Компромат
02.03.2006

Поглотитель Сулейман Керимов

Поглотитель Сулейман Керимов
"Непременным аксессуаром нашего бизнеса продолжает оставаться бейсбольная бита"

В списке новых популярных в России профессий появилась еще одна – рейдер. Оплачивается она неплохо и востребована все больше. На нее обратил пристальное внимание даже глава государства. Выступая недавно на ежегодной коллегии Генпрокуратуры, Владимир Путин потребовал от правоохранителей большей активности, когда речь идет о так называемых недружественных захватах чужой собственности. Они, убежден президент, «серьезно дестабилизируют российский бизнес и инвестиционный климат».

Как это обычно у нас происходит, сказанное на самом верху снежным комом покатилось вниз, набирая разящую силу: от президента к премьеру, от премьера к МВД, от МВД к МЭРТ. Глава Минэкономразвития, снискавший славу внешней невозмутимостью даже во время самых жестких публичных «разборок» с Михаилом Фрадковым, на этот раз был до чрезвычайности резок. «Гринмейлеры, которые стали миллиардерами на незаконном отъеме собственности, должны находиться в местах не столь отдаленных, а не возглавлять список «Форбс», – сказал, как отрезал, министр.

В том, что бизнес время от времени меняет хозяев, нет ничего ни удивительного, ни тем более страшного. Во всем мире происходят слияния и поглощения компаний – таковы правила свободного предпринимательства. Диктуется это и рыночной конъюнктурой, и тактикой или стратегией покупателей и продавцов. Но когда при решении оперативных бизнес-задач в дело идут бейсбольные биты, обрезки арматуры и прочая далекая от офисной техника, это называется силовым захватом и к практике цивилизованного предпринимательства никакого отношения уже не имеет.

Недружественные поглощения лет пять назад захлестнули Москву. Несовершенство действовавшего тогда закона о банкротстве позволяло разорить практически любое действующее предприятие. У миноритариев скупались акции, потом проводилось собрание «своих» акционеров, которые голосовали за новое руководство, а для него «убить» завод или фабрику, чтобы перепрофилировать их потом, ну скажем, в развлекательный центр, было делом техники. Новых хозяев интересовало, разумеется, не производство, которым они заниматься никогда и не предполагали, а дорогая столичная земля. Когда закон о банкротстве переписали, подобные процедуры стало проводить намного сложнее. Но природа нашего диковатого все еще бизнеса не терпит вакуума, и вскоре нашлись совсем уж рисковые люди, которые в ностальгической истоме, похоже, только и ждали, когда придет пора воспользоваться хорошо освоенным в период первичного накопления капитала инструментарием «деловой конкуренции».

Самый громкий в прошлом году захват чужого произошел в центре Москвы – в Гранатном переулке. Официально картинную «разборку» в центре столицы объяснили конфликтом, который имел место между собственником здания и арендатором. Однако вскоре в деловых кругах и в некоторых СМИ заговорили о том, что СПК «Развитие» испытало на себе все прелести того, что называется силовым захватом. Компания привлекла рейдеров своими активами, в числе которых «Главмосстрой», «Моспромстройматериалы» и «Мосмонтажспецстрой» – предприятия, делающие погоду на столичном строительном рынке. До недавнего времени СПК «Развитие» строила около 1,5 млн. кв. м жилья в год. Если учесть, что за последние четыре года общие объемы жилищного строительства в мегаполисе, по официальным данным московского стройкомплекса, составляли от 4,47 до 5,22 млн. «квадратов» ежегодно, нетрудно подсчитать долю СПК. Плюс к этому до 50% всех используемых в городе стройматериалов продавала эта же компания. Кусочек, что ни говори, очень лакомый.

Позже в некоторых СМИ появилась информация, что за захватом стоял депутат Госдумы Сулейман Керимов, но не в качестве народного избранника, а крупного предпринимателя. Кстати, этот парламентарий как раз и фигурирует в списке самых богатых людей России по версии журнала «Форбс», о котором в гневе упомянул глава Минэкономразвития Герман Греф.

Говоря о планируемых поправках в законодательство, чиновники не уточняют, насколько широко они трактуют термин «рейдерство». Так, например, в Европе недружественной считается даже попытка приобретения акций компании через голову ее менеджмента или сама попытка получения значимого пакета акций национальной компании. В случае введения европейских стандартов список «рейдов» может существенно расшириться. А последние приобретения того же г-на Керимова, осуществленные в соответствии с буквой, но не духом закона, могут быть рассмотрены в новом свете.

Так, еще в 2004 году компания «Нафта Москва», принадлежащая г-ну Керимову, по информации журнала Forbes, начала скупку акций национальной компании «Газпром» на кредиты, выделяемые другой национальной компанией – Сбербанком. Начальный пакет акций «Газпрома» – 1,5% был куплен за 700 млн. долларов. К апрелю 2005 года доля «Нафты» в акционерном капитале газового гиганта составляла уже 2,36%. К концу 2005 года она увеличилась до 4,5%. Больший пакет акций «Газпрома» есть только у структур E. On Ruhrgas – 6,43%.

Параллельно с этим, с использованием аналогичной технологии велось приобретение акций Сбербанка. Сейчас Сулейману Керимову принадлежат 6% акций этого банка. По официальным данным, он является самым крупным его частным акционером. Поражают и объемы полученных кредитов: за прошедшие два года – около 3,2 млрд. долларов. По оценкам экспертов, бумаги двух крупнейших государственных компаний, принадлежащие депутату Госдумы Сулейману Керимову, оцениваются более чем в 7,2 млрд. долларов, что делает его одним из богатейших людей России.

В том, что непременным аксессуаром на портрете нашего бизнеса, который рисуется на Западе, продолжает оставаться бейсбольная бита, ничего хорошего, разумеется, нет. Тут и президент, и премьер, и его министры совершенно правы. Удвоить ВВП и так-то задача не из легких. А если инвестор еще и будет бояться, что в его офис полетят вдруг булыжники и гвоздатые палки, не придет он в Россию ни к 2010 году, ни позже.

Наглое рейдерство впрямую угрожает не только стратегическим планам страны, но и тактическим. Тот же «Главмосстрой» воспринимался в столице как локомотив строительства. На него в числе прочих делалась основная ставка в реализации на уровне города национального проекта по доступному жилью, ведь доля городского заказа составляла у компании около 80%. А это та самая «социалка», которая и поставлена во главу угла всех четырех нацпроектов. Сейчас, после смены собственника, «Главмосстрой», по оценочным данным, ведет строительство лишь 15 объектов. Эксперты в один голос утверждают: квартиры в Москве будут и дальше дорожать процентов на 30–40 в год, потому что самих новостроек в городе будет все меньше.

 

Регина Комарова

 

****
 
Бывший гендиректор СПК "Развитие" Кузнецов:
 
"Причастность Керимова к событиям в Гранатном переулке, это - домыслы, не подтвержденные фактами"

 

В 2005 году Москва разрослась на новые 5 миллионов квадратных метров жилья. Не меньший объем запланирован столичными застройщиками и на 2006 год, из которого 1,8 миллиона квадратных метров будут отданы под социальное жилье. Примечательно, что сопоставимыми темпами первопрестольный рынок доступного жилья расширялся еще в советские восьмидесятые. О сегодняшних реалиях московского строительного рынка корреспондент "Российской газеты" говорит с бывшим генеральным директором СПК "Развитие", председателем Московского отделения Российской объединенной промышленной партии (РОПП) Владимиром Кузнецовым

Российская газета: Владимир Иванович, известно, что вы руководите градостроительством с 1984 года. Как вы пришли в этот бизнес?

Владимир Кузнецов: Не совсем так. В 1984 году меня избрали председателем исполкома Брежневского районного совета. Сегодня это Черемушскинсий район. Двумя годами позже меня избрали первым секретарем районного комитета партии, а еще через два года - секретарем городского комитета партии. Тогда, в 1984 году, микрорайоны Теплый стан, Беляево, и в особенности Ясенево активно застраивались. В Ясеневе не было не только метро, но даже нормальной автотрассы. Микрорайон представлял собой "транспортный мешок". Нужно было принимать срочные меры: была построена дамба, пробит выход на Севастопольский проспект, пущен троллейбус.

Одновременно с этим велось строительство метро - продолжение Калужского радиуса (тогда конечной станцией была станция метро "Беляево").

Нам удалось добиться продления Калужского радиуса до Ясенева на пятилетку раньше, это, как теперь стало очевидным, решило многие проблемы. Кстати, из грунта от прокладки метро активными усилиями энтузиастов - сотрудников промышленных предприятий района удалось сделать насыпную гору, которая сегодня превратилась в горнолыжную Мекку на Севастопольском проспекте.

Ну и, естественно, решали жилищную проблему, ежегодно вводя порядка 1 миллиона 200 тысяч квадратных метров жилья, а также решали вопросы создания социальной инфраструктуры. Вы можете себе представить, что на 250 тысяч жителей микрорайона Ясенево в то время было всего два универсама и несколько маленьких магазинчиков в квартирах жилых домов. В общем, проблемы были, но они решались. Став секретарем горкома, я продолжал курировать вопросы экономики, промышленности, транспорта, городского хозяйства, но прежде всего строительного комплекса.

РГ: А в постперестроечный период? 

Кузнецов: Строительный бизнес остался для меня по-прежнему приоритетным. В 1995 году по инициативе А.И. Воронина была создана строительно-промышленная корпорация "Развитие". По существу это была управляющая компания, которая на правах акционера владела пакетами акций ведущих структур строительного комплекса города, среди них "Главмосстрой", "Промстройматериалы", "Монтажспецстрой", ряд предприятий, производящих строительные материалы, сборный железобетон и другую строительную продукцию. СПК "Развитие" существует и по сей день, однако роль управляющей компании, насколько мне известно, она утратила.

РГ: Тем не менее за 10 лет существования корпорация внесла существенный вклад в развитие города...

Кузнецов: Безусловно. Ведь Москва постоянно строится. Правда сейчас, по-моему, она несколько теряет свою милую патриархальность, свой шарм и уют, уподобляется большинству мегаполисов, которые можно встретить в Европе, Америке или в любых других частях света. Хотя аналогов нашему Кремлю с его особенным уютом и гениальной архитектурой нигде не встретишь. Однако идут и реставрационные работы. Вы посмотрите, как сейчас отремонтирован центр, как все заиграло и засияло, особенно в солнечную погоду...

РГ: Но и в центре новострой - не редкость. Особой популярностью тут пользуются дома повышенной комфортности, или, говоря простым языком, элитное жилье, не доступное москвичам со средним достатком.

Кузнецов: Такая проблема существует. И ее главная причина - особенности рыночных отношений. Ведь рынок - это такая вещь, что если что-то пользуется спросом, то и производится. А в том, что мегаполис Москва притягивает к себе - никакого секрета нет. Достаточно поверхностного взгляда на покупателей элитного жилья, чтобы определить: более 40 процентов - это состоятельные люди, которые переселяются в столицу из других регионов. Должен отметить, что рентабельность строительства элитного жилья существенно выше, чем жилья экономкласса. И вполне естественно, что застройщики и инвесторы стремятся получить максимальную прибыль. Думаю, что в ближайшее время ситуация на строительном рынке вряд ли изменится и доминировать в интересах инвесторов-застройщиков по-прежнему будут две основные категории строек: элитное жилье и коммерческая недвижимость.

РГ: К слову - о коммерческой недвижимости: в последнее время Москва пережила целую волну недружественных поглощений недвижимости. Даже здание вашего офиса СПК "Развитие" в Гранатном переулке подверглось атаке так называемых рейдеров. Как вы можете прокомментировать эту ситуацию? 

Кузнецов: Все дело в том, что очень часто те, кто пытается что-то приобрести, интересуются не бизнесом, а недвижимостью, которую можно превратить в деньги. И то, что случилось в Гранатном переулке, когда на здание в буквальном смысле напала вооруженная армия беспредельщиков, - наглядная тому иллюстрация. На мой взгляд, здесь проблема в законодательстве, а точнее в его прорехах, которые позволяют рейдерам заниматься такими вещами. Появились целые группировки, которые, естественно, инкогнито специализируются на таких захватах. Их теневые руководители кропотливо изучают то или иное предприятие, желаемый объект, его владельцев, акционеров, после чего проникают в структуры правления, не брезгуя и грубой силой. Они мне напоминают мебельных червей-точильщиков, которые проникают в мебель и уже там начинают шуровать.

РГ: В вашем случае таким "мебельным червем" был депутат Госдумы Сулейман Керимов? По крайней мере, именно его подозревали в СМИ...

Кузнецов: Сулейман Абусаидович - известный бизнесмен и уважаемый человек. Да, зная о том, что Керимов проявляет интерес к структурам строительного комплекса, и в частности к тем, которыми владела СПК "Развитие", его пытались обвинить в причастности к событиям в Гранатном переулке. Но это - домыслы, не подтвержденные не только фактами, но и здравым смыслом.

Дело в том, что процесс приобретения подконтрольными "Нафта Москва" структурами пакетов акций СПК "Развитие", АО ХК "Главмосстрой", ОАО "Моспромстройматериалы", ОАО "Мосмонтажспецстрой" к этому моменту находился в такой стадии, когда подобные действия (если рассматривать события в Гранатном переулке как силовое давление на несговорчивых владельцев) Керимову были просто не нужны, как и не нужен вызванный ими общественный резонанс.

Да, мы вели сложные, длительные переговоры, но между деловыми переговорами и варварским нападением нет ничего общего. В конечном итоге с компаниями, подконтрольными "Нафта Москва", были подписаны соглашения, и в августе 2005 года они стали владельцами контрольных пакетов акций СПК "Развитие", "Главмосстрой", "Моспромстройматериалы", "Мосмонтажспецстрой".

Еще раз повторюсь, что причастность депутата Керимова к событиям в Гранатном переулке - это лишенные здравого смысла домыслы.

РГ: Тогда давайте вернемся к вопросу доступного жилья. Строятся ли сейчас в Москве такие дома? 

Кузнецов: Сейчас в Москве идут активный снос пятиэтажек и застройка освобождаемых от них территорий. Строится жилье в новых районах массовой застройки. Причем это не только элитное жилье, но и панельные дома новых серий, квартиры в которых можно покупать по приемлемым ценам. Конечно, это не центр, тот же Юго-Западный округ, Черемушки, новые микрорайоны Марьино, Бутово и другие.

Фактически строительство идет повсеместно, и чтобы предоставить москвичам возможность приобретать жилье, нужно активнее развивать ипотечное кредитование. При этом кредитная ставка должна быть приемлемой, а не такой, при которой весь заработок нуждающейся семьи будет уходить на погашение кредита и процентов по нему... Это немыслимое бремя. Вот если его облегчить, тогда у людей появится возможность решать свои квартирные вопросы.

РГ: Какой же должна быть процентная ставка кредита по ипотеке? 

Кузнецов: Я думаю, что кредит должен стоить для заемщика не более 5-7 процентов. Тогда это становится уже реальным, тогда можно решать социальные вопросы. Сейчас город берет на себя часть бремени удешевления этого жилья. Появились программы строительства жилья для молодой семьи, для очередников в том или ином виде, для малоимущих... Уверен, что вопрос разрешится уже в скором будущем и наши граждане заживут достойно не только в столице, но и в регионах.

 

Борис Ковалев

 

Источник: "Российская газета", 30.01.2006