Компромат
26.10.2016

Маршал Березовского

Маршал Березовского
  • Евгений Шапошников. Фото Kaspiy
Кто и как обворовывал «Аэрофлот»

Если верить следствию, в сговоре с Борисом Березовским Глушков 20 лет назад убедил тогдашнего главу компании, маршала авиации Евгения Шапошникова взять крупные займы якобы для финансового оздоровления «Аэрофлота». На деле же эти средства были похищены.

«Аэрофлот» заявил иск о возмещении вреда. «В настоящее время «Аэрофлот» вовлечен в гражданские процессы в Лондоне по искам против господина Глушкова и других соответчиков о возмещении убытков», — отметил сотрудник авиакомпании.

Как сообщает Газета.ру, на допрос 8 ноября вызван нынешний замминистра транспорта России Валерий Окулов, прежде занимавший должность гендиректора «Аэрофлота». Окулов женат на дочери Бориса и Наины Ельциных — Елене Окуловой.

В эксклюзивном интервью журналисту BFM Марии Локотецкой господин Глушков рассказал, как готовится судиться с «Аэрофлотом» в Англии. Подсудимый приводит документы, из который следует, что Березовский заключил письменные соглашения с маршалом Шапошниковым. Березовский обещал платить военачальнику деньги, а Шапошников — действовать в интересах бизнесмена.

Дословно Николай Глушков заявляет следующее:

Параллельно с этим делом в Великобритании идет процедура по подготовке к слушаниям года гражданского иска «Аэрофлота», они начнутся 27 февраля будущего года в Высоком суде правосудия Англии (High Court of Justice). Я считаю, что он используется как прикрытие в данной ситуаций. Это выступает Генпрокуратура под прикрытием «Аэрофлота». Иск предъявлен ко мне и группе компаний. Был еще Березовский, который не является участником процесса — ни он, ни Estate, «наследство» Березовского. Estate Березовского заключил соглашение с российской стороной, суть которого я вам не могу рассказать — оно конфиденциальное, но в результате «Аэрофлот» согласился не рассматривать иск в отношении Березовского. Estate — легальная структура, в ней должны аккумулироваться средства, которые принадлежат, принадлежали или должны были принадлежать Березовскому, а также долги кредиторам, которые образовались при жизни Березовского и уже после его смерти.  Оно было представлено trustees (три человека, которые были назначены судом как лица, распоряжающиеся имуществом на доверительных началах). Они вступили в соглашение с российской стороной, и та в результате решила, что наследство Березовского не будет участвовать в процессе. Формально иск подписан «Аэрофлотом». Но я еще раз подчеркну — это мое мнение — гражданский иск инициирован не «Аэрофлотом», а Генпрокуратурой. У меня, конечно, для этого есть много оснований, причин и доказательств.

Каковы требования по этому иску «Аэрофлота» к вам и группе компаний Forus?

Фигурирует та же самая цифра в $123 млн. Только она здесь обозначена не как хищение, а как незаконное присвоение. Сейчас это определение видоизменилось, появилась новая формула: средства, которые каким-то образом оказались неучтенными. Здесь будут идти большие дебаты. Проведена большая работа по экспертизе финансовых документов компании Forus. Естественно, не были использованы бухгалтерские документы компании «Аэрофлот», поскольку их не представили экспертам, намеренно, я считаю, поскольку эти документы доказывают обратное. Это заключение будет являться предметом длительного обсуждения прежде, чем дело поступит в Высокий суд правосудия Англии и Уэльса для рассмотрения этого иска. «Аэрофлот» с 2010 года, то есть в течение шести лет, занимался поиском документов, которые могли бы доказать иск, поданный в 2010 году.

Это касается взыскания с вас ущерба в 123 млн долларов?

Я бы не стал говорить об ущербе. Между «Аэрофлотом» и компанией Forus существовали нормальные отношения кредитора и клиента. В соответствии с ними компания Forus в консорциуме с известными западными банками (BNP, Credit Agricole Indosuez, Credit Lyonnais) предоставляла «Аэрофлоту»  кредиты под очень разумную ставку по тем временам — это были 1996-1997 годы. Как я помню, в то время такие ведущие банки, как «Менатеп», «Столичный» предоставляли кредиты без обеспечения под 55% годовых. А Forus предоставлял кредиты под LIBOR (ставка для европейских рынков) плюс 2-3%.

Как вы вообще расцениваете так называемое второе уголовное дело «Аэрофлота», по которому вас будут заочно судить в России?

Это тухлое уголовное дело, но оно, конечно же, будет заслушано и, конечно же, я буду осужден и приговорен к «расстрелу в течение десяти лет без права на помилование». Не в этом дело. Я вообще российский суд не рассматриваю как правомочный. Я рассматриваю то, что происходит здесь, в Англии. А суть в том, что здесь состоялось раскрытие: стороны должны были раскрыть те документы, которые есть в их распоряжении. Я тоже раскрывал документы, которые были у меня в распоряжении, включая информацию о моих личных банковских счетах того времени. До меня, конечно, этого никто не делал, включая Estate от лица Бориса Абрамовича Березовского. Но в ходе этого открытия документов проявились некоторые, которые достаточно скандальны по содержанию, которые в корне изменяют всю картину того, что происходило в «Аэрофлоте».

Что в них говорилось?

Это два договора, два соглашения, подписанные господином Шапошниковым [маршал авиации Евгений Шапошников, в конце 90-х он занимал должность гендиректора «Аэрофлота»] и господином Березовским, подписанными до прихода Шапошникова на должность гендиректора «Аэрофлота». Они имеются в оригинале.

Березовский в то время был кем? Вы с ним входили в совет директоров, а также были основными акционерами швейцарской компании Andava, которая работала с «Аэрофлотом». Она фигурировала в первом уголовном деле — о хищении валютной̆ выручки авиакомпании на сумму около 40 млн долларов.

Мы в 1995 году расстались с Борисом Абрамовичем Березовским в наших коммерческих делах. Генпрокуратура, как и «Аэрофлот», в курсе того, что это было оформлено документально — было подписано соглашение, в соответствии с которым я в 1995 году перестал быть акционером Forus, но до мая 1996 года оставался членом совета директоров компании. То есть в 1996-1997 годах я не являлся акционером и не получал никаких дивидендов от деятельности группы компаний Forus.

Но по уголовному делу вам вменяется участие в хищениях с 1 апреля 1996 года по 9 апреля 1999 года?

Да. Но нужно учесть, что с 22 января 1998 года я уже не работал в «Аэрофлоте». Там я работал только в 1996-1997 годах. Соглашение между маршалом Шапошниковым и господином Березовским заключалось в том, что Шапошников станет директором «Аэрофлота», а за это он будет подчиняться и выполнять указания господина Березовского. И за это господин Березовский будет платить ему 10 тысяч долларов в месяц и в виде бонуса в 1996 году приобретет для него акции «Аэрофлота» на сумму $1 млн, и в 1997 году тоже на $1 млн и так далее...

То есть нужно было ежегодно приобретать для него акции «Аэрофлота»?

Да. То есть, понимаете, Шапошников поступил на должность директора «Аэрофлота», имея соглашение, что он будет оплачиваемым, конкретно — наемным работником Бориса Березовского.

То есть вы утверждаете, что есть некое официальное письменное соглашение на этот счет Березовского с Шапошниковым?

Да. Более того, имеются оригиналы.

А каким образом оно было оформлено, это были нотариально завершенные документы?

Нет. Это были документы, оформленные октябрем 1995 года. Но там было много, их нашли в архивах Березовского, и это было открыто представителями Estate, которые действовали на тот момент от лица Березовского.

То есть это уже было после его смерти?

Это было сделано уже в текущем году. Я до сих пор нахожусь в некотором шоке от того, что обнаружено, и считаю, что вся происходившая ситуация должна рассматриваться с учетом вновь обнаруженных документов и с учетом того, что господин Шапошников является очень активно действующим лицом в этой истории.

А вам известно, проходит ли он свидетелем по второму уголовному «делу «Аэрофлота»? Он проходил свидетелем по первому.

Я не знаю ничего об уголовном процессе. У меня нет никаких документов. А что касается гражданского иска, то он является по нему свидетелем.

Его вызовут в Англию?

Несомненно. Особенно в связи с этими новыми документами он должен давать здесь показания.

Он может отказаться или за это его могут привлечь к ответственности?

Он может не явиться в английский суд. И, к сожалению, английский суд не имеет никакой возможности заставить его явиться.

Вам что-то известно о его судьбе? Его биография в России обрывается в России 2006 годом.

Он участвовал в допросах в Генпрокуратуре и по второму уголовному делу и давал свидетельские показания в рамках гражданского иска. Насколько я помню, в последний раз он давал показания в 2011 году. Шапошников заявлен как свидетель по иску «Аэрофлота» в Верховном суде Англии.

Вы не следите за его судьбой?

Нет. Но он живет в России, судя по его показаниям.

Вы заявили, что не сомневаетесь, что будете осуждены и получите срок.

В России судебная система однозначно это предполагает.

В этой связи вы исключаете свое возвращение на родину?

Конечно. Я получил политическое убежище и планирую оставаться здесь.

А чем вы занимаетесь в Англии?

Вы, наверное, не поверите. Я работаю 24 часа в сутки, готовясь к судебному процессу, который начнется в феврале 2017 года.

Какое для вас будет иметь значение итог этого процесса?

В прошлом году я подавал встречный иск к «Аэрофлоту». К сожалению, мне было отказано в этом праве.

Но если исход дела будет не в вашу пользу, если с вас и с группы компаний Forus взыщут деньги...

Давайте мы не будем гадать вот так. Я считаю, что исход должен быть в мою пользу, поскольку все то, что имеется у меня на руках, не дает мне оснований считать по-другому. То, что я в России проиграю, я не сомневаюсь даже. Но то, что происходит здесь… у меня нет оснований считать, что я могу проиграть.

Вы верите в английское правосудие?

Конечно.

Как долго может длиться процесс в Англии?

Здесь система не такая как в России. Здесь установлен срок. Процесс начнется в феврале 2017 года. Он будет продолжаться не больше месяца, на самом деле меньше месяца — 25 дней. В течение 25 дней все стороны должны доложить все, что они имеют. А после этого суд уйдет на совещание, чтобы принять решение. Оно может занять несколько месяцев. Как вы помните, был иск Березовского к Абрамовичу. По нему решение суд готовил больше, чем полгода.

Вернемся к уголовному процессу, который начнется в России. Я говорила с вашим бывшим российским адвокатом, немного знакомым с делом, который, впрочем, выбыл из него до конца расследования. Он говорит, судя по всему, обвинение связано с хищением денег, имеющих отношение к выплате роялти. То есть это деньги, которые платили иностранные авиаперевозчики России за пролет над ее территорией. «Аэрофлот» был уполномоченным агентом РФ на право получения этих денег. Вы не могли бы внести ясность, в чем суть обвинения?

Были два типа двусторонних соглашений с иностранными авиакомпаниями: ALITALIA, KLM, British Airways, Air France, Japan Air Lines, SAS и Lufthansa (договоры с которыми и служили в качестве обеспечения кредитов, выданных Forus). Это были двусторонние договоры по соглашениям типа Interlin и соглашения, определяемые термином «роялти». Кредит предоставлялся компаниями Forus на основании обеспечения. «Аэрофлот» должен был предоставить какое-либо обеспечение под кредиты. Не происходило ничего уникального. Когда в 1999 году «Аэрофлот» расторг соглашение с Forus, он вступил ровно в такие же отношения, но меня тогда уже не было, там был [другой бывший генеральный директор «Аэрофлота» Валерий] Окулов с Moscow Narodny Bank Limited. Там был абсолютно такой же договор, с точно таким же обеспечением в качестве гарантии платежа. И к этому никто не имеет никаких претензий.

Так речь идет о хищении роялти или кредитов?

Я вообще не согласен со словом «хищение». Была ревизия Минфина в 2000 году. Она проводилась на основании первичных учетных документов «Аэрофлота» и не выявила никаких хищений. Однако она сделала вывод, что кредит не был нужен «Аэрофлоту», с чем я не согласен. И поэтому процентная ставка, взятая компаниями Forus, была расценена как ущерб, нанесенный «Аэрофлоту», что для меня является абсурдным. Но этот ущерб фигурирует здесь, в Англии, в этом гражданском иске «Аэрофлота». Нет другого ущерба. Есть сумма в 123 млн долларов, которая считается не учтенной. Я не понимаю, что это такое и на эту тему еще будет длинный разговор, чтобы мне объяснили, что это такое. Я сейчас запросил у «Аэрофлота» обвинительное заключение по уголовному делу в России. А что в нем говорится, я не знаю, на сегодняшний момент.

То есть вы надеетесь узнать суть обвинительного заключения по уголовному процессу, направив запрос в «Аэрофлот»?

Конечно. Если вы будете в Англии, я смогу вам показать копии документов, о которых я говорил. Там много интересных документов. Я вам только перечислил два. На самом деле была открыта достаточно большая группа скандальных документов, которые были подготовлены не только Березовским, но и готовились вместе с [Михаилом] Ходорковским, с Олегом [Викторовичем] Бойко  [глава холдинга Finstar со штаб-квартирами в Москве, Киеве и Нью-Йорке]. Большая группа людей участвовала в этом, они все там фигурируют.

А в каком контексте упоминаются Михаил Ходорковский и Олег Бойко?

В контексте создания некой структуры, которая должна была взять под контроль развитие авиации в России. Для меня это все очень большие новости, которые прозвучали только в этом году. Поэтому я сам еще до конца не проанализировал все это. Там требовались уже серьезные гарантии от Березовского, и он на них согласился.

Эти, как вы говорите, соглашения Березовского с Ходорковским и Бойко могут иметь значение по иску «Аэрофлота» к вам? Вы будете требовать их вызвать в суд?

Это имеет прямое отношение, но у меня нет желания вызывать их в суд. Это практически нереальная процедура, равно, как и вызов в суд Романа Абрамовича, который, как оказалось, является получателем средств, которые были вменены мне несколько лет назад российским судом как похищенные у «Аэрофлота». У меня есть документальные доказательства этого и не от кого-нибудь, а от Абрамовича. Дело в том, что деньги от Andava поступали в компанию Абрамовича Laren Trading Ltd, которая, в свою очередь, приобрела 12% «Сибнефти». Это уже находки швейцарского суда.

P.S. Маршал Шапошников считает, что договоров с Березовским он не подписывал, а документы Глушкова сфабрикованы: «Нужно быть сумасшедшим, чтобы подписывать такие документы. Кошмар какой-то». В ответ Николай Глушков прокомментировал слова Евгения Шапошникова: «Это для меня является совсем неудивительным, поскольку еще в Савеловском суде (на процессе по первому делу «Аэрофлота») он не признавал свою подпись под своими же приказами в период своей работы в «Аэрофлоте».