Версия для печати
Политика
15.06.2012

Магомедов заложил Козлова

Магомедов заложил Козлова
  • Магомед Магомедов. Фото "Ъ"
Дагестанские авторитеты взяли на себя захват «Искожа»
Два месяца назад была опубликована статья о роли дагестанских авторитетов братьев Магомедовых в рейдерском захвате ОАО «Искож», за который был осужден бизнесмен Алексей Козлов. Сегодня Магомед Магомедов подтвердил, что за спиной Козлова стоял именно его клан, и уже в понедельник материал об этом выйдет в журнале Forbes.

Расследование мошенничества мужа журналиста Ольги Романовой, менеджера Алексея Козлова, пытавшегося захватить ОАО «Искож» у своего бывшего работодателя, заместителя председателя комитета по промышленной политике Совета Федерации Владимира Слуцкер привело к появлению в этой темной истории влиятельных фигур.

Один из приятелей обвиняемого сообщил, что именно принадлежащее Магомедовым ООО «Нефтяная компания «Нафта-Уфа» выделило деньги на приобретение похищенных Козловым 33,4% акций «Искожа», принадлежавших ОАО «Группа «Финвест».

Цель состояла в том, чтобы сформировать отсутствовавший у Магомедовых контрольный пакет – до махинаций Козлова в их распоряжении были только 34%, оформленные на магомедовскую компанию CP-Credit Prive S.A. Остальными владели другие акционеры, включая сотрудников самого «Искожа», а доли Магомедовых было достаточно лишь для того, чтобы провести в совет директоров своего племянника Абумуслима Магомаева. В результате элегантной схемы Козлова братья из компаньонов становились хозяевами 10 гектаров московской земли стоимостью не менее $100 млн., где планировалось построить 300 тысяч квадратных метров жилья.

В ходе суда над Алексеем Козловым роль «Нафта-Уфы» установили достаточно ясно. Генеральный директор и единственный сотрудник ООО «Балтийская лизинговая компания» Марина Романова подтвердила, что именно нефтяная корпорация Магомедовых проплатила ей покупку акций «Искожа». Договор заключался с Алексеем Козловым, с которым Романову познакомили представители «Нафты-Уфы» Чингиз и Аюп.

Тогда прямой криминал в действиях людей Магомедовых доказан не был, однако на этой неделе появились новые факты – опубликована переписка корреспондента Forbes Алексея Каменского с пресс-секретарем Слуцкера Екатериной Шаталиной. В финале длительного общения госпожа Шаталина обвинила господина Каменского в явной ангажированности, отметив, что проект статьи «Форбса» состоит главным образом из материалов в пользу Магомедовых, а из ее комментариев и переданных редакции многостраничных документов осталось несколько предложений, часть которых ей даже не принадлежит.

Вне зависимости от того, оплачивали ли сенатор Магомедов и его брат услуги журнала «Форбс» в ходе своей исторической борьбы с сенатором Слуцкером, участники скандала обнародовали важнейший факт. Среди фрагментов статьи, которые Каменский дал для комментария Шаталиной, была следующая цитата: «Видя, что Слуцкер не собирается платить миллион за 33,4% «Искожа» Козлов решил выйти из партнерства. Он предложил сенатору выкупить его долю или продать ему свою. «Я сам несколько раз подходил к Слуцкеру в Совете Федерации и говорил, что с ним хотят расплатиться, – подтверждает Магомедов. – Но он отказался от денег и сказал, что будет действовать иначе и получит все».

Тут одинаково прекрасно все. И признание Магомеда Магомедова, что он лично участвовал в деле «Искожа». И заявление о том, что Козлов пытался продать Слуцкеру пакет акций ОАО «Группа «Финвест», где он был не владельцем, а всего лишь председателем правления – то есть наемным служащим. Но главное, перед нами письменное доказательство того, что за треть акций компании с активами оценочной стоимостью от $100 млн. Козлов предлагал жалкий миллион. У Ксении Собчак во время обыска обнаружилось больше денег, отложенных на устрицы и булавки!

Своим заявлением дагестанский олигарх напрямую объявил Козлова рейдером. Довольно трудно понять, зачем человек, все эти годы тративший на помощь мужу журналистки Романовой миллионы долларов, это сделал. Возможно, слова не предназначались для печати именно в таком виде, а журналист Каменский по недомыслию их обнародовал.

****

Пресс-секретарь Шаталина против журналиста Каменского

На днях должен выйти новый номер журнала «Форбс». Могу со всей ответственностью заявить, что как минимум одна статья в нем – заказная. Я, конечно, не обвиняю лично корреспондента Алексея Каменского, что он взял деньги у кого-то из фигурантов статьи, но, есть же и другие варианты: указание руководства, административный ресурс, личная договоренность кого-то из фигурантов статьи с руководством журнала…

Ну, давайте попробуем по порядку. 25 мая (в 8 часов вечера в пятницу, кстати) я получила сообщение через ЖЖ от управляющего редактора Forbes.ru Алексея Каменского, о том, что он, якобы, не может никак найти моих контактов (хотя это не первый человек из Форбса, с которым я общаюсь) и ему очень надо пообщаться с В.Слуцкером – он пишет статью.

Я немедленно откликнулась, памятуя о прошлых контактах с этим журналом, когда статья в Forbes о якобы заказанном убийстве г-на Козлова, была одной из самых объективных – корреспондент действительно попыталась разобраться в судебных документах.

Выяснилось, что Форбс готовит статью о заводе «Искож». Причем, как мне пояснил Алексей, статья именно о судьбе завода, как девелоперского проекта, а совсем не о деле Козлова. Выяснилось также, что статью он пишет долго, обстоятельно, и даже успел пообщаться со всеми другими акционерами «Искожа». Меня очень удивило, что он пообщался, например, с Магомедом Магомедовым – ведь до сих пор Магомедов о своей причастности к «Искожу» нигде не объявлял. Я подумала, что раз так – значит, Каменский действительно глубоко копает и заинтересован в том, чтобы разобраться, как на самом деле все там происходило с этим заводом, и как, собственно, удалось г-ну Козлову провернуть такую мощную аферу.

28 мая мне Алексей прислал мне вопросы, и мы договорились, что для начала на них попробует ответить корпоративный юрист Михаил Трепаков (потому что вопросы были очень конкретные, многие юридические и технические детали я просто не знала). 2 часа мы вдвоем с юристом Михаилом Трепаковым разъясняли в деталях, что кому принадлежало, кто с кем судился, и почему Алексей Козлов не был, и никогда не мог быть партнером Владимира Слуцкера (потому что он был наемным работником с зарплатой 45000 рублей). После этого я отослала Алексею 3 страницы (!) ответов уже от себя. У Каменского возникли уточняющие вопросы. Я письменно ответила и на них.

После встречи и двухчасовой очень конкретной беседы с Трепаковым, я 30 мая отослала Алексею несколько бумаг, в доказательство своих слов – это договор о кредите на 2 миллиона 800 тысяч, которые Козлов, как директор фирмы «Юнион девелопмент» выдал сам себе J (и, кстати говоря, потом не вернул) и результаты аудиторской проверки фирмы «Юнион девелопмент», где в результате деятельности Козлова не сходился дебет с кредитом и были уничтожены несколько бухгалтерских книг.

В общем, я, как пресс-секретарь, всячески проявляла доброжелательность, открытость, готовность помочь, разъяснить, и проч., и проч. Единственное, что я попросила у Алексея Каменского – прислать те мои и Трепакова цитаты, которые он будет использовать.

И вот финал-апофеоз: 9 июня (через 10 дней после беседы!), по традиции в субботу в 9 вечера, мне пришло от Алексея 3 моих цитаты, из которых одну я вообще не говорила (!), а другая касалась начала 90-х годов – кто открывал «Финвест» в 1993 году. Из всей юридически обоснованной, детальной, с названиями фирм, датами, цифрами и судебными процессами беседы с юристом – оказалось не востребованным (не легло в картину мира Алексея Каменского) НИЧЕГО. 3 кривые, вырванные из контекста цитаты - это все, что «Форбс» собирается использовать из нашего с ним трехнедельного общения.

Я ОФИЦИАЛЬНО попросила корреспондента не публиковать ничего из этих убогих цитат. Я более чем уверена, что все эти «цитаты» нужны исключительно для того, чтобы создать видимость того, что статья объективна – ведь формально же моя речь там будет присутствовать. Что с того, что ни одна из этих цитат не касается принципиальных позиций по заводу «Искож»?

Поймите меня правильно: я не наивная девочка, и не рассчитываю на то, что в ответ на мою доброжелательность журналист напишет хорошую статью о моем руководителе. Но я надеялась, что хоть какая-то часть моих ответов по существу будет опубликована как позиция стороны Слуцкера. Однако даже сами вопросы, которые мне присылал корреспондент, на 50% состояли из заявлений Сафаряна, Козлова и Магомедова, а меня лишь просили заявления этих господ прокомментировать. О какой объективности и нейтральной позиции Алексея Каменского может идти речь?

Вот тут человек открылся во всей красе. В ответ на мою официальную просьбу не использовать мои цитаты, посыпались фразы типа:

- «Еще раз прошу вас успокоиться и продолжать сотрудничество»,

- «Выражайте свою позицию, пожалуйста, отвечайте, вопросы остались важные» (какие – в каком году был основан Финвест?!),

- «Может быть, дело было совсем не так -- так скажите, Владимир Иосифович или вы, как оно было на самом деле» (а четырех посланных страниц с ответами на вопросы, сканов документов и 2-х часового интервью юриста для понимания «как оно было на самом деле» оказалось недостаточно?).

- На два дополнительных вопроса вы отвечать не стали, заявив о прекращении сотрудничества. Так что в соответствующих местах в статье будут слова "пресс-секретарь Слуцкера отказалась от комментариев".

- Если все же решите отвечать или предоставить слово самому Владимиру Иосифовичу, буду признателен. Крайний срок указан в предыдущем письме. (как трогательно!)

И, наконец, присланная в мой день рождения смска: «Здравствуйте, Екатерина (именно так, с маленькой буквы), вы получили мое письмо 12 июня, будете что-то отвечать?» :))

В общем, личное ли это хамство г-на Каменского, финансовый аспект его деятельности, знакомства ли руководства «Форбс» с акционерами «Искожа» - утверждать не берусь. Но что статья выйдет насквозь лживая, однобокая, и в пользу одного из участников процесса – абсолютно уверена. И я даже на 99% уверена, кто в статье будет изображен «белым и пушистым». Ну а по какой конкретной причине – знает только Алексей Каменский.

Источник: сетевой дневник Екатерины Шаталиной, 14.06.2012




Материалы по теме