Компромат
01.03.2018

«Гоп-стоп», мошенники и кражи

«Гоп-стоп», мошенники и кражи
  • Генеральный директор ООО "МИЗ-8" Вадим Чернышев. Фото miz8.ru
Экстремальные вызовы для служб безопасности строительных компаний 
Строительный рынок в России сегодня переживает не лучший этап своей жизни: тучные времена закончились несколько лет назад, падение спроса привело к падению предложения. Не добавила позитива и девальвация рубля, из-за которой работа гастарбайтеров в России стала менее интересной, и многие уехали из нашей страны.

В результате возросла конкуренция среди организаций, выполняющих работы на стройках. В этом есть несомненные плюсы: чтобы выжить многие начинают работать профессионально, или покидают строительный рынок.

Но есть и минусы: не все оказались готовы отказаться от многомиллионных контрактов, и не все готовы отработать эти деньги.
На этом фоне возрастает роль служб безопасности компаний, которые стоят на страже интересов строительных организаций и их клиентов. И одной лишь охраной периметра от “несунов” не обойтись. Анализ криминальной активности за последний месяц выявляет три вида угроз компаниям-застройщикам, доминирующих на строительном рынке.

Кражи строительных материалов, топлива, техники

Банальное воровство, инструментом которого является прямая кража, или подделка документов, в целях завышения расходов, по-прежнему лидирует в отрасли. Специалисты в области безопасности отмечают, что крадут всё, что в принципе можно украсть.

Как правило, «налево» уходят материалы и топливо, которые воры затем продают, или используют на других объектах. Бывают и хищения тяжелой строительной техники (как правило, ее воруют по наводке подрядчиков, или угоняют сами подрядчики).

Выявить такие преступления можно, прежде всего, за счет организации пропускного режима с досмотром транспорта, въезжающего и выезжающего со стройки, а также регулярных инвентаризаций. В случае, если материалы невозможно пересчитать или взвесить, применяются специальные методы расчетов, основанные на измерении физических размеров складируемого материала.

Судебная практика пестрит примерами наказаний за такие преступления.

Сговор подрядчика и субподрядчиков

Этот вид мошенничества требует координации криминальных усилий достаточно высокопоставленных руководителей как на стороне подрядчика, так и субподрядчика, поэтому встречается относительно нечасто. Однако ущерб от подобного мошенничества, как раз из-за больших масштабов сговора, очень велик.

«Строительная организация в целях сокращения сроков строительства привлекла субподрядчика для выполнения 35% работ по договору подряда. Однако договор субподряда не содержал надлежащей индивидуализации объема работ, подлежащих выполнению силами субподрядчика.
Через некоторое время начальник участка сообщил своему руководству, что субподрядчик свою работу выполнил в полном объеме и покинул объект. Спустя некоторое время выяснилось, что в действительности работы субподрядчик не выполнял вовсе. А вознаграждение, полученное от подрядчика, недобросовестный соисполнитель разделил с начальником участка.
Привлечение субподрядчика для выполнения строительных работ может обернуться потерей денег в случае сговора соисполнителя и работника организации, отвечающего за приемку результатов работ», - рассказали специалисты издания «Эксперт бизнеса».

«Выявить подобное мошенничество из первичной документации возможно путем сопоставления выполненных работ с видами работ, подлежащими выполнению в соответствии с графиком и подтвержденными сметной сравнить объем расходов на выполнение работ со стоимостью аналогичных работ, выполненных в прошлом», - делятся они информацией с читателями.

К сожалению, доказать сговор подрядчика и субподрядчика, с целью мошенничества в отношении застройщика очень сложно. Поэтому, в отличие от избытка примеров с судимостью за кражи со строек, примеров судимостей за подобный сговор практически нет.

Там, где потерпевшим оказывается госструктура, правоохранительные органы возбуждают уголовные дела охотно, на том основании, что работы не выполнены, но акт выполненных работ подписан. Однако с коммерческими структурами силовики не так охотно пускаются в подобные мероприятия.

Впрочем, сами силовики говорят, что это связано с частыми случаями отказов потерпевших от своих заявлений, когда мошенник гасит задолженность. “Мы наработались, а они забрали заявление – и получается, мы столько времени бегали впустую. Нам это неинтересно”, - поделился с нами своим опытом следователь.

Вероятно, поэтому, следы подобных преступлений нужно искать среди дел в арбитражных судах.

В случае сговора подрядчика и субподрядчика для распила денег, сотрудники службы безопасности застройщика обычно могут вмешаться только после того, как жулики предъявят заказчику к оплате несуществующие, или выполненные с вопиюще ненадлежащим качеством, работы. Однако и после выявления махинаций практически невозможно избежать долгого разбирательства в суде, с проведением экспертиз и анализа документооборота.

Задача «безопасников» - как можно раньше заметить проблему и сигнализировать о ней, привлекая к решению проблемы юристов. Иначе деньги застройщика могут уйти недобросовестному подрядчику, который потом закроется, и вернуть их будет очень трудно, если вообще возможно.

“Гоп-стоп”


Как ни удивительно, но и такое встречается в строительстве в последнее время. Причем, в отличие от попытки банального ограбления на улице, в строительстве этот вид криминала может приобретать экзотические формы.

В качестве примера можно привести недавнюю попытку “гоп-стопа” в отношении одного из крупнейших застройщиков Москвы – компании “Гранель”. Жуликов подвело то, что они атаковали крупную компанию, работающую на рынке очень давно и прозрачно. Будь объект их нападения поменьше - возможно, они бы и добились результата.

В недавнем случае с “Гранелью” жулики-субподрядчики попытались получить деньги за некачественно выполненные работы. Когда эта попытка вскрылась, они попытались запугать застройщика информационной атакой, в сочетании с угрозами заявлений в полицию и прокуратуру.

Пока сложно сказать, было ли это попыткой субподрядчиков исправить сговор с подрядчиком, вскрытый застройщиком, или самостоятельным демаршем.  «Гранель» этот аспект, насколько мы видим, не пояснила, ограничившись сообщениями о том, что на поводу у шантажистов не пойдет и в суде докажет, что те не выполнили работу, попались на этом, а теперь пытаются выкрутиться, прибегая для этого к обману в СМИ.

Однако из имеющейся в открытых источниках фактуры видно, что служба безопасности застройщика в таких случаях способна сработать на опережение и предотвратить проблемы. Тогда с этими проблемами не придется разбираться в судах.

Судя по публикациям в СМИ, управленцы ООО «СтройКапиталГрупп» (ООО СКГ), ООО «ОКС-КЖБИ», ООО «Водонапорные сооружения» и ООО «МИЗ-8» то ли ввели в заблуждение, то ли вступили в сговор с журналистом издания «Лайф». В итоге тот написал материал, в котором представил «СтройКапиталГрупп», «ОКС-КЖБИ», «Водонапорные сооружения» и «МИЗ-8» добросовестными исполнителями, якобы пострадавшими от неплатежей недобросовестного застройщика.

Однако «Гранель» оперативно прокомментировала ситуацию и рассказал совсем другую историю, из которой следовало, что «СтройКапиталГрупп», «ОКС-КЖБИ», «Водонапорные сооружения» и «МИЗ-8» выполняли работы некачественно, в связи с чем с ними и проходят судебные разбирательства.

Вероятно, понимая что безобразная работа выплывет наружу в ходе экспертиз, руководители этих сомнительных огранизаций и решили надавить на «Гранель» через публикации в СМИ, воспользовавшись неразборчивостью журналистов.

Примечательно, что, в отличие от голословных заявлений представителей «ооошек», позиция «Гранели» действительно подкреплена официальными документами, предоставленными в суд.

«Безопасники» подрядчика, не ангажированного мошенниками, в таких случаях могли бы предотвратить заключение договоров с этими якобы обиженными субподрядчиками, проведя минимальную проверку контрагентов.  Очень эффективно наведение справок о личности руководителей и собственников потенциальных контрагентов. Строительный рынок довольно узкий, несмотря на обилие объектов, и игроки на нем, как правило, быстро становятся известными многим. Как правило, всегда можно найти, у кого спросить.

Участники рынка, например, рассказали нашим журналистам, что Валерий Иванов (руководитель ООО СтройКапиталГрупп и ООО “ОКС-КЖБИ”) считается среди участников рынка сильно пьющим человеком, которого, как рассказывают участники рынка, якобы, по три-четыре дня родные и знакомые не могут вывести из запоя без вмешательства врачей. А иногда и не могут найти.  Что мешало подрядчику навести такие же справки до возникновения проблем?

Если служба безопасности подрядчика не имеет контактов с участниками рынка, позволяющих узнать неформальное мнение о других участниках, в конце концов, можно обратиться к базе данных Арбитража.

Судебная практика изобилует информацией о том, что за ненадлежащее качество работ с ООО СтройКапиталГрупп (ООО СКГ), ООО «ОКС-КЖБИ», ООО "Водонапорные сооружения" и ООО «МИЗ-8» судятся многие организации, в том числе государственные.

Приведем некоторые примеры.

ООО СтройКапиталГрупп (генеральный директор и совладелец Иванов Валерий Юрьевич), имеющая уставный капитал 20 тыс. руб. и юридический адрес в г. Краснознаменске Московской области, является «перманентным должником», которого разыскивают судебные приставы, причем у приставов фигурируют суммы в сотни миллионов рублей.  Только по одному исполнительному листу №017573282 от 24.04.2017 г. у службы судебных приставов за ООО СтройКапиталГрупп числится 201 400 000 рублей!

Не менее ужасающе выглядит и картина арбитражным судам, в которых ООО СтройКапиталГрупп не выиграла процессы.


Например, по делу А41-4558/2015, где ответчиком было ООО СтройКапиталГрупп, сумма иска составляет 6.5 миллионов рублей;
По делу А40-247432/2017 сумма составляет 5.5 млн. руб.;
По делу А40-163953/2017 сумма составляет 1.5 млн. руб.;
По делу А40-155867/2016 сумма составляет вообще 294 358 675 рублей.
А по делу А40-120631/2015 сумма иска государственной структуры к ответчику составила астрономический 1 миллиард 310 миллионов 192 тыс рублей!

И наиболее частая формулировка по этим делам, где к ООО СтройКапиталГрупп в суде предъявляли претензии: «О неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по договорам строительного подряда»

ООО «ОКС-КЖБИ» (генеральный директор все тот же Иванов Валерий Юрьевич, что в ООО СтройКапиталГрупп, но владельцем числится другой человек - Дербишев Александр Николаевич), созданная недавно – в 2014 году – и то успела побывать в качестве ответчика в арбитражах в проигранных исках на несколько миллионов рублей, как, например произошло по делам А41-41332/2015 и А66-18162/2017. Впрочем, вряд ли надо этому удивляться, учитывая единого руководителя.

ООО «МИЗ-8» (генеральный директор и совладелец Чернышев Вадим Викторович) зарегистрированная в г. Можайске, хотя бы уставный капитал имеет не как у многих однодневок, а относительно крупный: 1 млн. 42 тыс. рублей. Но и там – множество проигранный в качестве ответчика исков на миллионные суммы, с формулировкой Арбитража «О неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по договорам подряда».

Вот только несколько из таких дел, которые числятся в картотеке судов: А41-8487/2016 на сумму 8 млн. руб., А41-49759/2017 на сумму 1.5 млн. руб., А41-76726/2017 на сумму 2.5 млн. руб. и так далее.

ООО "Водонапорные сооружения" (владелец и одновременно генеральный директор компании - Кудинов Леонид Васильевич), имеющая уставный капитал 15 тыс. руб., официально указал в качестве юридического адрес г. Москва, ул. Красносельская Верхняя, 34, однако это адрес официально числится по результатам проверки ФНС от 11.09.2017 г. как недостоверный.

При этом компания не вылазит из судов, где регулярно проигрывает суды о неисполнении ею обязательств по договорам подряда.

От количества таких судов и сумм пестрит в глазах.

Причем судебные приставы отказывают взыскателям во взыскании с «Водонапорных сооружений», т.к. не могут разыскать этого должника или его имущество.


Причем видно, что, несмотря на кажущееся разнообразие фигурантов, по сути, это одна группа людей, разной степени аффилированности между собой. Тем более, что эти граждане такую аффилированность и не скрывают даже от журналистов «Лайфа».

Мы задали вопрос о том, почему государственные структуры (их видно по арбитражным процессам в отношении участников данной группы) брали таких сомнительных исполнителей? Чиновники с сожалением пояснили , что это издержки законодательства о тендерах: горе-подрядчики заявляют небольшие цены и за счет этого обходят в борьбе за подряд на работы добросовестных конкурентов. О том что за этот ценник жулики не выполняют работы надлежащего качества, выясняется позже.

Так что, у служб безопасности застройщиков, по мере вытеснения с рынка жуликов-подрядчиков, работы лишь прибавляется.

Впрочем, как мы уже отметили, “безопасники ” могут быть эффективны лишь при прямом договоре с исполнителем работ, и при отсутствии сговора между субподрядчиком и подрядчиком. Если имеет место мошенничество, основанное на сговоре подрядчика с субподрядчиком - у застройщика нет иного варианта, кроме суда, или обращения в правоохранительные органы.