Компромат
03.10.2016

Тюремный лжерешальщик Павел Пятницкий

Тюремный лжерешальщик Павел Пятницкий
  • Павел Пятницкий и Сергей Полонский. Фото "Новая газета"
Замглавы московской ОНК терроризирует семью девелопера Полонского

Девелопер Полонский настолько часто "кидал" людей, доверивших ему свои деньги, что просто удивительно, как вышло так, что недавно он сам оказался жертвой мошенников, пообещавших вытянуть его из СИЗО, где он ожидает суда после своих многочисленных камбоджийских приключений. Единственное, что может оправдать наивность Сергея Юрьевича, так это то, что он имел дело не с липовым "решальщиком" с улицы, а человеком, занимающим пост заместителя председателя Общественной наблюдательной комисси города Москвы, иначе говоря - с профессиональным правозащитником.

 

О том, как зампред московской ОНК Павел Пятницкий, по словам родителей фигуранта дела «Оборонсервиса» Алексея Душутина (содержащегося в СИЗО № 2 г. Москвы), взял у них 10 миллионов рублей для закрытия уголовного дела в отношении их сына, рассказывалось ранее. Впрочем, Душутин оказался не единственным известным заключенным, в судьбе которого, как свидетельствует расследование "Новой газеты", правозащитник решил принять участие за некоторую сумму денег.

 

16 мая 2015 года из Камбоджи в Москву был экстрадирован Сергей Полонский по обвинению в мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Прямо из аэропорта «Домодедово», минуя ИВС (изолятор временного содержания), его доставили в СИЗО 99/1. Тюрьма эта небольшая, рассчитана всего на 120 человек. Наряду с «Лефортово» этот изолятор подчиняется не московскому управлению УФСИН, а напрямую  ФСИН России. «Изолятор 99/1 — федеральная тюрьма № 1 — на сегодняшний день самая жесткая, замороженная тюрьма России. В ней сидят миллиардеры, миллионеры, лидеры преступных группировок. Самая главная тюрьма в России. Ее еще называют «Фабрикой звезд», «Бастилией». Еще в ней сидят люди, которых прячут или от подельников, или от собственных возможностей. Стены «девятки» для них неприступны. Кроме того, если в общих тюрьмах можно за деньги устроить себе дольче виту в виде телефона, икры, коньяка, кокаина, то здесь слаще морковки и крепче кефира тебе ничего не предложат. За любые деньги здесь ничего не решишь», — писал один из бывших сидельцев этой тюрьмы Иван Миронов в книге «Замурованные».

Сергей Полонский: «Уже вечером того же дня (16 мая), как меня привезли в изолятор, ко мне пришел Павел Пятницкий. Он же у меня работал. Подумал, хорошо, что пришел. Поможет мне. Пятницкий работал у меня в «Мираксе» в 2011—2012 годах. Входил в правление и занимался тем, чтобы не было воровства в компании. Но на самом деле он ничего не делал. Он два раза стрелял в сотрудников. Вел себя агрессивно. Когда напивался, то становился просто неадекватным.

Меня с Пятницким познакомил Миша Дворкович [родной брат заместителя председателя правительства РФ Аркадия Дворковича]. Когда начался рейдерский захват «Кутузовской мили» [сейчас следствие как раз обвиняет Полонского в хищении денег дольщиков ЖК «Кутузовская миля»], Пятницкий приезжал несколько раз на стройку. Я ему поверил и взял его на работу. Когда меня арестовали в Камбодже, то я попросил прилететь туда Дворковича и Пятницкого. Я доверял Пятницкому».

 

03102016filev03---

Михаил Дворкович и Павел Пятницкий ведут совещание в офисе «Москва-Сити»

 

Павел Пятницкий:  «…Я работал на Серегу (Полонского), и я стоял за него горой. Полонский бежал и оставил мне доверенности на весь бизнес, я мог обворовать его, переоформить на себя всех юрлиц, а я с семи утра лазил по стройке, за зарплату в 320 тысяч» (из интервью Пятницкого «Комсомольской правде»).

Ольга Полонская (жена Сергея Полонского):  «В тот же день, как Сергея привезли в Москву, то есть 16 мая, Пятницкий написал мне сообщение: «Здравствуйте, это Павел. Я только что вышел от вашего мужа. Ваш муж сказал, чтобы я с вами связался, передал привет…» Пятницкий со мной до этого не был знаком. Я с ним встретилась. Пятницкий сказал, что Сергей должен ему деньги — 100 тысяч долларов. И стал всячески требовать с меня эти деньги.

На тот момент Сергея только привезли, и я только приехала в Россию. У нас в принципе-то денег нету, все забрали, все разворовали, и еще Пятницкий стал требовать эти деньги.  Я тогда очень испугалась, ведь Пятницкий свободно заходил в изолятор, в камеру, он мог там Сергея кошмарить. Я просто боялась за здоровье Сергея, за его психический фон. И с целью, чтобы обезопасить Сережу, стала ему давать эти деньги. С учетом того, что у меня денег не было вообще. Поэтому я продавала машины, что-то распродавала. Из 100 тысяч долларов, которые он требовал, около 40 тысяч я ему уже отдала.

— А вы одноразово отдали 40 тысяч или постепенно?

— Постепенно, в течение двух месяцев ему отдавала. Вначале я продала «Бентли»-кабриолет. И 21 мая, то есть через пять дней, как Сергея вернули в Россию, отдала Пятницкому 10 тысяч долларов. Он стоял прямо над душой, требовал деньги. Это была первая моя продажа. Потом еще одну сумму он забрал машиной. Бронированный «Мерседес» у Сергея был. Он забрал этот «Мерседес» 30 мая.

— Вы переоформили на него машину?

— Нет, он просто взял ее и продал без документов. У меня даже с ним переписка есть. Он пишет: «Все, машину забрали. Как будем делить деньги?» Я ему пишу: «По совести. Давай хотя бы пополам». Ну и, собственно, все на этом. Деньги он мне так и не отдал. Там миллион рублей было. По тогдашнему курсу это больше 18 тысяч долларов.

 

И потом 8 июля он получил еще 10 тысяч долларов. Пятницкий ведь писал мне: «Если ты не отдашь мне деньги, мне придется в Следственный комитет отнести документы на Полонского, которые у меня есть». Ну это же прямо конкретно 163-я статья — вымогательство.


03102016filev03----
Скриншоты с телефона Ольги Полонской. Сильченко — следователь, который вел дело Полонского и допрашивал Пятницкого

 

Деньги я отдавала у нас в офисе при адвокате. Мы еще подвели черту, я говорю: «Паша, все, денег больше нет». Он мне еще пару раз написал, я ему ответила: «Денег нет», «Денег нет». Потом он исчез. Вот как только его прекратили пускать в изолятор, он исчез. Сейчас Пятницкий в изолятор к Сергею не может пойти. Ему запретили ходить в это СИЗО, потому что его допросил следователь [Олег Сильченко, следователь МВД РФ] по делу Полонского и сделал его свидетелем по делу.

Потом Пятницкий писал мне: «Оля, когда будут деньги?» Я на это уже не отвечала, потому что бояться мне было уже нечего: он в изолятор пойти уже не может, и с Сергеем ничего не случится. Но вот на днях Пятницкий опять мне звонил.

Сергей уже давно хочет написать на Пятницкого заявление по поводу вымогательства. Я его тормозила, потому что мы устали судиться. Но Сергей требует, чтобы наши адвокаты подали на Пятницкого заявление о вымогательстве. Сергей Юрьевич был в шоке от того, что Пятницкий в такой момент требует деньги. В день, когда Сергея привезли в Москву, требовать деньги?! В такие минуты, понимаете… Представляете, в каком я была состоянии! Я тогда не понимала, кому давать, за что давать, давать — не давать, вообще, что происходит. А это было вымогательство. Он просто вот реально на стрессе подходит к людям».

25 сентября 2016 года Сергей Полонский, находясь в СИЗО 99/1, написал на имя членов ОНК Москвы Масюк Е. В. и Дубиковой Л. Б. заявление:

 

03102016filev03-----

 

«Информирую, что Пятницкий П.И. в мае 2015 года посетил меня в СИЗО-1 (99/1) по своей работе сотрудника ОНК. Обещал следить за соблюдением моих прав и моего здоровья.

В июне 2015 года я от своей супруги Ольги Владимировны Полонской узнал, что за это он требовал 100 000 долларов и уже часть денег получил. Обещая в случае их невыплаты создать проблемы мне в СИЗО, а также предоставить следователю какие-то доказательства, которые позволят возбудить статью 210 (до 20 лет).

На мои настоятельные просьбы написать заявление в полицию, Ольга Владимировна упросила меня сделать это позже, на что я согласился.

Считаю, что Пятницкий П. И. преступник, порочащий ОНК. Прошу возбудить уголовное дело».

P. S. Кстати, 28 сентября в своем «перископе» Пятницкий рассказал о своем «предполагаемом аресте»: «Сегодня меня вообще порадовали, сказали, что меня хотят посадить. Ну друзья у меня есть везде: и по одну, и по другую сторону закона. Вот проинформировали меня. Для меня это удивительно, потому что среди тех силовиков, которые получили задание меня посадить, у меня тоже есть друзья, товарищи. <…> Думаю, мы все вопросы сумеем снять».

Действительно, мало кому из правозащитников удается так долго ходить по лезвию бритвы, избегая не то что уголовного преследования, а хотя бы изгнания из ОНК...