Компромат
04.02.2012

Премьер и его народ: «Что-то наш лидер совсем нас за скотов держит»

Премьер и его народ: «Что-то наш лидер совсем нас за скотов держит»
  • "ЕЖ", 31.01.2012

    Владимир Путин. Фото fastpic.ru
Путинг голодных рабочих организовывают жулики, олигархи и уголовники
ОНФ под руководством Вячеслава Володина придумал, как обеспечить голосование за Путина в первом туре: по всей стране будут собираться альтернативные митинги за Путина, добровольно и в едином порыве.

Сам по себе принцип не нов. Опробован донецкими братками для борьбы с Майданом, а также Сурковым и Ко – для борьбы с «оранжевыми революциями». Вот только непонятно, как то, что не удалось Суркову, удастся Володину.

Главный недостаток этого способа в нынешнем исполнении очень прост. Адресат подобного рода митингов не избиратель. Адресат – сам Путин. Главной их целью вовсе будет убедить не избирателя голосовать за Путина. Главная их цель – убедить Путина, что его любит избиратель, и под это дело распилить бабки и решить свои проблемы. Система достигла такой степени разложения, что принимает решения, работающие против нее самой.

Давайте рассмотрим это на простом примере.

24 января в Кемерово на территории завода «СДС-Маш» (быв. «Химмаш») прошел закрытый (!) митинг в поддержку Путина. Заходим на кемеровские форумы. Там обсуждают приезд Путина.

Отзывы: «Что-то наш лидер совсем нас за скотов держит»; «А почему они на коленях ниц не лежат» (это о фото с митинга); «Напишите ему коллективное письмо с просьбой больше не приезжать к нам».



Смотрим отзывы о митинге. Одни рассказывают, как начальство переодевалось в рабочую одежду; другие – как людей везли автобусами из Прокопьевска, чтобы они убежать не могли. Но лучший – в «Коммерсанте», от Андрея Колесникова. Рабочие сразу после выступления Путина бросились прочь, не оставшись даже на халявный концерт, потому что держали их, как скот, с утра, а Путин приехал после пяти. «Очень есть хочется», – объяснил Колесникову осчастливленный визитом Нашего Всего электорат.

Смотрим отзывы о заводе «СДС-Маш». Кемеровский сайт job42.ru. Пишет Владимир (7 января 2010 г.): «З/п платят самую маленькую в городе. Если не жалко свои нервы и интересна нищенская з/п – это ваше место».

Очаровательное место.

Смотрим дальше: самое массовое коллективное вступление в Народный фронт зарегистрировано в Кузбассе. Оказывается, еще в июне холдинг СДС поставил рекорд: о желании стать членами ОНФ заявили 39 тыс. его рабочих плюс 15 тыс. пенсионеров. В прессе это восприняли как очевидное палево, стебались все, кому не лень.

Кто же владелец СДС?

Вот российский «Форбс» от 2010 г. «Богатейшие бизнесмены России». Владимир Гридин – депутат Госдумы РФ от партии, кто бы мог подумать, «Единая Россия». Владелец холдинга СДС («Сибирский деловой союз»). Зампред комитета Госдумы по транспорту, что очень кстати: как раз вагоны делает и перевозчиком владеет. Состояние за 2010 год – 750 млн долларов. Состояние за 2009 – ноль. Правая рука – Михаил Федяев. Президент холдинга СДС. Состояние в 2010 г. – 750 млн долларов, состояние в 2009 г. – ноль.

Это еще не все. В 2009-м у нашего организатора массового пришествия 55 тыс. людей в ОНФ случился конфликт – бывшие компаньоны Гридина и Федяева Сергей Хачатурян и Виктор Величко обвинили их в захвате предприятия «Алтайвагон».

По версии Хачатуряна, он, Величко и Гридин были акционерами «Алтайвагона». Завод сливал прибыль в карманные структуры и накопил огромные долги в 70 млрд. руб. Когда Хачатурян начал задавать вопросы, его просто вычеркнули из реестра акционеров. А появились там некие другие физлица: Балдин, Николаев и Рычагов. Если это правда, то это даже не наглость – это сверхнаглость. У нас так давно не крадут. Это какая-то реминисценция 90-х, когда Анатолий Быков вычеркивал из реестра акционеров КраЗа компанию TWG.

Смотрим дальше. 11 декабря 2011 года – то есть меньше чем через полгода после массового вступления в ОНФ и за 40 дней до явления Путина – СДС совершает огромную сделку: покупает за 1 млрд. долл. кемеровский «Азот» – кусок распродаваемого «Сибура».

Это не единственная крупная сделка в этом году: в начале 2011 г. за несколько сотен миллионов долларов была куплена шахта «Листвяжная». Вопрос, откуда денежка? Свои доходы скромный «единоросс» Гридин зафиксировал в декларации – 2 млн. рублей.

На форумах панически обсуждают, что будет с «Азотом»: «Вот тут практически намедни СДС купил в Куртуково сельхозземли вместе с тамошним предприятием, им тоже говорили, что никто не пострадает, все буду работать, буренок переведут на лучшее кормление. В итоге коров под нож, людей «за борт». Вот другой форум: «Ну все...ждите увольнений и уменьшения з/платы».

Вообще самое удивительное – это именно отзывы на форумах об условиях работы в холдинге СДС. Честно скажу, я такого еще не видела никогда. Вот, например, «Танай» – горнолыжный курорт в Кузбассе. Куда же в век Путина без горнолыжного курорта!

Вопрос на форуме: «Кто что знает про Танай?». Ответы: «Танай принадлежит СДС!» (как будто этим все сказано). «На «Танае» работать невозможно. Отношение к сотрудникам как к рабам». «Весь СДС так и работает, ставят на ключевые посты родственников, жён (пусть даже бывших), любовниц и пр.».

Если вы думаете, что «Азот» последняя покупка СДС, то вы ошибаетесь. 27 октября 2011 г. СДС покупает «Радио спорт». А 26-го декабря выкладывает 162 млн долларов за 25% «Европейской Медиа Группы», в которую входит «Европа плюс».

Но, конечно, самая трогательная часть бизнеса депутата из ПЖиВ – это не покупка кусков «Сибура», разумеется, на честном аукционе, не обширное строительство, не «Европа плюс» под выборы. Там есть еще изумительно чистая и честная часть бизнеса.

Судя по информации на сайте компании СДС «ОАО «Холдинговая компания «СДС-Алко» создана для координации производства и реализации алкогольной продукции.

В состав ХК «СДС-Алко» входят ООО «Сибирская Водочная Компания», ООО Торговый дом «СДС-Алко», ООО «Сельские рынки Кузбасса», ООО «СДС-Фарма», ООО «Фармацевт». Под управлением холдинга находятся ОАО «Новокузнецкий ликероводочный завод», ОАО «Красноярский водочный завод».

Производственные мощности компании превышают 3 млн дал. Торговый дом «СДС-Алко» занимает 20% кемеровского рынка бухла. И дальше еще, на той же страничке, про «30 супермаркетов общей площадью более 3 000 кв. м.» и будущие «пять крытых сельских рынков общей площадью 10 000 кв. м.».

Не так давно у нас «нашисты» попытались организовать травлю Навального за то, что его родители владеют магазином, где, среди прочего, продается водка. Как они назовут 3 млн декалитров?

Я, собственно, о чем. Первое. После редкого единодушия, царящего в отношении СДС на кемеровских форумах, куда не забредали селигерские спамеры, я как-то не верю, что хозяева СДС радеют о Путине и тем более о народе. Ребята радеют о себе. Ребята затащили Путина, чтобы показать, какие они великие. Чтобы решить свои проблемы – а проблемы эти, если верить интернету и бизнес-сообществу, заключаются в том, что СДС – это карманная фирма Тулеева, которая мечет в рот все: девелопмент, водку, вагоны, удобрения, уголь, горнолыжные курорты. И так как Тулеев болен, то надо срочно «перебить крышу» и продемонстрировать крутость, иначе следующий губернатор сожрет именно их, а, конечно, не Зюзина и не Бокарева.

Второе – Путину-то это зачем? Любой помощник должен был сказать Путину: «Владимир Владимирович, это палево. Вот отзывы рабочих о компании: «нищенская зарплата», «нужны рабы». Они вас уже подставили, выставили на посмешище с этим массовым вступлением. У них там история с переписанными акциями. Это засада. Не ездите туда, потому что рабочие, с которыми обращаются, как со скотом, воспримут вас как ставленника министра-капиталиста-«единоросса»-Гридина. Там водка рекой: там 3 млн декалитров водки».

Но судя по всему у Путина нет референта, который умеет пользоваться Яндексом. У Путина есть референт, который возьмет бабло у людей, решающих с помощью Путина свои проблемы.

На мой взгляд, эти предвыборные визиты и митинги будут одним из мощнейших средств канализации недовольства уже лично к Путину. Потому как смешение жанров. Либо барин приезжает к холопам, и тогда холопов держат с утра на ногах в цеху, как в концлагере, не удосужившись даже покормить (эдакое пребывание в большом СИЗО в ожидании явления Путина). Либо кандидат приезжает к избирателям.

Признаться, я тут грустила о том, что 100-тысячный митинг – это, конечно, хорошо, но ведь 100 тысяч – это еще не весь народ. И пока народ не присоединится к нарождающемуся среднему классу – толка не будет. Как же расшевелить народ? Похоже, Володин и ОНФ взялись решить за оппозицию эту задачу.

****

Как я полюбила Путина за 500 рублей




Корреспондент Радио Свобода был одним из участников митинга в поддержку Путина на Поклонной горе. И получил за это обещанное вознаграждение.

...За несколько дней до акции я нашла объявление на сайте Massovki.ru. Там говорилось, что нужны люди для участия в митинге 4 февраля на Поклонной горе, оплата 500 рублей. И прилагался номер телефона. Трубку взял некий Максим, который попросил продиктовать свои паспортные данные. После этого он сказал:

- Встречаемся 4 февраля в 10:30 на станции метро "Университет". Наша группа едет на автобусе на Поклонную гору. Там обещали горячее питье, бутерброды и даже алкогольные напитки, чтобы не замерзнуть. Водку будут, скорее всего, наливать. От вас нужно, чтобы вы пришли. Тепло одевайтесь, захватите паспорт и ведите себя прилично, тогда все будет хорошо. Простоим где-то два часа. И, вы же понимаете, 500 рублей – это компенсация за проезд, - пообещал Максим.

В указанное время я была на станции метро Университет. Там уже собралось около пятидесяти человек: в основном молодые люди и пенсионеры. Некоторые из них стояли с листами бумаги – это список "массовки". Другие, не стесняясь, держали в руках таблички. На одной из них красным по белому было написано: "Валерий Титов. Поклонная". К ним изредка подходили сотрудники полиции, тихо о чем-то говорили. Организаторы отмечали присутствующих в списках, проверяли паспортные данные. И просили всех выходить на улицу.
 
- Мы там замерзнем ждать этот ваш автобус, - сопротивлялся молодой человек.
 
- Если вас здесь всех собрать, станции не хватит, - сказал один из организаторов.
 
- А в следующие выходные будет митинг за коммунистов, пойдешь со мной? - спросила меня рядом стоящая женщина и добавила, - Я вот всегда хожу, если по выходным делать нечего.
 
Около полудня организаторы вывели всех на улицу. Там стояло несколько автобусов. Рассаживали группами:

- Все, у кого бригадир Максим, в белый автобус, у кого Андрей – в желтый, - выкрикивал молодой человек, - И запомните их, а то потеряетесь там и денег не получите.
 
В автобусе бригадир Максим "своих" еще раз пересчитал. "У меня 67 человек", - отчитался он перед кем-то по телефону. Никаких инструкций сидящим в автобусе он не дал, никто ничего и не спрашивал, - видимо, все и так все знали, привыкли.
 
На Поклонную гору приехали вовремя. Там уже стояли несколько десятков таких же автобусов. Из них выходили люди с плакатами, спешили на митинг. Некоторые сразу на выходе из автобуса начали кричать "Путин – наше все".
 
После прохода через рамки бригадир нашей группы Максим о чем-то долго совещался с полицейскими. А потом повел нас – около пятидесяти человек – к месту митингa. Он быстро шел через толпу, многие из массовки теряли его из виду, отставали. Когда Максим остановился, группа сократилась до шестнадцати человек. Его это не смутило:
 
- Стойте здесь, при таком раскладе, может быть, вам сейчас деньги дадим, а потом еще добавим, - обнадежил он замерзающих людей.

Так наша группа простояла около часа. На всех дали два плаката с текстом "Не дадим разболтать Россию". Держали по очереди, никому не хотелось, чтобы его фотографировали с этой табличкой. Со сцены почти ничего не было слышно. Разрозненные группы нестройно скандировали "Нет оранжизму" или "Мы за Путина".
 
- Такие же, как мы, наверное, - сказала одна из девушек из нашей группы.
 
В конце отчетливо была слышна песня, под которую все уже танцевали вприпрыжку: было слишком холодно. Из динамиков раздавалось: "Я деревня, я село…"
 
На Поклонную гору люди заходили группами, как мы, и выходили точно также.
 
Неподалеку от нас стоял молодой человек с табличкой "Граждане РФ имеют право избирать и быть избранными". На вопрос, почему он здесь, а не на Болотной площади, он ответил:
 
- Здесь, смотрите, есть кого агитировать. Они ведь и не знают, что существует такая статья в Конституции. Да и такие тут лица, смешно смотреть.
 
Вот только никто на его плакат не смотрел. Впрочем, и своими транспарантами люди тоже мало интересовались. Я решила сфотографировать молодого человека с плакатом, в этот момент он только начал интересоваться тем, что на нем написано.  Оказалось: "Нет - хаосу, да - Путину".
 
Потом организатор Максим сказал: "Тут точно денег не дадут, надо дальше идти". И повел нашу группу в сторону сцены. По дороге растерялись еще несколько человек. Мы шли мимо разбросанных плакатов, прочего мусора. Некоторые группы уже радостно уходили с митинга, сворачивали плакаты.
 
- Им хорошо, у них деньги уже есть, - сказала девушка из моей "группы".
 
Бригадир Максим провел нас мимо сцены к шпилю около музейного комплекса. Дошли восемь человек. На этом наш митинг закончился:
 
- Стоим и ждем денег, - объявил Максим.
 
Туда же начали подходить другие группы. Бригадиры предлагали всем чай или водку. Так мы простояли около часа: денег все не было. Максим подпрыгивал и повторял: "Все нормально ребята, щас деньги будут".
 
Люди начинали злиться. Тут Максим исчез, вместо него пришел другой человек со списками в руках и скомандовал всем построиться рядами по десять человек, чтобы пересчитать.
 
- А вы чего сразу сюда приперлись, а не на "Университет". Не будет вам денег, идите отсюда, - кричал он.

- Ага, как же, мы мерзли тут два часа с вашими дурацкими плакатами и уйдем ни с чем. Нет уж! - возмущались люди.
 
Так мы простояли еще около часа. Пожилой человек из массовки все это время держал плакат "За Россию, за стабильность, за Путина". Многие так и ушли без денег, отчаянно ругаясь матом на бригадиров, полицейских и Путина.
 
- Сейчас приедет человек с деньгами, я ему позвонил, - сообщил бригадир. Люди уже напирали на него, кто-то лез почти с кулаками:
 
- Мы тут мерзли, а теперь в Госдуму на вас пойдем жаловаться, - кричала старушка, - отдайте нам деньги!
 
Затем бригадир показал в сторону черной "Волги" и сказал, что деньги для массовки там отсчитывают. Толпа накинулась на молодых людей, стоящих у машины. Те вяло отбивались:
 
- Деньги у нас есть, ага, а еще жены и дети. Чего вам надо-то, мы вообще не с вами, никакие мы не организаторы.
 
Потом бригадир опять приказал всем построиться, теперь уже по парам. Он сказал, что деньги везут. Люди ругались, мерзли, но все-таки стояли: после пересчета выяснилось, что изо всех групп остались всего 54 человека.
 
- Да я на вас Путину пожалуюсь, - кричал пожилой человек, кутаясь в шарф, - расскажу ему, какие у него организаторы!
 
Бригадир в это время отошел к молодому человеку, который, как выяснилось, наконец-то приехал и даже с деньгами. Раздавали по тысяче рублей на двоих. И люди бежали в сторону метро.
 
Мы заметили несколько автобусов с массовкой и такие же толпы около них: кто по парам, кто рядами. Их тоже пересчитывали бригадиры.
 
- Я на митинги просто так не хожу, - призналась мне женщина из моей группы, с которой у меня была одна купюра на двоих, - я все-таки за Путина, не пишите про него плохое, пожалуйста.

Ирина Чевтаева

Источник: "Радио Свобода", 04.02.2012