Компромат
20.07.2017

Эвтаназия для Евтушенкова

Эвтаназия для Евтушенкова
  • Игорь Сечин. Фото "Ъ"
Сечин рассказал, как «избежать страданий» затравленному миллиардеру

Предпринимателю Владимиру Евтушенкову фатально не везет с судами: одни его лишают свободы,  другие — имущества. Вот и Арбитражный суд Башкирии раз за разом отвергает все ходатайства евтушенковской АФК «Система», от которой возглавляемая Игорем Сечиным «Роснефть» требует компенсации за убытки, якобы причиненные «Башнефти». Что в принципе и не удивительно, если учесть, что башкирские власти тоже имеют свои претензии к Евтушенкову.

 

«На деревню Лебедеву»

 

Арбитражный суд Башкирии на заседании в среду, 19 июля, отказал АФК «Система» в проведении экономической экспертизы о наличии или отсутствии убытков  в результате реорганизации компании «Башнефть». Для «Системы», в которой отрицают все претензии «Роснефти», это был вопрос принципа. По словам представителя АФК в суде, проведение такой экспертизы «необходимо, поскольку спор является неординарным, и касается реорганизации активов общества в целях выкупа своих акций и последующего их погашения, а для анализа этой ситуации необходимы специальные познания».

Ответчики считают, что в материалах дела представлены доказательства того, что на каждом этапе реорганизации у «Башнефти» не возникло убытков, «в том числе, в связи с утратой указанных истцами активов и указанными истцами расходами». Наоборот, представленные доказательства «свидетельствуют не только об отсутствии у «Башнефти» убытков от результатов владения и управления его акциями ответчиками, но и об эффективности такого владения.

В итоге АФК «Система» направила жалобу главе Верховного суда Вячеславу Лебедеву, в Высшую квалифколлегию судей, главе Арбитражного суда Уральского округа, а также в администрацию президента. Авторы письма просят проверить законность действий судьи Арбитражного суда Башкирии Ирины Нурисламовой во время судебного спора с «Роснефтью». По мнению юристов, шансов привлечь судью к дисциплинарной ответственности по заявленным АФК доводам мало, а жалоба направлена на привлечение дополнительного внимания к делу.

 

Не сошлись в оценке

 

В своей жалобе АФК указывает, что госпожа Нурисламова «оказывает исключительное предпочтение истцам», удовлетворяя все их ходатайства и отклоняя все ходатайства ответчиков. Корпорация считает «несоразмерными» претензиям «Роснефти» обеспечительные меры в виде ареста активов АФК — 31,8% акций МТС, 100% сети клиник «Медси», 90,47% Башкирской электросетевой компании. По оценке АФК, стоимость этих активов — 250 млрд рублей, «Роснефть» же оценивает их в пределах 185 млрд рублей. Приставы запретили «Системе» не только распоряжаться акциями, но и получать дивиденды по ним — на незаконность последнего ограничения АФК пожаловалась в Минюст, Генпрокуратуру, ФССП и прокуратуру Москвы.

«Судебное заседание в Уфе все больше напоминает средневековые процессы. Любые возражения ответчиков отметаются. Стоит ли говорить об иных нарушениях, если иностранцу с пришедшим на судебное заседание переводчиком отказывают в праве выступить только на том основании, что он лично не владеет русским языком», — говорит официальный представитель АФК «Система» Сергей Копытов.

Он отметил, что судья очень спешит, назначая следующее заседание на завтрашнее утро. При том, что на настоящий момент истцами, ответчиками и третьими лицами в суд было подано около 200 документов, их общий объем – около 6 тыс страниц. Судья, считают в АФК, «формально подошла к вопросу об отмене принятых ею обеспечительных мер», отклонив ходатайство «Системы», а жалобу в апелляцию на отмену мер направила в течение не трех дней, как положено по инструкции делопроизводства, а спустя две недели. Также нарушением может считаться сам факт переложения на ответчика бремени доказывания отсутствия убытков.

«Непонятно, когда судья могла не то, что вникнуть в каждый из этих документов, но и просто бегло ознакомиться с ними. Порядок ведения судьей процесса, принимаемые судьей решения, включая отклонение абсолютно всех ходатайств ответчиков и третьих лиц, кроме лиц, действующих в интересах истцов, не могут не вызывать серьезных сомнений в ее беспристрастности, и вынудили нас обратиться с жалобой на ее незаконные действия к председателю Верховного суда, в администрацию президента России, в Высшую квалификационную коллегию судей и председателю арбитражного суда Уральского округа», — заявил Сергей Копытов.

 

170 млрд отсудим, 130 в уме

 

В свою очередь вице-президент и пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев в беседе с Forbes  подчеркнул, что не согласен с мнением ответчика в оценке качества судебного разбирательства. «Да не похож он на средневековый! Утверждается, что повышение прибыли после реорганизации доказывает улучшение финансового состояния актива — это абсолютная нелепица», — заявил Леонтьев. По мнению спикера «Роснефти», тактика АФК направлена на затягивание процесса. «Они будут стараться создавать максимальную истерию и как можно дальше увести разбирательство от рассмотрения его по существу, закидывая суд огромным количеством жалоб, апелляций»,— говорит он.

По его словам, руководство «Системы» также вывело из компании еще 133 млрд рублей дивидендов. «Это не является предметом иска, это я просто к слову», — пояснил Леонтьев. Он также добавил, что судебная процедура не запрещает АФК представить результаты независимой экономической экспертизы, но суд не обязан ее назначать по рассматриваемому вопросу. По поводу возможности мирного урегулирования спора он заметил, что официальная позиция «Роснефти» остается прежней — они призывают АФК выплатить компенсацию ущерба в размере 170,6 млрд рублей.

«Мирное урегулирование состоит в удовлетворении наших претензий, это же арбитражный процесс, а не уголовный. Или пусть доказывают в суде, что ущерб не такой, предположим. Мы не работаем по понятиям, произвольно существующим у руководства «Системы» с 90-х годов, когда оно формировались как бизнес… Мы не имеем права «немножко скостить», мы защищаем интересы своих акционеров, своего актива – «Башнефти«… Если они готовы (выплатить компенсацию ущерба), то зачем нам суд? Пусть отдадут деньги и ничего нам от них не надо. Нам не нужно никаких страданий, переживаний, наказаний», — заявил Леонтьев.

Он также добавил, что нефтяная компания расценивает обращение АФК в администрацию президента как попытку оказать давление на независимый суд и повлиять на исход разбирательства незаконным путем.

«Вся тактика наших ответчиков лежит в одной логике – они начали публично игнорировать легальные правовые процедуры…Все эти письма, публикации и так далее, призывы решить судебное дело не в арбитраже, а где-то в кустах. Идет прямое издевательство над судом, единственная цель которого в том, чтобы сделать процесс бесконечным», — подчеркнул представитель «Роснефти».

 

История судебного спора

 

В мае 2017 года «Роснефть» и «Башнефть» подали исковое требование о взыскании с АФК «Система» и ЗАО «Система-Инвест» убытков на сумму в 170,6 млрд рублей, которые были нанесены компаниям реорганизацией «Башнефти», пакетом которой (более 70% акций) до декабря 2014 года владела АФК «Система». АФК «Система» считает и сам иск, и его сумму необоснованными. Представитель «Системы» ранее отмечал, что все документы, касавшиеся реорганизации «Башнефти», включая разделительный баланс, были подготовлены в полном соответствии с корпоративными процедурами и требованиями действующего законодательства.

26 июня 2017 года АФК «Система» сообщила, что суд наложил арест на принадлежащие компании 31,76% акций МТС, 100% акций «Медси» и 90,47% акций БЭСК в качестве обеспечения требований по иску «Роснефти» на 170,6 млрд рублей. В «Системе» заявляли, что акционеры компании и оператора МТС, в котором АФК владеет 50,03%, уже потеряли более 150 млрд рублей из-за иска «Роснефти». Как отмечается в определении суда, арестованные активы оцениваются в 185 млрд рублей. 17 июля АФК «Система» заявила о техническом дефолте.

Как сообщало ранее агентство «Руспрес», состояние основного акционера «Системы» миллиардера Владимира Евтушенкова с марта 2017 года снизилось на фоне судебного спора на $1,5 млрд. О влиянии иска Игоря Сечина против Владимира Евтушенкова на инвестиционную привлекательность России мы узнаем, наверное, несколько позже.