Компромат
06.03.2012

Брутальный секс генерала Реймера

Главного тюремщика России обвиняют в домогательствах
Глава Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Александр Реймер стал фигурантом скандала: его бывшая секретарша пожаловалась в Следственный комитет на  сексуальные домогательства со стороны шефа и незаконную прослушку ее телефонов. Как уверяет заявительница, когда она отказала боссу, ее уволили и выселили с семьей из ведомственной квартиры. ФСИН скандальную историю не комментирует.

Следственный комитет России проводит проверку заявления 40-летней Екатерины Мишиной (копия имеется в распоряжении редакции, фамилия в интересах следствия изменена). Мишина работает в системе ФСИН с 2002 года: начинала службу охранником в столичном СИЗО № 5, затем перешла в административный аппарат УФСИНа по Москве. В 2007 году в звании майора она заняла должность старшего инспектора по особым поручениям аппарата прежнего директора ФСИН России Юрия Калинина.

— С Калининым у меня сложились хорошие отношения: когда Юрий Иванович узнал, что мы с мужем — пенсионером МВД — и маленькой дочерью ютимся в маленькой комнате общежития, то распорядился дать мне служебную квартиру, — рассказывает «Известиям» Екатерина.

Мишина утверждает, что спокойная жизнь у нее закончилась в августе 2009-го, после того как директором ФСИН назначили бывшего главу ГУВД Самарской области Александра Реймера. Тогда ему было 50 лет. Мишина стала его личным секретарем, но, по ее словам, новый шеф проявил к ней отнюдь не служебный интерес.

— Однажды в сентябре 2009 года Реймер засиделся в кабинете допоздна с гостем — тогдашним замминистра юстиции Алексеем Величко, — рассказывает «Известиям» Екатерина. — Когда посетитель ушел и я стала мыть посуду в крохотной кухне, туда зашел директор ФСИН.

По словам женщины, Реймер поинтересовался, как ее муж относится к тому, что она задерживается на работе, после чего предложил перевести их служебные отношения из плоскости «директор–подчиненная» в плоскость «мужчина–женщина».

— Он сказал: «Вы очень интересная женщина, и я не могу спокойно на вас смотреть!» — утверждает Екатерина. Я ему категорически отказала, после чего Реймер разозлился, пообещал «сломать» всех, кто встанет у него на пути, и посоветовал мне «хорошенько подумать».

По словам Екатерины, Реймер не оставлял попыток склонить ее к близости.

— Самые настойчивые предложения были в День угрозыска — 6 октября, а также 31 декабря, когда Реймер предложил мне с шампанским отметить праздник вдвоем, — вспоминает Мишина. — Я ему отказала, после чего он пригрозил выкинуть меня на улицу.

Экс-секретарша утверждает, что очередной инцидент с шефом у нее произошел в апреле 2010 года, в день ее рождения.

— Реймер в своем кабинете вручил мне букет роз и премию в 15 тыс. рублей, после чего силой притянул к себе, стал обнимать меня за плечи, гладить мою спину и целовать в губы, — вспоминает Мишина. — Я вырывалась и говорила, что никаких отношений, кроме служебных, у нас с ним быть не может.

После этого, по словам Екатерины, против нее начали собирать компромат — ее служебный телефон якобы был поставлен на незаконную прослушку.

— 18 февраля 2011 года меня и еще двух сотрудников вызвал к себе в кабинет Реймер и показал 250 листов распечатки наших телефонных разговоров, — утверждает Мишина. — Это были мои разговоры с подругами, в которых я позволяла себе некорректные высказывания в адрес Реймера. Он говорил, что, если нам не нравится его «рожа», мы можем катиться куда подальше.

 Женщина попыталась перевестись на работу в другое управление, но получила отказ. Устроиться в УФСИН Москвы ей также не удалось. В мае 2011 года она уволилась из ФСИН по собственному желанию. Вскоре работы лишился ее брат, после чего сократили и мужа, работавшего в одном из ЧОПов инкассатором. Женщина подозревает, что это последствия ее «отказа».

Летом 2011 года Мишина написала заявления в суд, Следственный комитет и Генеральную прокуратуру с требованием привлечь должностных лиц ФСИН и лично Александра Реймера за организацию незаконной прослушки, злоупотребления, превышение полномочий и сексуальные домогательства. Вскоре секретарша выяснила, что ее прослушивали оперативники ФСИН в рамках проверки сотрудников зеленоградской колонии-поселения по делу о коррупции.

— Я никогда не общалась с этими людьми, меня незаконно вписали в легальный список прослушки, которую санкционировал суд, — объясняет «Известиям» Екатерина.

Заявление Мишиной объединено с жалобами других бывших офицеров ФСИН — генерала Николая Стародубцева, полковника Виталия Наконечного и подполковника Сергея Гирича. Их подозревали в махинациях при закупке техники для нужд ФСИН на сотни миллионов рублей, но следователи состава преступления в их действиях не нашли. Офицеры также написали заявление о том, что их незаконно прослушивали по распоряжению Реймера.

["Совершенно секретно", февраль 2011, "Криминальный рубеж": Полковник внутренний службы Виталий Наконечный, начальник ФБУ «Главный центр инженерно-технического обеспечения ФСИН России», получил приказ директора ФСИН России Александра Реймера от 17 августа 2010 г. об освобождении от должности. При этом не за работу по ИСБ, а «за сообщение заведомо ложных анкетных данных и наличие близких родственников, постоянно проживающих за границей».

Оказалось, Наконечному инкриминировали, что в Англии живет его взрослая замужняя дочь, а на Украине — его отец и мать, и поэтому он не может занимать связанные с государственными секретами должности. [...]

Кроме того, Наконечного «уличили» в том, что он не записал в декларацию о доходах еще один свой автомобиль. Якобы для сокрытия иномарки он записал ее на свою жену. «Иномаркой» оказался автомобиль «Таврия», полученный семьей по линии соцобеспечения: у Наконечного еще двое детей — инвалидов детства, один из них — лежачий.

Подполковник внутренней службы Сергей Гирич был обвинен в «подмене документов». Дело в том, что в окончательном варианте единых технических требований (ЕТТ) он исправлял орфографические и грамматические ошибки, на которые указал директор ведомства, — вот вам и подмена! [...]

Когда в отношении неугодных офицеров началось служебное расследование, вокруг них стали происходить странные события. В начале июля на мобильный Гирича позвонил бывший сослуживец. В марте он был арестован по подозрению во взяточничестве и содержался в СИЗО.

— Звонил настойчиво, несколько раз, пришлось ответить, — рассказывает Гирич. — Здоровается и сообщает: «Ты передай там всем нашим, что идут большие разборки по закупкам прошлого 2009 года. Пусть будут поосторожнее!» Я попытался напомнить ему, что ни я, ни он к этим закупкам отношения не имели. А после разговора написал рапорт на имя замдиректора ФСИН Криволапова и начальника УСБ Горошко о том, что был такой звонок.

— В то же время на беседы стали вызывать подчиненных, предлалаги узнать и сообщить, «от кого шеф деньги получил», намекали, что иначе у коллег будут проблемы, — рассказывает Гирич. В результате Сергей Гирич обратился с заявлением в Генеральную прокуратуру РФ, в ктором рассказал, как ему самому рекомендавали дать «нужные» показания на Наконечного и бывшего начальника Стародубцева и намекали, что в противном случае будут проблемы с учебой сына. [...]

А 22 октября в кабинете Наконечного вдруг находят патроны к якобы его пистолету. У полковника действительно есть «наградной», но другого калибра. С ним в кабинете постоянно работают еще двое сотрудников. Пять лет назад Наконечный установил в кабинете две видеокамеры, мониторы — у дежурного. Патроны нашли в столе, за которым полковник уже два месяца не работал, он был в госпитале, перенес операцию. Казалось, видеозапись могла бы дать следователям богатую информацию, но она бесследно исчезла! — Врезка К.ру]


Глава ФСИН Александр Реймер историю своего секретаря не комментирует. Еще 10 февраля «Известия» направили в ведомство официальное письмо с вопросами, однако ФСИН на него не ответила. Неофициально в ведомстве заявили, что реакции на заявления бывшего секретаря не будет, потому что «обращений от сотрудников поступает много, невозможно реагировать на каждую жалобу».

Правозащитник Валерий Борщев считает, что скандал во ФСИН может быть не только «межличностным конфликтом» между начальником и подчиненной, но и противостоянием между кланами.

 — После прихода Реймера во ФСИН там шла внутриаппаратная борьба, которую он жестко пресек, — объяснил «Известиям» Борщев.

Председатель Национального антикоррупционного комитета России Кирилл Кабанов также полагает, что за этой нелицеприятной для главы ФСИН историей могут стоять его враги. Известно, что летом 2010 года ФСИН провела массовую ведомственную чистку — должностей тогда лишились 20 генералов и десяток сотрудников рангом ниже по всей России.

— Врагов у Реймера хватало: он действовал жестко, многие начальники лишились своих постов, — объясняет «Известиям» Кабанов.

Эксперт считает, что этот скандал не отразится на судьбе директора ФСИН — ему дадут завершить начатые им реформы тюремной системы: в России сексуальные скандалы на рабочем месте еще никогда не становились причиной для отставки высокопоставленного чиновника.



02 июня 2011 г. постановлением следователя по ОВД СО по Зеленоградскому административному округу ГСУ СК РФ по г. Москве Родченко Д.С. отказано в возбуждении уголовного дела по всем лицам, в отношении которых проводились ОРМ, на основании постановления судьи Рольгейзер В.Э. от 01.02.2011 г., кроме меня (Приложение 2).

На мои заявления в Мосгорсуд и СО по Зеленоградскому АО г. Москвы ГСУ СК РФ по г. Москве об ознакомлении с имеющимися материалами, касающимися проведения в отношении меня ОРМ по указанию Реймера А.А., я получила официальные ответы о том, что в Мосгорсуде таких материалов нет, т.к. они хранятся во ФСИН России (Приложение 3), а Зеленоградским СО в отношении меня «проверка не проводилась, решение не принималось» (Приложение 4).

В ответ на мое заявление в ФСИН России о предоставлении материалов, собранных в отношении меня в результате проведенных ФСИН России оперативно-розыскных мероприятий, мне пришла формальная отписка о том, что я не вправе ознакомиться с данными материалами, т.к. в отношении меня постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела не выносилось (Приложение ?).

После завершения моего прослушивания все надуманные Реймером А.А. подозрения в отношении меня не только не подтвердились, т.к. никаких реальных оснований для возникновения таких подозрений не было изначально, но даже процессуальным путем не проверялись. Собранные им материалы для правовой оценки моих действий в правоохранительные органы не передавались. Никаких процессуальных решений никакими правоохранительными органами в отношении меня в связи с подозрениями в преступной деятельности не принималось. Из этого следует вывод о том, что прослушивание моих телефонных переговоров было необходимо Реймеру А.А. не в целях пресечения преступной деятельности, как того требует законодательство, а в своих личных целях.

Возможности ознакомиться в соответствии со ст. 5 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности» (далее - ФЗ «Об ОРД») с материалами, негласно собранными в отношении меня сотрудниками ФСИН России, несмотря на мою недоказанную виновность, я до настоящего времени

Тем самым нарушено мое конституционное право на доступ к правосудию (ст.ст. 45, 46 Конституции РФ), и конституционный принцип равенства всех перед законом (ст. 19 Конституции РФ), т.к. другие лица, в отношении которых в возбуждении уголовного дела отказано, вправе знакомиться с материалами, как доследственной проверки, так и с материалами ОРМ, проведенных в отношении них и подготовить мотивированные жалобы со ссылками на материалы проверки.

Изначальной и единственной целью прослушивания моих телефонных переговоров являлось не выявление и пресечение возможной преступной