Компромат
03.08.2018

Чемезовского производителя патронов Масляева заклинило в тюремной обойме

Чемезовского производителя патронов Масляева заклинило в тюремной обойме

  • Николай Масляев. Фото nationaldefense.ru
Топ-менеджера КБАЛ обвинили в растрате, связанной с РПЦ и заводом "имени Чавеса"
В Главном управлении МВД по Московской области возбуждено уголовное дело в отношении 69-летнего Николая Масляева, бывшего гендиректора АО «Конструкторское бюро автоматических линий им. Л.Н. Кошкина» (КБАЛ, входит в госкорпорацию «Ростех»).

Масляева подозревают в растрате в особо крупном размере (ч. 4 ст. 160 УК, до десяти лет лишения свободы) в ходе исполнения многомиллиардного контракта по строительству оружейных заводов в Венесуэле. Об этом сообщил источник в правоохранительных органах и подтвердили собеседник, знакомый с ходом расследования, и представитель пресс-службы «Ростеха».

Это уже второе дело в отношении бывшего топ-менеджера КБАЛ, занимающегося преимущественно разработкой технологий и оборудования для производства патронов к стрелковому оружию. Масляев был задержан еще в ноябре 2015 года, в 2017 году осужден на четыре года лишения свободы, следует из приговора, который опубликован на сайте столичного Тверского суда. Этот срок он получил по обвинению в растрате 7,5 млн рублей, пояснил собеседник, знакомый с ходом расследования.

После одобрения нового закона о зачете одного дня в СИЗО за полтора дня заключения в колонии общего режима Масляев, который провел в следственном изоляторе два года, получил возможность выйти на свободу уже осенью 2018-го. Но в июле бывший гендиректор конструкторского бюро был доставлен в одно из столичных СИЗО для следственных действий по новому делу.

По оценке нынешнего руководства КБАЛ, ущерб по этому делу может превысить 150 млн рублей, сказал представитель предприятия. Решение обратиться с заявлением в правоохранительные органы для расследования нецелевого использования средств, полученных по контракту с Венесуэлой, было принято советом директоров после проведения ревизии. Это зафиксировано в годовом отчете компании за 2017 год.

Расположенное в подмосковном Климовске КБАЛ было головной организацией по созданию оборудования для советской патронной промышленности. В постсоветское время КБАЛ занималось обслуживанием патронных заводов в Туле и Ульяновске, конверсией — в частности, созданием автоматизированных линий для производства консервов. КБАЛ продвигало и собственную технологию по утилизации миллиардов накопленных на складах советских патронов.

Строительство патронного завода в Венесуэле, переговоры о котором шли с 2001 года, после прихода к власти Уго Чавеса, могло стать первым успешным зарубежным проектом КБАЛ. В 2006 году контракт был подписан. Российская сторона обещала построить под ключ два завода — по лицензионному производству автоматов АК-103 (до 25 тыс. штук в год) и патронов калибра 7,62 мм к ним. «Русские намерены построить завод по производству автоматов Калашникова и боеприпасов, так что мы сможем защитить каждую улицу, каждый холм, каждый угол», — комментировал этот проект Чавес. Сначала планировалось запустить производство к 2009 году, но сейчас сроки перенесены уже на 2019-й.

Общая сумма двух заключенных в июле 2006 года контрактов на создание заводов по производству автоматов и патронов составила $474 млн, выяснилось из имеющихся в распоряжении редакции материалов уголовного дела. Контракты подписывали Акционерная компания военной промышленности Венесуэлы (CAVIM) и «Рособоронэкспорт», российский государственный посредник по импорту технологий военного назначения.

Как установило следствие, «Рособоронэкспорт» должен был получить комиссию около 1–2% за сопровождение сделки, а остальные деньги по договорам распределялись между ООО «Стройинвестинжиниринг СУ-848» (строительная компания Сергея Попельнюхова, в 2003–2005 годах сенатора от Белгородской области), которая претендовала на 50% от всей суммы, а также ОАО «Концерн «Ижмаш» (теперь «Калашников») и КБАЛ.

"Странные сбои"

Первый авансовый платеж с венесуэльской стороны поступил в апреле 2007 года, рассказывали на следствии финансисты «Рособоронэкспорта». Далее с интервалами в полгода средства равными долями поступали в «Рособоронэкспорт».

В отчетности КБАЛ отражено, что в 2009 году аванс, полученный АО от CAVIM, превышал 1,7 млрд, а в 2015-м, когда Масляев покинул КБАЛ, — 2,9 млрд рублей.

Активное строительство началось только в конце 2009 года. Позднее начало работ российская сторона объясняла задержкой передачи строительной площадки со стороны CAVIM. Но к концу 2012 года, когда 98% обещанных венесуэльцами денег уже были выплачены, а Уго Чавес находился в тяжелом состоянии после операции, строительство объекта почти встало. Со стороны заказчика стало поступать все больше претензий. В «Рособоронэкспорте» инициировали проверку объекта силами Федеральной службы по гособоронзаказу.

К марту 2013 года ревизия установила, что «СУ-848» выполнила только 50% строительно-монтажных работ, из которых по актам были приняты только 9%. При строительстве были допущены «брак и несоответствие проектных решений».

«СУ-848» не предоставила ревизорам ни подлинники, ни заверенные должным образом копии документов, относящиеся к работе в рамках контрактов, утверждал на следствии возглавлявший тогда управление контроля в части капитального строительства Федеральной службы по оборонному заказу Сергей Старостин.

В 2014 году было объявлено о поиске нового генподрядчика. «Произошли странные сбои», — объяснял ситуацию занимавший тогда пост курирующего ОПК вице-премьера Дмитрий Рогозин.

Согласно показаниям Игоря Роды, руководителя группы «Рособоронэкспорта» по сопровождению строительства в Венесуэле, ревизия выявила дефекты антикоррозийного покрытия каркаса металлических конструкций, проявления коррозии, вмятины и царапины на стеновых и кровельных панелях, нарушения лакокрасочного покрытия. В связи с прекращением строительства на объекте оказались затоплены колодцы, инженерные сети и подвальные помещения. Бетонные полы одного из корпусов имели сквозные трещины, началась осадка пола. В другом корпусе было выявлено вымывание грунта из-под здания ливневыми водами, утверждал Рода. По его словам, у стен имелись кривизна и низкое качество укладки, а конструкции металлического каркаса имели визуально видимую деформацию, вызванную ошибками в расчетах. Из-за недостройки завода часть оборудования, которое уже было завезено в Венесуэлу, хранилась в ненадлежащем виде, подвергаясь коррозии.

«Рособоронэкспорт» оценил сметную стоимость невыполненных строительных работ на обоих заводах в совокупности в 6,7 млрд руб. Их надо было завершить за счет российской стороны.

Решением правительства России в сентябре 2015 года «СУ-848» была заменена на ЗАО «Кислородмонтаж». Затем подрядчики менялись еще несколько раз. В декабре 2016 года Рогозин заявил, что «все проблемные вопросы, которые были два-три года назад, решены», и анонсировал запуск завода по производству автоматов в 2019 году. На такие же сроки рассчитывают и в Венесуэле, о чем заявил министр обороны республики Владимир Подрино.

С божьей помощью

Ревизию исполнения венесуэльского контракта весной 2014 года провел и департамент аудита «Ростеха». В августе 2014 года первый заместитель гендиректора «Ростеха» Владимир Артяков направил в адрес начальника управления «П» (курирует промышленные предприятия) 4-й службы ФСБ России заявление с просьбой принять меры по факту недобросовестного исполнения руководством «СУ-848» своих обязательств, что «ставит под угрозу срыва выполнение внешнеэкономического контракта».

По материалам проверки ФСБ в 2015 году следственный департамент МВД возбудил дело по факту мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК). В феврале 2017 года Лефортовский суд Москвы признал Сергея Попельнюхова как гендиректора «СУ-848» виновным в выводе через фирмы-однодневки более 1 млрд рублей из средств, выделенных на строительство в Венесуэле.

Ключевые показания по делу дала бывший финансовый директор «СУ-848» Ирина Помещикова, которая пошла на сотрудничество со следствием и была осуждена в особом порядке. Согласно ее показаниям, изложенным в приговоре, в одной из схем вывода денег участвовала Екатеринбургская епархия Русской православной церкви, с которой был заключен, а затем расторгнут договор подряда. Затем на основании писем из епархии «СУ-848» в качестве возврата перечислило средства на счета более 50 фирм, которые никакого отношения к строительству не имели, но были контрагентами Екатеринбургской епархии. Мы направили запрос в пресс-службу епархии с просьбой прокомментировать показания Помещиковой.

["Ъ", 07.05.2018, "Автоматы выстрелили новым делом": В итоге, изучив материалы дела, Лефортовский суд приговорил госпожу Помещикову к трем годам колонии общего режима — врезка К.ру]

В 2017 году суд приговорил Попельнюхова к семи годам лишения свободы. Он свою вину не признал и, по данным «Коммерсанта», в суде утверждал, что от него требовали показания на должностных лиц «Рособоронэкспорта».

В 2015 году из дела Попельнюхова были выделены материалы в отношении руководства КБАЛ. Следствие предъявило Масляеву обвинение в растрате в особо крупном размере (ч. 4 ст. 160) по одному эпизоду вывода средств, выделенных на оборудование для патронного завода. Речь шла о договоре КБАЛ с фирмой-однодневкой по информационно-консультационному сопровождению за вознаграждение в несколько миллионов рублей. Масляев в суде утверждал, что этими бумагами занимался его заместитель. Суды как первой, так и апелляционной инстанций признали Масляева виновным. По словам собеседника, знакомого с ходом расследования, сразу после окончания отбывания первого срока Масляев будет взят под стражу по новому делу.

«По всем выявленным фактам нарушения законодательства в КБАЛ им. Кошкина корпорация оказывает содействие следствию в необходимом объеме», — заявили  в «Ростехе».

«Ущерб от действий прежнего руководства КБАЛ в рамках контракта может вырасти и до 700–800 млн руб. Есть вопросы по оборудованию, потому что непонятно, выжило оно или нет: много лет стоит запакованным на складе, и есть подозрения, что оно уже неработоспособное», — утверждает собеседник, близкий к руководству КБАЛ.

Максим Солопов
Инна Сидоркова
Дмитрий Серков