Компромат
17.04.2019

Юрист Артур Кокаев украл 46 млн рублей на подделке судебных документов

Юрист Артур Кокаев украл 46 млн рублей на подделке судебных документов
  • Текст и фото «Росбалт»

     

    Кантемир Карамзин (ранее Артур Кокаев). Фото "Ъ", Dp.ru

Мошенник, выселивший фонд Сороса, сменил имя на «Кантемира Карамзина» и бежал в США

Балашихинским городским судом арестован 48-летний юрист и адвокат Кантемир Карамзин (ранее Артур Кокаев). Ему вменяется покушение на мошенничество в особо крупном размере.

Карамзина задержали на прошлой неделе, как только он вернулся в Москву из США. Там он  находился длительное время и не являлся на запросы следствия. По требованию силовиков дело адвоката рассматривалось в Подмосковье из-за имеющихся у него связей в московской судебной системе.

По данным правоохранительных органов, противоправную деятельность обвиняемый вел с 2007 года. Действовал Карамзин преимущественно по одной и той же схеме — подделывал документы и с помощью связей в судебной системе добивался вынесения решений в свою пользу. Только по рассматриваемому делу Карамзин подозревается в хищении 46 млн рублей. Следствие проверяет на причастность юриста к аналогичным преступлениям.

Себя Карамзин называет юристом, правозащитником, адвокатом и даже блогером. С подписчиками делится не только успехами в судебных разбирательствах, но и своей личной жизнью.  Однако в СМИ его имя преимущественно упоминается в спорах, где пострадавшая сторона заявляет о подделке документов.

Самый громкий и резонансный случай — выселение в 2000-х гг. из здания на Озерковской набережной фонда Сороса, деятельность которого в итоге была прекращена в России. Спорные разбирательства длились в общей сложности два года. Кантемир прибегал к разным способам отъема здания, в том числе к рейдерству.

В 2019 году имя юриста всплыло в скандале с участием экс-директора крупного домостроительного комбината — Владимира Копелева. От бывшего управленца компания, интересы которой представляет Карамзин, требует выплаты 15 млрд рублей. Владимир Копелев о таких суммах не знал, пока не начались судебные разбирательства, говорит, что никакие документы не подписывал. Несмотря на это, все его счета арестованы, а вместе с этим финансовой поддержки лишись десятки пенсионеров и ветеранов труда, которым он через фонды оказывал поддержку много лет.