Компромат
24.07.2013

Генерал-плагиаторы Абельцев, Васильев и Боков

Генерал-плагиаторы Абельцев, Васильев и Боков
  • Владимир Васильев. Фото “Ъ”
Диссертации силовиков и депутатов писала одна бригада литературных негров
Что может объединять таких казалось бы разных людей, как начальника УМВД Кировской области Солодовникова, вице-спикера Госдумы Васильева и заключенного коррупционера Бокова? Да в принципе ничего особенного, если не считать их диссертационных работ. Которые, как ни странно выглядят будто написанными под копирку или, во всяком случае, одной и той же конторой по написанию диссертаций для занятых людей. А то, что российским силовикам иногда нет времени, чтобы на небо взглянуть, это общеизвестно. Вот и известный лоббист ФСИН Сергей Абельцев, которого не раз обвиняли в организации избиений журналистов и правозащитников, оказался автором книги о побоях и истязаниях, дословно переписанной у коллег.
.
Как сообщает «Новая Газета», в книге c многозначительным названием «Побои и истязания. Проблемы криминологии» экс-депутат Государственной думы Сергей Николаевич Абельцев, Сергей Дмитриевич Дерябин и генерал-майор полиции Сергей Александрович Солодовников (на фото) в 1999 г. пишут: «…среди определенных категорий лиц укоренилось представление о том, что насилие над человеком, независимо от его характера, обеспечивает «избранным» господство над законом, и условием этого господства является именно нормальное (спокойное, безразличное) отношение к преступлениям, совершаемым против личности». Какая глубина! Какая точность мысли! (К тому же повторенная практически дословно в диссертации Дерябина 1999 г. и диссертации Абельцева 2000 г.!)

Неудивительно, что та же мысль будет глубоко развита — от насилия, как известно, прямой путь к деньгам — в книге «Личность преступника и проблемы криминального насилия» С.Н. Абельцева (на фото) в 2000 г.: «…деньги, независимо от путей их приобретения, обеспечивают человеку господство над законом, и условием этого господства является именно нормальное (спокойное, безразличное) отношение к корыстным преступлениям». Дополняет эти рассуждения ученый-законовед, начальник тыла УВД по ЮАО Москвы Равиль Шайхлисланович Шегабудинов в своем диссертационном исследовании о вымогательстве 2001 г.: «…деньги, независимо от путей их приобретения, обеспечивают человеку господство над другими людьми и законом, а условием этого господства является безразличное, равнодушное, не осуждаемое отношение к корысти и криминальному насилию. Под знаком такой идеи вымогательство проходит стадию преобразования в особое корыстно-насильственное преступление».




Другой мыслитель современности, генерал-полковник полиции Владимир Абдуалиевич Васильев творчески переиначивает эту идею в своей диссертации 2001 г.: «…деньги независимо от путей их приобретения обеспечивают человеку господство над другими людьми и законом, а условием этого господства является безразличное, равнодушное, неосуждаемое отношение к убийствам и криминальному насилию». Более широко мыслит об условии господства зла над добром бывший начальник УВД по Тамбовской области генерал-майор милиции Владимир Михайлович Пучнин — безразличие не только к убийствам, но к преступлениям вообще делает такое господство возможным: «Условием этого господства является нормальное отношение к преступлениям, им отдается приоритет при разрешении жизненных проблем», как он пишет в диссертационной работе 1999 г.



Иного мнения об условии господства одних людей над другими придерживается бывший глава Бюро по координации борьбы с организованной преступностью в странах СНГ генерал-лейтенант Александр Викторович Боков, ныне пребывающий вдалеке от научных центров, университетов и библиотек, писавший в своей диссертации 2004 г.: «Условием же этого господства является спокойное и безразличное отношение к преступному удовлетворению корыстной страсти». А директор Курского филиала Академии права и управления Наталья Валерьевна Михайлова в своей диссертации 2003 г. уделяет особое внимание отношению юных девиц к неправедно нажитому богатству: «…у многих несовершеннолетних женского пола укоренилось представление о том, что деньги независимо от путей их приобретения (путем насилия, проституции и т.д.) обеспечивают человеку господство над другими людьми и законом». Позднее, в своей диссертации 2005 г., экс-глава ОМВД «Раменки» майор Эдуард Леонидович Мировский расширяет мысль Михайловой не только на девушек, но и на юношей: «В нашем обществе социальная деформации закрепила у несовершеннолетних представление о том, что деньги, независимо от путей их приобретения, обеспечивают человеку господство над законом». При этом рассматривающий аналогичную проблему доцент кафедры уголовного процесса Московского государственного открытого университета имени В.С. Черномырдина адвокат Геннадий Асафович Насимов — и вовсе универсалист, поскольку не ограничивает мысль о власти денег над законом ни возрастом, ни правоспособностью, так распространяя ее на все классы общества: «…социальная деформация, укоренила у многих людей представление о том, что деньги независимо от путей их приобретения обеспечивают человеку господство над другими людьми и законом», — пишет он в своей диссертации 2004 г.

Пусть вас не смущает, что «оригиналом» в таблицах оказывается текст экс-депутата Абельцева. Просто его работа является наиболее близкой к первоисточнику (которого нет на виду) по количеству совпадений и наиболее ранней по хронологии


А вот как развивалось в отечественной криминологической литературе учение о бомжах и попрошайках (в скобках — страница диссертационной работы):

С.Д. Дерябин, 1999 г.: «В России насчитывается до 10 млн. бродяг, тунеядцев и попрошаек» (стр. 53).

Экс-депутат Госдумы Абельцев, 2000 г.: «В России 5 млн вынужденных переселенцев. В стране насчитывается около 15 млн бомжей (бродяг); это — лица разных полов самых различных возрастов» (стр. 70).

Депутат Госдумы Васильев, 2001 г.: «В стране насчитывается где-то 1,5 млн. бомжей (бродяг); это лица разных полов самых различных возрастов, две трети из их числа страдают такими заболеваниями, когда им нужна скорая медицинская помощь».

Полковник милиции в отставке, заведующий кафедрой Хабаровского филиала Института повышения квалификации Следственного комитета Российской Федерации Евгений Петрович Ким, 2002 г.: «В России насчитывается до 10 млн бродяг, тунеядцев и попрошаек (только в Москве их около 1 млн), а беспризорников — по меньшей мере, 2 млн» (стр. 101).

Директор Курского филиала Академии права и управления Н.В. Михайлова, 2003 г.: «В стране насчитывается где-то 1,5 млн. бомжей (бродяг), это лица разных полов, самых различных возрастов, две трети из их числа страдают тяжелыми заболеваниями, им нужна серьезная медицинская помощь» (стр. 58).

Генерал-лейтенант Боков, 2004 г.: «В стране насчитывается где-то 1,5 млн. бомжей (бродяг); это лица разных полов, самых различных возрастов, две трети из их числа страдают тяжелыми заболеваниями, им нужна серьезная медицинская помощь» (стр. 45).

Генерал-майор Солодовников, 2004 г.: «В стране насчитывается где-то 1,5 млн. бомжей (бродяг); это лица разных полов, самых различных возрастов, две трети из их числа страдают тяжелыми заболеваниями, им нужна серьезная медицинская помощь» (стр. 144).

Более всего интересна в смысле учета бродяг работа Федора Юрьевича Петрова 2002 г., где даются две разные оценки — что делает работу его уникальной, примыкающей сразу к двум школам мысли, работавшим в направлении исчисления тунеядцев и попрошаек в России. На стр. 54 он пишет: «В стране насчитывается где-то 1,5 млн. бомжей (бродяг): это лица разных полов, самых различных возрастов, две трети из их числа страдают тяжкими заболеваниями, им нужна серьезная медицинская помощь»; однако в той же работе на стр. 61 читаем: «В России насчитывается до 10 млн. бродяг, тунеядцев и попрошаек (только в Москве их более 1 млн.), а беспризорников, как уже отмечалось, по меньшей мере, 2 млн».

Однако разве великие умы ограничатся одной, пусть даже столь важной, мыслью о господстве денег и насилия над законом или о наличии в России 15 млн бомжей? Никоим образом! Процитированные работы не только в какой-то ничтожной своей части совпадают — они единомысленны подчас на всей своей протяженности, от введения до заключения, перекликаясь самыми неожиданными параллелями. С удовольствием представляем развернутое сравнение трудов выдающихся криминалистов современной России. В приводимых таблицах разными цветами размечены те страницы исследуемых источников, на которых найдены совпадающие мысли (несомненно, поражающие нас своей правильностью и глубиной).

Чем же объяснить такое единомыслие? Может быть, тем, что почти все эти диссертации написаны под руководством заслуженного деятеля науки России Геннадия Арташесовича Аванесова?