Компромат
25.04.2019

Арестован Алексей Хотин, но не его активы

Перекрестные долги мешают взыскать награбленное в банке Югра
Сонная держава наша банкротства банка Югра даже и не заметила. Хотя в истории страны не было банка, в котором украли бы сразу столько. А сколько это — 170 млрд рублей? Чтобы хоть как–то осознать масштабы хищений — это бюджет Самары за 12 лет, а Пензы — за 14. Это почти вдвое больше, чем годовые расходы бюджета Российской Федерации, скажем, на охрану окружающей среды или на культуру. Да, что там культура?! На эти деньги весь Следственный комитет РФ может жить припеваючи 5 лет!

Юрий Георгиевич Хотин понял, что деньги не пахнут еще в 90-е, занявшись в Белоруси импортом косметики, — организовал под видом благотворительности контрабандные каналы через белорусскую границу.

Но из Белоруси в 1997 году пришлось вместе с возмужавшим сыном Алешей перебираться в Москву — страсть батьки Лукашенко к дисциплине мешала работать. Удивительным образом в столице оказалось множество богатых и доверчивых людей — началась феерическая карьера: рейдерские захваты недвижимости следовали один за другим.

Прием использовался один и тот же: войти в доверие к жертве, стать "своим", понять внутреннюю кухню. Для этого нужно приобрести небольшой пакет акций, стать младшим партнером, можно даже начать с аренды у жертвы части помещений. Затем внезапно начинаются налоговые проверки, подключаются правоохранительные органы, работа захватываемого предприятия парализуется. Это значит одно — плацдарм подготовлен: внутри найдены штрейкбрехеры, всюду поставлена прослушка, внедрены свои люди, компромат собран, готова своя охрана. Теперь акции можно скупать за бесценок или просто отбирать, проводить собрания акционеров, не пуская на них неугодных, остановленное предприятие можно признать банкротом и скупить за копейки активы. Можно все! Доходность такая, что дружить с тобой мечтают прокуроры!

Жалкие попытки жертв возбудить уголовные дела, разумеется, кончались ничем. Однако истории с захватом Московского мыловаренного завода и последовавшим за ним покушением на его владельца Завертяева, отжим здания в Лубянском проезде у подзазевавшегося ветерана МВД Михайловского, захват здания бывшего завода "Синтез" и так далее и так далее, привели к удивительному. Не к кому было втираться в доверие, репутация Хотиных бежала впереди них.

Поскольку грабить частных предпринимателей стало затруднительно, в 2012 году было принято единственно верное решение — грабить государство.

В конце 2012 года Юрий Алексеевич Хотин приобретает Югру — крошечный региональный банк, занимающий почетное 261 место в рейтинге. Всякий знает, если на районе открывают красивый офис со словом "Банк" на вывеске, туда надо спешно нести трудовые. Выбираешь, где проценты поболе и бежишь, риску нет никакого — застраховано государством. Всего за пять лет банк Югра умудрился выудить у граждан по всей стране 200 млрд рублей и вошел в заветное число 30–ти крупнейших банков России.

В начале 2016 года заспанный Банк России запретил Югре прием новых вкладов. Не растерявшись Югра продолжила привлекать деньги путем продажи доверчивому населению своих собственных акций.

Хотины немедленно обжаловали недружественные шаги и тут уже неспешно стали вести тяжбу, доведя дело до Верховного суда. В результате затяжных и, разумеется, проигранных Хотиными арбитражных процессов банк был признан банкротом лишь осенью 2018 года: сроки оспаривания сомнительных сделок упущены, а добрая сотня заемщиков банка по щелчку пальцев одномоментно ушла в банкротство.

Летом 2017 года Банк России наконец отозвал у Югры лицензию и направил в суд заявление о банкротстве разворованного банка. Хотины немедленно обжаловали недружественные шаги и тут уже неспешно стали вести тяжбу, доведя дело до Верховного суда. В результате затяжных и, разумеется, проигранных Хотиными арбитражных процессоы банк был признан банкротом лишь осенью 2018 года, сроки оспаривания сомнительных сделок упущены, а добрая сотня заемщиков банка по щелчку невидимых пальцев одномоментно ушла в банкротство.

В результате банкротства Югры государство, в лице Агентства по страхованию вкладов, выплатило гражданам страховое возмещение — 170 млрд рублей.

Хотины выдали деньги вкладчиков кредитами 120–ти техническим фирмам–заемщикам, управляемым одними и теми же структурами. Подконтрольные фирмы далее пустили эти средства на скупку недвижимости (один гостиничный комплекс "Москва", например, стоит 70 млрд рублей) и 62 нефтяных компаний (АО "НК Дулисьма", АО "Каюм нефть", нефтяной холдинг Exillon Energy PLC, ООО "Техойл", АО "Негуснефть", ЗАО "Нэм Ойл", ОАО "Иреляхнефть", ООО "Компания Полярное Сияние", ОАО "Тендерресурс", ООО "Дримнефть" и т.д.). При этом все выдачи кредитов удачно маскировались соответствующими договорами поручительства и залога имущества. Таким образом в схеме участвовали 250 компаний. Схематозники регистрировали все свои акционерные общества у одного регистратора (АО РК "ЦЕНТР-ИНВЕСТ"), а все залоги оформляли у одного нотариуса (Тарасовой).

Небольшие примеры, иллюстрирующие вышесказанное: в мае 2017 года банк Югра заключил соглашение о переводе 1 млрд рублей долга с АО "Негуснефть" (чистые активы за 2017 год — 19,5 млрд рублей; обладает лицензией на добычу нефти Варыгинского лицензионного участка Ханты–Мансийского автономного округа, размер запасов нефти — 20 млн тонн) на техническую компанию ООО "АвтоТрансСиб" (чистые активы за 2017 год — минус 32 млн рублей; признана банкротом 26.04.2018).

В июле 2016 банк Югра выдал кредит 60 млн долл технической компании ООО "Стройбизнесгрупп", которая немедленно перечислила полученные 60 млн долл на погашение старого долга компании Джармбент Холдингс Лимитед перед банком Югра.

Все дело в том, что Джармбент Холдингс Лимитед предоставил Югре в залог акции Exillon Energy PLC, с 2009 года торгующиеся на Лондонской фондовой бирже.

Из сотен подобных незамысловатых схем и состоит хищение 170 млрд рублей. Это, чтобы никто не думал, что для таких грязных дел нужно быть финансовым гением. Нет, нужно лишь быть уверенным в безнаказанности.

Что–же в итоге? — Почти 40 тыс пострадавших кредиторов: вкладчиков (тех, что держали в банке больше страховой суммы в 1,4 млн рублей) и юридических лиц (тут оставили только безобидных, а то еще пристрелят ненароком). Главный пострадавший — бездонный карман государства.

Хотины же продолжили как ни в чем ни бывало управлять недвижимостью и нефтяными активами, с легкой грустью вспоминая былые деньки, когда за пять лет активы выросли в 30 раз. Но и банк–банкрот не остался без их попечительства. Хотины принялись одновременно банкротить всех заемщиков банка (и тут уж не обошлись без ошибок: все заявления подали по команде в один день, а единый центр управления надо скрывать), дирижировать кредиторами (мол, был чудесный банк, а чиновники лицензию забрали), выводить из фирм–заемщиков последнее имущество (и так мало что стоящее), да троллить ликвидатора — АСВ (достался же вам, алчным могильщикам, богатый банк, а вы его и разворовали).

Технические заемщики банка, уйдя в банкротство, предусмотрительно наделали перекрестных долгов. В результате Банк Югра нигде не является основным кредитором, и одураченное АСВ не сможет контролировать даже процесс ликвидации заемщиков.

Как гром среди ясного неба — задержание 19 апреля Алексея Хотина Следственным комитетом, ни раньше, не позже — по завершении марафона по тотальному расхищению колоссального имущества, все же заставило несколько усомниться в народной мудрости о том, что за хищение 170 млрд рублей, в отличие от хищения мешка картошки, дают не срока, а медали.

Неужели помимо "леденящего ужасом кровь" домашнего ареста Хотина будет использовано еще одно простое, но удивительным образом редко используемое средство — арест всех похищенных активов в рамках большого уголовного дела?! Неужели все украденное вернут обманутым государству и вкладчикам?! Такого кино мы еще не видели...

Константин Иванов