Компромат
24.01.2012

Медвежьи услуги. Юридические

Роман в соглашениях между РФФИ и малоизвестной фирмой
Не так давно «Новая» сообщила о том, что теперь Российскому фонду федерального имущества (РФФИ) официально разрешено заниматься предпринимательской деятельностью, и обещала рассказать, как фонд тратил свои деньги раньше, до перехода на бюджетное финансирование. Рассказываем.

Исторический эксперимент с имуществом

История самого ведомства далеко не однозначна. Долгое время, несмотря на статус специализированного госучреждения при правительстве, де-факто оно работало как коммерческая структура: получало комиссионные с продаж и на это жило. В 2006 году до него докатилась волна борьбы с художественной самодеятельностью, и фонд перевели на бюджетное финансирование. Все деньги — в бюджет, все блага — оттуда. Но на казенных харчах структура не протянула и года, поэтому правительство наделило ее правом заниматься коммерцией.

Поскольку это весьма занимательно, планы у фонда самые серьезные. И в том, что касается коммерции, и в том, что относится к его профильной деятельности. Если в этом году РФФИ планирует принести в бюджет 41 миллиард рублей, что относительно немного, то в недалекой перспективе, когда в полную силу заработает законодательство, позволяющее свободно продавать земельные, лесные и водные ресурсы, цифры увеличатся на порядок. Сам глава РФФИ Петров говорит, что хочет превратить фонд в универсального агента по продажам имущества — государственного и не только.

Значит, РФФИ и в будущем продолжит контролировать один из важнейших источников пополнения государственного бюджета, а также станет главным участником грядущих земельного, лесного и водного переделов. И вопрос о том, как нынешняя управленческая команда распоряжается деньгами — государственными или своими, фондовскими, — далеко не праздный.

Напомним, например, что в начале 2005 года отдельным высокопоставленным сотрудникам фонда были куплены квартиры в Москве на общую сумму более чем 1,7 миллиона долларов. Но это можно понять — каждый человек желает блага себе, а также своим близким и коллегам. Зато история взаимоотношений фонда с известным адвокатским бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» (ЕПА), а также куда менее известной фирмой ООО «Медведь», с которой РФФИ в течение 2005 года заключил девять договоров об оказании правовой поддержки на общую сумму 2 млн 115 тыс. долларов, заслуживает отдельного рассказа.

Заслуживает хотя бы потому, что на этом частном примере видно, какие нетривиальные схемы подчас использует руководство фонда. А ведь РФФИ — монополист в сфере продажи государственного имущества. Таковым он был и остается с момента создания — с февраля 1992 года. То есть именно с этой организацией связана вся неоднозначная история приватизации в России.

«И партнеры»

Как известно, правовое управление РФФИ с ноября 2004 года возглавляет Саввин Виктор Юрьевич. В то же время в реестре адвокатов Адвокатской палаты Санкт-Петербурга указано, что Саввин Виктор Юрьевич является действующим адвокатом (номер в реестре 78/1442) и трудился в адвокатском бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» (ЕПА). Эту информацию нам подтвердили и в адвокатской палате. В ЕПА же нам сообщили, что некто Саввин Юрий Викторович действительно работал у них раньше, но ушел из бюро не позднее ноября 2004 года.

Предположим, что речь идет не о совпадении. Тогда получается, что Саввин В.Ю. был принят на работу в РФФИ в статусе действующего адвоката, что прямо противоречит пункту 1 статьи 2 закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». Адвокаты, как и депутаты, не могут заниматься по совместительству любой другой деятельностью, кроме сферы чистого творчества.

Впрочем, даже и в этом случае нарушение закона может быть «чисто техническим» — ну забыли вычеркнуть человека из реестра. В конце концов, сложно предположить, что глава правового управления РФФИ по сей день имеет адвокатскую практику.

Вопрос можно было бы считать закрытым, если бы Саввин до перехода на государственную службу работал в любом другом адвокатском бюро. Но ЕПА — организация, далеко не чуждая РФФИ. Напротив, после прихода Саввина фонд начал с ней активно сотрудничать.

Возьмем, к примеру, соглашение № 11951 от 1 февраля 2005 г. От лица РФФИ его подписывал первый зампред Коробов А.В., однако глава правового управления, то есть Саввин, обозначен как «ответственное лицо доверителя, уполномоченное <…> согласовывать отдельные условия, включая, при необходимости, вознаграждение». То есть ЕПА получило причитающиеся по договору 17 195 долларов при непосредственном участии своего бывшего сотрудника.

Оценивать эту коллизию можно по-разному. С одной стороны, как типичное для многих сегодняшних руководителей желание работать исключительно с проверенными людьми. С другой, говоря языком юристов, как «сделку с заинтересованностью».

В распоряжении редакции есть и другое соглашение РФФИ с ЕПА, от 12 ноября 2004 года. Сумма вознаграждения — 99 802 доллара. Но интересна не она, а предмет договора. Это нужно цитировать:

«Предметом договора является оказание юридических услуг по вопросам, связанным с деятельностью заказчика (РФФИ. — А.П.), по реализации арестованного имущества, в том числе акций ОАО «Юганскнефтегаз». <…> Обязанности исполнителя в рамках данного задания сводятся к даче рекомендаций по отдельным вопросам, без анализа ситуации в связи с организацией и проведением конкретных торгов в целом».

В договоре вполне логично делается ссылка на то, что исполнитель только и может давать советы по отдельным вопросам, потому что заказчик не имеет права дать ему всю документацию исходя из грифов секретности. Не исключено также, что отдельные рекомендации оказались весьма ценными, — в этой мысли укрепляют всем хорошо известные итоги аукциона. Однако неясно, почему РФФИ понадобилось покупать эти рекомендации почти за сто тысяч долларов. Организация торгов — самая что ни на есть профильная деятельность РФФИ, для юридической поддержки которой и существует в структуре фонда правовое управление.

Впрочем, квалификацию юристов ЕПА никто сомнению не подвергает, и если уж РФФИ не справлялся своими силами, то мог прибегнуть к их услугам. Тем более что случалось это нечасто.

«Медведь» и фонд имущества

Роман в соглашениях, который сложился у РФФИ с куда менее известной юридической фирмой ООО «Медведь», требует тщательного изучения. Потому что вызывает сомнения не только целесообразность расходования больших денег, но и законность проведенных операций.

Взять, к примеру, соглашение 270/51561 от 26.10.2005 по представлению интересов РФФИ по двум делам в Арбитражном суде г. Москвы, Девятом арбитражном апелляционном суде и Федеральном арбитражном суде Московского округа. Есть в нем весьма любопытный абзац: «Если кассационная инстанция направит дело на новое рассмотрение, то стороны подписывают дополнительное соглашение по настоящему договору». Что ж, есть такое соглашение, оформленное, кстати, тем же числом и содержащее еще более любопытную формулировку: «Если Федеральный арбитражный суд Московского округа примет новый судебный акт об удовлетворении иска по делу, либо судебные акты по удовлетворению иска останутся в силе, то:

По соглашению сторон денежные средства <…> засчитываются в качестве платы по другому договору, подписанному сторонами.

При отсутствии задолженности по иным договорам поверенный обязывается возвратить доверителю указанную сумму».

Казалось бы, все логично: проиграл суд — верни деньги. Однако если взять за аксиому тот факт, что соглашение с обеих сторон готовили квалифицированные юристы, то они не могли не знать о том, что Гражданский кодекс прямо запрещает ставить вопрос оплаты договора в зависимость от еще не принятого решения суда или государственного органа. (В противном случае это была бы феерия коррупциоемкости — угадайте, куда пошли бы люди, у которых подвисли деньги в связи с решением, которое должен принять чиновник.)

Зачем надо было допускать такой ляп? Понять однозначно невозможно, попробуем предположить. Согласно договору, сумма оплаты услуг — а именно 350 тысяч долларов — была разбита на два транша: 170 тысяч — за первичное ознакомление с делами и 180 тысяч — за представление интересов фонда в судах разных инстанций.

Не будем даже обращать внимание на то, что 170 тысяч у.е. за простое ознакомление с материалами дела — мягко говоря, перебор. Посмотрим лучше на акт сдачи-приемки № 300 от 31 декабря 2005 года. Стороны сошлись на том, что сотрудники ООО «Медведь» квалифицированно ознакомились с материалами дела и честно отработали свои… 170 тысяч долларов. А где еще 180 тысяч, переведенных на счет ООО в октябре? Вопрос, на который пока нет ответа.

Фонд и обиженные

Еще меньше ясности с тем, что вообще побудило фонд нанимать сторонних юристов для работы над делами, в которых РФФИ, судя по всему, вообще не является одной из сторон. Если верить сайту Арбитражного суда г. Москвы, истцами по делу № А-40-35718/03-125-351, указанному в соглашении, выступают физические лица Галковская В.С. и Кузнецова В.Г., ответчиком — ООО «Лира-Люкс».

Не менее любопытно и то, что акт сдачи-приемки по этому поводу подписан 31 декабря. Нет, чудеса в канун Нового года у нас случаются: «Роснефть» вот в свое время купила «Байкалфинансгрупп» с потрохами в виде «Юганскнефтегаза». Никто не мешает ударникам капиталистического труда одновременно подписывать договоры и разливать новогоднее шампанское. Но для РФФИ последний день уходящего 2005 года был своеобразной точкой невозврата, после которой организация переходила с хозрасчета на бюджетное финансирование. При этом счета фонда переводились из ЦБ в федеральное казначейство, а вся прибыль уходила в бюджет. Пока этого не произошло, очевидно, надо было закрыть ряд вопросов. В том числе и по «Медведю».

Проанализированное выше соглашение не уникально — в том смысле, что оно такое не одно. Есть аналогичные, а есть и другие, с новыми нюансами. Прекрасный образец — соглашение № 270/28493 от 30 сентября 2005 г. по представлению интересов РФФИ в Федеральном арбитражном суде Московского округа по делу № А-40-28493/04-63-266.

За обилием малопонятных цифр и букв скрывается вполне прозаическая история. На сайте Арбитражного суда г. Москвы можно прочитать, что истцом выступал некий гражданин — предприниматель Петухов М.В., а ответчиком — РФФИ. Чем фонд так обидел предпринимателя, доподлинно неизвестно, зато известна сумма иска заявления: 1 330 738 рублей. Миллион, конечно, на дороге не валяется, и проигрывать его первому встречному предпринимателю не хочется. Однако по условиям договора с «Медведем» его вознаграждение за услуги составило 2 739 695 руб. — то есть вдвое больше того, на что претендовал г-н Петухов. При таком раскладе соглашение об оказании правовой помощи можно переименовать в соглашение о спонсорской поддержке. Учитывая статус фонда, возможны и более жесткие формулировки.

Словом, вопросов у нас накопилось великое множество. Мы переадресовали их в РФФИ. И получили официальный ответ, суть которого сводится к тому, что ничего не было, то есть не заключалось и не выплачивалось, законодательство не нарушалось. Что ж, это тоже позиция.

По информации «Новой», по якобы несуществующим документам, имеющимся в распоряжении редакции, в настоящее время проводится проверка по линии двух органов: Министерства экономического развития и Генеральной прокуратуры. «Новая» будет следить за развитием событий.

****

РФФИ утверждает, что соглашение №11951 не заключалось


****


ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
РОССИЙСКИЙ ФОНД ФЕДЕРАЛЬНОГО ИМУЩЕСТВА

Заместителю главного редактора
«Новой газеты»
О.Н.Хлебникову

Уважаемый Олег Никитьевич!

На Ваш запрос № HГ-218/4 от 13.12.2006 сообщаю следующее.
1.Каких-либо данных об участии указанного в Вашем запросе лица  (после начала работы в Фонде) в адвокатской деятельности, получении вознаграждения или заключении сделок (в качестве адвоката или в рамках адвокатских образований) не имеется.

2.Упомянутое Вами соглашение за № 11915 от 01 февраля 2005 г. Фондом не заключалось. Каких-либо данных о фактах невыполнения требований законодательства о заключении сделок с заинтересованностью не имеется.

3.По упомянутому в Вашем запросе соглашению от 30 сетября 2005 г. организациям, взаимодействующим с Фондом, какое-либо вознаграждение не причиталось и не причитается.

4.Фонд не участвовал в деле Галковской B.C., Кузнецовой В.Г. и ООО «Лира-Люкс» и, соответственно, не привлекал кого-либо к оказанию правовой помощи по этому делу.

Начальник Управления
общественных связей и   
информационной политики                                                Н.Н.Николаев

****

Титульный лист этого соглашения



****

Соглашение об оказании
правовой помоши

Москва                                                                              1 февраля 2005г.

Адвокаты Санкт-Петербургского адвокатского бюро Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры в лице Кузнецовой Елены Владимировны (в дальнейшем именуемые "Поверенный"),  с одной стороны, и Российский Фонд Федерального имущества в лице Первого Заместителя Председателя Коробова Алексея Валерьевича, действующего на основании доверенности, (в дальнейшем именуемое "Доверитель"),
подписали настоящий Договор о нижеследующем.

1ПРЕДМЕТ ДОГОВОРА

1.1 Поверенному поручается оказание правовой помощи Доверителю в связи с рассмотрением в апелляционной и касационной инстанции жалобы жалобы Доверителя по делу.

1.2 Доверитель обязуется выдавать указанным Поверенным лицам доверенности и снабжать их необходимыми документами и информацией для выполнения поручения.

1.3 Ответственным(и) лицом(и) Доверителя для сотрудничества с Поверенным в связи с настоящим Договороми единственными лицами, уполномоченными Доверителем давать Поверенному конкретные поручения и указания, предусмотренными Договором согласовывать их отдельными условиями, включая, при необходимости, Вознаграждение,является: Начальник Правового Управления Российского Фонда Федерального Имущества.

1.4 При выполнении поручений Поверенный вправе по своему усмотрению предпринимать любые необходимые действия в частности, направлять претензии, вести переговоры, предъявлять иски в суды и арбитраж в России и зарубежом, обращаться стребованием о применении обеспечительных мер и реализовывать все иные полномочия стороны в процессе, урегулировать разногласия во внесудебном порядке, обращаться за принудительным исполнением решений юрисдикционных органов.

2. ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ

2.1 Доверитель обязуется выплатить вознаграждение за оказанную юридическую помощьв размере 17 195,00 (Семнадцать тысяч сто девяносто пять долларов США)в рублях по курсу ЦБ РФ на дату платежа, НДС не облагается. Стороны подтверждают, что оплата вознаграждения и расходов никоем образом не зависит от конечного результата исполнения поручения, если иное не оговорено в письменном виде.

2.2 Денежные суммы, указанные в п.п. 2.1 настоящего Договора заключают в себя как вознаграждение Поверенного, так и компенсацию всех рссходов Поверенного.

2.3 Поверенный прилагает усилия для  выполнения поручений Доверителя наиболее экономным образом с соблюдением необходимых и разумных, по представлениям Поверенного, требований к качеству и срокам, если такие требования не согласованы специально.

****

Банковская платежка к нему



****

Акт сдачи-приемки


****


АКТ СДАЧИ ПРИЕМКИ № 12951/0705 от 19 июля 2005года
к Соглашению об оказании правовой помощи_____от 01 февраля 2005г.

Правовая помощь на указанную сумму 17,195.00 (семнадцать тысяч сто девяносто пять, 00/100) долларов США оказана адвокатами Санкт-Петербугского Адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и Партнеры" в срок и надлежащим качеством.

От Испонителя "Услуги передал"

От Заказчика "Услуги принял"

Если настоящий акт не был оспорен в течении тре дней с момента его предоставления, то он считается подписанным клиентом.


Полухин Алексей

****

Кто угнал "моторолы"?

По всей стране всплывают конфискованные мобильники, исчезнувшие при непонятных обстоятельствах

Напомним, в марте этого года правоохранительные органы изъяли около 167,5 тысячи мобильных телефонов Motorola, ввезенных в Россию по заказу компании «Евросеть», мотивируя тем, что они являются контрабандными. После долгих разбирательств было установлено, что партия телефонов легальна. Действия сотрудников МВД сочли неправомерными.

Тогда милиционеры нашли новое оправдание произошедшему: мол, теперь «Моторолы» контрафактны и вредны для здоровья россиян.

«Евросеть» и Motorola общими усилиями дали отпор неугомонным сотрудникам МВД, доказав, что все нападки со стороны милиции — попытка оправдать собственные незаконные действия. В итоге большая часть телефонов была возвращена законным владельцам.

Однако 50 тысяч Motorola С115 все же было решено уничтожить в связи с несоответствием телефонов российским стандартам качества — ну, для сохранения лица. Казалось бы, все точки над «i» давно расставлены.

Но события последних дней свидетельствуют об обратном: 19 октября прокуратурой Москвы было возбуждено уголовное дело № 376278 о хищении мобильных телефонов Motorola C115, которые должны были быть уничтожены. У прокуратуры есть все основания полагать, что 30 из 50 тысяч телефонов были похищены и вновь реализованы.

Чтобы прояснить некоторые детали прогремевшей с новой силой истории по делу мобильных телефонов Motorola C115, редакция «Новой» связалась с управлением «К» МВД. От комментариев по факту возбуждения уголовного дела сотрудники милиции отказались, однако заверили, что все 50 тысяч телефонов были уничтожены на территории МГУП «Промотход». «Если не верите, спросите у своих коллег. Журналисты были приглашены на мероприятие», — сказали в управлении «К».

Действительно, в прессе не раз упоминалось о том, что телефоны уничтожались на МГУП «Промотход», по телевидению показывали кадры операции — одним словом, телефоны, вроде как без сомнений, были уничтожены. Вопрос только в том — сколько?

На глазах журналистов было уничтожено не больше двадцати контейнеров, в каждый из которых помещалось около тысячи трубок. Что случилось с остальными телефонами, никто точно не знает.

В управлении «К» нас долго убеждали, что присутствовать при уничтожении оставшихся тридцати контейнеров на МГУП «Промотход» никто никому не запрещал и журналисты были допущены к процедуре во все три дня.

Сотрудники МГУП «Промотход», однако, заявили, что никакие телефоны на их территории не хранились и уж тем более не уничтожались. А потом добавили, что вообще не занимаются хранением и уничтожением продукции, а лишь оказывают транспортные услуги. В этом случае учет уничтожаемой продукции сотрудники МГУП «Промотход» вряд ли ведут и какой-либо ценной информацией по делу краденых «Моторол», скорее всего, не располагают.

Можно предположить, что управление «К» МВД, вместо того чтобы уничтожить оставшиеся 30 тысяч мобильников, втайне ото всех распродало их по дешевке. Как выяснилось, эта версия, скорее всего, неверна.

В соответствии с российским законодательством сотрудники МВД должны были передать конфискат другой государственной структуре, а именно специализированному государственному учреждению при правительстве РФ «Российский фонд федерального имущества» (РФФИ). В соответствии с постановлением правительства РФ от 19 апреля 2002 года № 260 «О реализации арестованного, конфискованного и иного имущества, обращенного в собственность государства» федеральные органы исполнительной власти передают РФФИ обращенное в собственность государства имущество для его учета, оценки и реализации. Таким образом, конфискат находился в ведомстве РФФИ как уполномоченного представителя государства, а не управления «К» МВД, как считает общественность.

Поскольку реализовать можно лишь контрабандную продукцию, соответствующую российским стандартам качества, а контрафакт, являющийся некачественной поделкой, подлежит уничтожению, злополучные 50 тысяч телефонов Motorola C115 должны были быть утилизированы. Очевидно, операцию по уничтожению партии «Моторол» проводили именно представители РФФИ.

Конечно, сотрудники управления «К» МВД не могли не присутствовать при уничтожении мобильников, и наверняка им лучше других известно, какая участь постигла 30 тысяч «выживших» телефонов. Но никакую официальную информацию по поводу происходящего милиционеры не сообщают, чем дают пищу для домыслов. Тень подозрения в первую очередь упала именно на МВД, в то время как РФФИ оставался на периферии общественного внимания.

Кстати, весьма странным в этом контексте выглядит убийство начальника управления реализации конфискованного, арестованного и иного имущества РФФИ Сергея Королько, произошедшее в Новосибирске 11 апреля, как раз в разгар скандала с Motorola. Следствие склоняется к версии, что оно было заказным.

Спустя две недели после гибели Королько, 26 апреля, исчезает крупная партия подлежащего уничтожению контрафакта. Возможно, это лишь совпадение, ведь доказательств взаимосвязи двух преступлений пока нет. Тем более что человек, занимающий такую должность, по определению оказывается ввязанным в самые разные конфликты. А ведь история с Motorola — не первая и не единственная, где фигурируют РФФИ и конфискованные мобильные телефоны.

В любом случае то, что крупная партия мобильных телефонов могла испариться с территории МГУП «Промотход» без ведома как управления «К» МВД, так и РФФИ, представляется маловероятным. Легче предположить, что оставшиеся телефоны на место «казни» просто не доставили. При этом опять же ответ на вопрос, могло ли такое произойти без ведома вышеупомянутых структур, довольно-таки очевиден.

Напомним, все телефоны Motorola C115, изъятые управлением «К» МВД у «Евросети» на Шереметьевской таможне, хранились на складе ООО «Спектр», принадлежащем компании «Евросеть-опт». Судя по всему, там они и ожидали своего судного часа.

Прокуратура пока отказывается называть фигурантов дела и как-либо комментировать происходящее, ссылаясь на тайну следствия. Известно лишь, что сотрудники управления по расследованию преступлений в сфере экономики и должностных преступлений прокуратуры Москвы обратились к операторам сотовых компаний с запросом проверить IMEA-номера краденых телефонов (уникальный номер каждого телефона, по которому оператор может идентифицировать мобильный телефон).

Крупнейшие операторы сотовой связи не признают, что помогают следствию. При этом пресс-секретарь «Вымпелкома» как-то обмолвился, что все сотовые компании часто выполняют запросы правоохранительных органов, связанные с проверками идентификационных номеров телефонов, но в каких целях это делается, правоохранители умалчивают.

«Мы всегда оказываем содействие и работаем в тесном сотрудничестве с регулирующими, правоохранительными органами России, но в данном случае мы не имеем к расследованию никакого отношения», — сообщил «Новой» пресс-секретарь компании Motorola Кирилл Лубнин. Он также добавил, что о хищении телефонов их компании стало известно из средств массовой информации и он располагает только теми данными, которые были опубликованы в газетах, информационных лентах или озвучены на радио, — ни больше ни меньше.

Краденые телефоны обнаружены в нескольких регионах России, в том числе в Екатеринбурге и Краснодаре. Они продавались вдвое дешевле обычной цены и шли нарасхват. Будут ли изъяты из оборота краденые телефоны и возместят ли их покупателям убытки — неизвестно.

Сведовая Наталья

Источник: "Новая газета", 30.10.2006