинения против Навального и Офицерова.



Материалы по теме